Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Библейская революция

 

Ответ на статью Владимира Шалларя “Пасха Моисея и Пасха Христа: Богословие Революции”

Очень рад, что Предание.РУ, хотя и с рядом оговорок, стало публиковать тексты, в которых термин «революция» ассоциируется не с ужасом, кровью и смертным грехом, а с обновлением общественной жизни. С удовольствием вступлю в дискуссию, поскольку многие, содержащиеся здесь, мысли решительно поддерживаю, но с иными категорически не согласен.

1

Исход Моисея из Египта. Пьетро Перуджино (1445-1523)

Самая революционная книга всех времен и народов это, разумеется, Библия. И, как совершенно верно замечает автор, революций в ней описано две: Моисея и Христа. И тот печальный факт, что светские власти вкупе со священноначалием нередко превращают ее в контрреволюционную дубину для подавления всякого сопротивления и даже инакомыслия, нисколько не умаляет ее революционности. Ведь революция (в политическом смысле) означает простую и вполне конкретную вещь — смену политического режима. Что вовсе не обязательно означает кровь и насилие. И тому есть масса примеров, например, индийская революция против британского правительства или исламская революция в Иране. Правда, для мирной революции необходимо одно важнейшее условие. Руководство старого режима должно понять, что удержать старое невозможно, что единственная альтернатива мирной революции — тоже революция, но кровавая, и уступить власть оппозиции. Иными словами, это самое руководство должно быть властью, вести себя как власть — осознавая свою ответственность за судьбу страны. А именно этого пока в России совершенно не видно. Группировка, захватившая власть при помощи фальсификаций выборов и подавления протестов против них, успешно осуществила за последние ~20 лет деиндустриализацию страны, ликвидацию СМИ (превращение их в средства зомбирования и пропаганды), разрушение научного потенциала страны, городской и сельской инфраструктур, почти ликвидированы системы образования, здравоохранения и т.п. Примерно так ведут себя пираты, захватившие судно или террористы, угнавшие самолет. Им приходится подчиняться, но относиться к ним как к власти значит обречь себя на роль жертвы.

Однако вернемся к Библии, точнее к тому, как описывает ее события Владимир Шалларь. Почти под всем, что касается диалектики революции, готов подписаться. Разногласия начинаются там, где речь заходит о насилии. «Насилие насильника — ужасно, насилие того, кто его останавливает и спасает девушку — прекрасно и благородно». Это сильно напоминает «цель оправдывает средства». Насилие, а тем более убийство, является злом всегда. И никакие обстоятельства не могут служить ему оправданием. Ни аборт, ни смертная казнь, ни участие в боевых действиях в нравственном отношении ничуть не лучше, чем стукнуть старуху топором по голове, чтоб не платить ей долг. Однако бывают обстоятельства, в которых альтернатива убийству является многократно худшим грехом, чем убийство. Например солдат, отказывающийся воевать, тем самым совершает предательство — обрекает свою армию на поражение, а тысячи сограждан на рабство и гибель. В этом случае убийство (врага) является не благом, а меньшим из зол, возможных в данной ситуации. При некоторых обстоятельствах нечто подобное можно сказать и об аборте. Принуждать женщину рожать ребенка, которого она не хочет и ответственность за которого взять не готова, еще хуже, чем позволить ей его убить. А вот в отношении смертной казни я бы так не сказал. Ей всегда есть лучшая (менее греховная) альтернатива — пожизненное заключение.

2

Ну и совсем уж непонятки начинаются, когда автор начинает оперировать понятиями «правые» и «левые». В начале 1990-х, например, правыми считали тех, кто за сохранение совка, а левыми тех, кто за демократические преобразования. Так что коммунисты считались правыми, а демократы левыми. Позже трактовка этих понятий неоднократно менялась (всякий раз под предлогом приближения к международному пониманию), но ясности в этот вопрос это так и не прибавило. В последнее время все-таки как правило правыми считаются те, кто за рынок, а левыми те, кто за социальные гарантии. Иначе говоря, правые за минимальное вмешательство государства в экономику, а левые за максимальное перераспределение доходов в пользу бедных. В этой связи нововведения Моисея никак нельзя назвать левыми. Ветхий Завет, как известно, включает множество заповедей, охраняющих собственность, устанавливающих правила торговли и прочих имущественных отношений. А вот Египет времен Моисея как раз был патерналистской империей, весьма похожей на СССР. Так что если уж рассуждать о ветхозаветной революции в категориях правый/левый, я бы назвал ее правой революцией против левой (даже левацкой) деспотии.

Применение к Исх.3:21-22 термина «экспроприация» просто недоразумение. Ведь экспроприация это принудительное отчуждение имущества. А тут сказано «выпросит» (а в оригинале שָׁלַה просить, одалживать), а «оберете» тоже означает не насилие, а эксплуатацию, использование.

Не менее странным выглядит противопоставление веры Моисеевой другим религиям по линии порядка: «Ни одна другая религия не говорила и не делала ничего подобного, все другие религии поддерживают и освящают порядок, они правые, и только библейская вера — левая». Ну, насколько она левая, мы уже говорили. А вот чем же, если не установлением определенного порядка в обществе являются 10 заповедей Синайского Откровения? Конечно это заповеди свободы. Именно их соблюдение дает возможность людям оставаться свободными и при этом не поубивать друг друга. Но ведь свобода не есть бардак. И без определенного порядка она возможна лишь на необитаемом острове. Свободный отличается от раба не тем, что может делать все, что ему заблагорассудится. А тем, что сам, по собственной воле делает лишь то, что сам считает благом. А Закон потому и называется детоводителем ко Христу, что научает человека (через навык) тому, что же есть благо на самом деле.

Прежде чем перейти ко Христу, обратим внимание на еще одно странное утверждение. «Диалектика Революции завершена. Революция всегда в конце концов проигрывает. Создать утопию не удается». Говорится это о том, что евреи лет через 200 после Исхода запросили себе царя. Разумеется это шаг назад. Но не в исходную же точку (египетское рабство), и тем более не дальше. Да и какое же это поражение, если диалектика завершена? Поражением было бы, если бы она прервалась незавершенной. Если целью революции является установление утопии, грош ей цена, ибо это действительно невозможно. Ветхозаветная же революция оказалась исключительно плодотворной. И отнюдь не только в политической сфере. Но это уже за рамками нашей темы.

3

Нагорная проповедь и исцеление прокаженного. Козимо Росселли (1439-1507) и Пьеро ди Козимо (1462-1521) Сикстинская капелла, Ватикан

Наконец о революции новозаветной. Ее обсуждение, ИМХО, у Владимира Шалларя как-то скомкано. Едва упомянув о ней, он сразу переходит к революциям Нового Времени. А ведь это настоящая революция. И начинается она с проповеди приближения нового, невиданного прежде устройства общества — Царства Небесного. Этот евангельский образ в последующие века подвергся многочисленным искажениям и упрощениям. Одни до сих пор представляют его как нечто вполне приземленное. Полагают, что достаточно лишь что-то изменить в нашем обществе, принять правильные законы, и его вполне возможно осуществить в нашем мире. Другие же вообще понимают его исключительно духовно, никак не прилагая ни к каким общественным взаимоотношениям. Те, кто говорят о принципиальной аполитичности Христа, в значительной степени лукавят. Тут все дело в том, что понимать под политикой. Христос действительно не вмешивался ни в какие политические разборки отдельных партий и группировок. Но это вовсе не значит, что Он был безразличен к общественному устройству. Напротив, принципиально иное общественное устройство и было главным содержанием Его проповеди. И именно за него, за его утверждение Он отдал свою жизнь на Кресте. А вот «партию», которая бы не только проповедовала, но и явила миру это новое устройство, еще предстояло создать. И эта «партия» – Церковь.

Победила ли эта революция? Вопрос до сих пор открытый. С точки зрения светской, проиграла полностью. Царства Небесного как политической системы нет ни в одной точке мира. Но ведь Христос и не призывал переделывать мир. Он призывал создавать новый: «Царство мое не от мира сего». И вот там в инобытии это Царство несомненно существует. Более того, если за истекшие 2000 лет мир сей не превратился окончательно в нечто такое, что и называть здесь неудобно, то это только благодаря наличию и воздействию на него этого Царства. Только вот чтобы его увидеть, нужно войти в Церковь. Не в церковь, состоящую из приходов, епархий и т.п., во главе с патриархом, а в Церковь, состоящую из личностей во главе со Христом. Всякому, искренне желающему туда войти, да помогут братья, уже прошедшие этот путь. А нежелающему объяснять это бесполезно, как бесполезно объяснять слепому от рождения разницу между красным и синим. Он лишь поднимет вас на смех.

Мнение автора статьи необязательно совпадает с мнением редакции



Приглашаем также всех желающих принять участие в курсе “Основы веры”, который поможет вам во вхождении в Церковь или более глубоком укоренении в ней, если Вы уже церковный человек. Желающие, пишите на katehizacia@predanie.ru