Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Человек мирного духа


Ко дню памяти епископа Мефодия (Кульмана)

Впервые я встретил имя епископа Мефодия (Кульмана), собирая материал о благотворительной работе пастырей русского зарубежья. Затем оказалось, что еще лет 20 назад мне попадались отдельные пожелтевшие номера журнала «Вечное», которые он издавал. А по Введенской улице, где под номером 19 стоит дом, где жила его семья, я в школьные годы ездил на тренировки в гребной клуб. Его приходским храмом был Петропавловский собор, в который сегодня входишь в гости к русским императорам. В семье великого князя Константина Константиновича его отец был домашним учителем, а этот князь единственный из царской фамилии приехал в Москву в 1905 году поддержать в горе после убийства мужа Елизавету Федоровну.

Судьбы и мытарства русской эмиграции, герои войны 1812 года и славянские земли, о чем будущий владыка писал диссертацию в Праге, помощь военнопленным во Франции, благотворительные паломничества в Святую землю – русская история оживает, проходя через судьбу настоятеля маленького храма Христа Спасителя в Аньере. Его краткие и емкие проповеди – «Немногое о многом» – оживляют сердце, ты чувствуешь, что за каждым их словом стоит жизнь, по ним можно выстраивать душу. Но в журнале «Вечное» он печатал не себя. Он хотел сделать доступными сокровища православия. И мне хотелось бы поделиться памятью о владыке Мефодии, которого немногие сегодня знают, но который является подлинным сокровищем веры.

Епископ-благотворитель Мефодий (Кульман), подвижник благочестия, отошел ко Господу 13 апреля 1974 года, в Великую субботу. На его мраморной надгробной плите в крипте храма Успения Божией Матери в Сент-Женевьев-де-Буа написано: «Настоятель храма Христа Спасителя в Аньере, возобновитель русских паломничеств в Святую землю». Этими двумя словами – настоятель и возобновитель – вмещая в них все присущие им смыслы, исчерпывается изгнанническая, эмигрантская жизнь владыки Мефодия.

Его детство и юность прошли в России. Он родился в 1902 году в Петербурге, в семье профессора русского языка и литературы Николая Карловича Кульмана. Был крещен дядей, священником Александром, в Михайло-Архангельском храме села Боровёнка Новорусской губернии. Отец окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, преподавал русскую словесность в женском педагогическом институте и Александровском лицее, был домашним учителем детей великого князя Константина Константиновича (К. Р.).

Мать, Екатерина Иасоновна, дочь генерал-майора Иасона Дмитриевича Смирнова, директора 3-го Московского кадетского корпуса, знала три иностранных языка, была заботливой и терпеливой. Две сестры и брат, как и Володя, учились в гимназиях. Несмотря на широко распространенную социалистическую пропаганду в средних и высших учебных заведениях, семья оставалась церковной, молилась и причащалась в Петропавловском соборе, бывала в Линтульском и Валаамском монастырях.

В 1917 г. Николая Карловича арестовывают, но вскоре выпускают. Вместе с семьей он уезжает в г. Николаев. Смену властей на юге России юный Владимир переживет как отрезвление от утопий коммунизма (видимо, какие-то пропагандистские идеи у него оставались): увидев изувеченные жертвы расправ «чрезвычайки» после очередного захвата Николаева, он навсегда перестанет доверять «борцам за светлое будущее».

При подходе красных к Николаеву семья успела сесть на речной катер, взятый на буксир пароходом, и отплыла в Болгарию. В море при шторме буксир порвался… молитва святителю Николаю от чистого сердца – и катер вынесло на берег. Далее пришлось плыть в Варну, где семья провела больше года, а Владимир закончил гимназическое образование. Болгары помнили освободителей от турецкого ига и помогали русским, особенно экзарх митрополит Стефан (Шоков) и Варненский митрополит Симеон (Попов).
В 1922 году Кульманы переезжают в Прагу, где началась «Русская акция» Чехословацкого правительства по приему русских беженцев на учебу и работу. Выпускная работа студента Карлова университета Владимира Кульмана была посвящена путешествию по Словенским землям в 1804 г. русских молодых ученых А. С. Кайсарова и А. И. Тургенева.

Несомненно, что к 1926 году, до получения степени PhD (доктора философии по русской словесности) Карлова университета, перед Владимиром Кульманом вырисовывается жизненный путь его отца, Н. К. Кульмана. Об этом говорит его студенческое участие в Пражском «Ските» поэтов, самым известном литературном объединении Праги. Он шел по стопам отца практически до своего поступления в Свято-Сергиевский богословский институт в Париже. Но неприятие современной ему богоборческой деятельности, последующее знакомство и прислуживание за богослужениями архиепископу Сергию (Королеву), неожиданная смерть младшего брата Константина – все это повлияло на выбор иного жизненного пути. А еще – воззвание в России патриарха Тихона «К народам мира и к православному человеку», найденное Владимиром в Славянской библиотеке Праги: «Спеши на помощь бедствующим с руками, исполненными даров милосердия, с сердцем, полным любви и желания спасти гибнущего брата».

В 1928 году он поступил в Свято-Сергиевский богословский институт в Париже, в 1930 г. был пострижен в монахи в честь ученика преподобного Сергия – Мефодия Пешношского, а в 1931 году – рукоположен и назначен настоятелем в Аньер, где прослужил 43 года, до конца своих дней.


Иеромонах Мефодий в Аньере


Издательская деятельность епископа Мефодия не знает себе равных. Ежемесячный журнал «Вечное» выходит с 1948 по 1974 год под его личной редакцией. Святоотеческие книги, от Толкования Евангелия до жизнеописания иеросхимонаха Амвросия Оптинского, «Приходские листки», а с началом паломничеств в Святую землю с 1952 года – «Паломнические листки», отдельные книги по богослужению, проповеди, истории Святой земли.

При маленьком храме в пригороде Парижа было организовано приходское убежище для женщин, затем монашеская община, четверговая школа, детский сад, амбулаторный пункт, оказывалась помощь неимущим во время оккупации Франции. Недаром митрополит Евлогий (Георгиевский) считал храм в Аньере одним из лучших.

Паломничества в Святую землю позволяли доставлять одежду и денежные средства нашим русским обителям, забытым с Первой мировой войны, что стало полнотой христианского милосердия и подъема духа для русской эмиграции. И до сих пор «Сборник песнопений паломника» епископа Мефодия переиздается и используется в паломничествах по Святой земле.

Знакомство с его жизнью и трудами вводит нас в мирный дух христианского делания посреди немирного XX века.


Памятная доска в храме Александровского подворья, Иерусалим


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Метки: биографии