Что понял Иов

Игорь Зайцев

Кандидат философских наук, сопредседатель секции «Философская теология» международной ассоциации IOTA.

Философ Игорь Зайцев в нашем цикле «И где был ваш Бог?» знакомит с различными подходами к построению теодицеи — «оправданию Бога».

Заключительная лекция цикла Игоря Зайцева «Теодицея» — о проблеме Иова. Как богатый, знатный человек превратился в изгоя и почему этот изгой оказался добродетельнее всех своих благополучных друзей? Каким был суд в понимании современников Иова? Справедлив ли Бог? Давайте разбираться.

Существует большая дискуссия относительно того, когда была написана Книга Иова, и является ли сам Иов историческим или вымышленным персонажем. Есть один интересный неоспоримый факт: центральная часть книги — это поэма. Скорее всего, это «монтаж» разных поэтических текстов, написанных в разное время, и монтаж этот произошел в период после вавилонского пленения. Практически каждый серьезный мыслитель, философ, богослов, занимающийся теодицеей, обращался к Книге Иова и представлял свое понимание этой проблемы. Суммировать литературу, посвященную Книге Иова, не представляется возможным, я же в своем подходе буду опираться на идеи своего учителя Олега Михайловича Ноговицына.

Напомню историю Иова. Она необыкновенно красива.

«Жил в земле Уц человек по имени Иов. Был он непорочен и честен, боялся Бога и сторонился всякого зла. Был он величайшим из всех сынов Востока».

Мы видим богатого, знатного человека, уважаемого в обществе. А еще, что поразительно, он не был иудеем — на этом сходятся все толкователи. Хотя жил он, подчиняясь закону Единого Бога.

В Книге Иова описан разговор Господа Бога и Сатаны (Врага), где Господь Сам признает праведность Иова: это будет очень важно для нас в дальнейшем. Дальше происходит то, что в литературе принято называть «пари». В чем оно состоит? Враг убежден, что Иов корыстен в своей праведности: легко соблюдать Закон, когда у тебя все в порядке. С дозволения Господа Сатана обрушивает на Иова многочисленные бедствия: на его стада нападают разбойники, ураган уничтожает дом и детей Иова. Иов падает ниц — и говорит: «Благословенно имя Господне».

Сатана думает: ну ладно! Можно потерять детей и имущество — пусть теперь сам Иов пострадает телесно. Господь принимает и этот вызов, говоря, что «отныне он весь в твоих руках — только жизнь ему сохрани» (Иов 2:6). Тело Иова покрывается страшными нарывами, он страдает и физически, и морально: такие больные изгонялись из города. Князь, судья, лидер местной общины превращается в полного изгоя.

И тут на сцену выступает его жена.

Она говорит: «Похули Бога — и умрешь». Казалось бы, странная вещь: зачем? Но логика тут есть: она предлагает Иову способ прекратить мучения. Самоубийство в иудейском обществе порицается, а вот если похулить Бога — Он убьет тебя Сам. Удобно же! Но Иов категорически отказывается. Он говорит ей: «Неужели мы не будем принимать от Бога не только хорошее, но и плохое?»

Жена больше не появляется на страницах этой книги. Появляются друзья: они вступают с ним в диалог, и именно этот разговор является страстями Иова, которые причиняют ему большую волну боли, нежели нарывы.

Друзья в своих многочисленных речах повторяют одну и ту же мысль на разные лады: «Вспомни, погибал ли кто безвинно?» Они хотят сказать, что Иов чем-то заслужил эти бедствия — и тем самым пытаются помочь ему, призывают покаяться, понять, в чем он был не прав, ведь честные люди не страдают. Но вспомните разговор Господа и Сатаны: Иов честен, и сам Господь уверен в этом.

«Зачем ты целишься в меня?» — спрашивает Иов у Бога. Он требует суда между собой и Богом. Это требование и называется «бунтом Иова»: он не отрицает существование Бога и не хочет свергнуть Его, а требует справедливого судебного разбирательства между собой и Богом.

Понимание иудеями суда существенно отличается от нашего. Кто такой судья? В нашем представлении это представитель закона, некоей высшей силы, которая стоит над всеми, и он разрешает конфликты от лица закона. У иудеев судья занимал иную позицию: он был «посредником», условием примирения между сторонами. Когда Иов зовет Бога на суд, он требует примирения: его бунт — требование мира. Иова мучает двойственность его положения, которую подчеркивают его друзья. Внутренне он понимает, что он не совершил ни одного греха. Но невозможно отрицать факт бедствий, постигших его и его семью. А за что?!

Друзья сразу же бросаются обвинять его в гордыне, но Иову это как об стенку горох: Иов знает, что он невиновен, и знает, что Бог это тоже знает. И Бог вступает в разговор. Он спрашивает, был ли Иов рядом, когда Он создавал Землю, и не получивший ответа на свое требование Иов, раскаявшись, отказывается от всех своих претензий. Почему так? Есть логичная версия, что такое влияние произвела сама эпифания (явление) Бога непосредственно человеку. Хоть раньше он верил в Бога, но у него не было опыта контакта с Ним.

А затем Бог обращается к друзьям Иова: «Я разгневан на тебя и на твоих друзей за то, что вы говорили обо Мне не так верно, как раб мой Иов» (Иов 42:7). Бог не хочет слышать их оправданий и готов принять заступничество только Иова. Это поразительная штука: ведь если мы сравним речи Иова и речи Яхве, мы обнаружим огромное количество совпадений. Бог говорит Иову: «Между нами — пропасть». То же самое говорят Иову друзья. Но при этом Яхве разгневан на них. Иов молится за своих друзей, и Бог возвращает ему все его блага. Правда, детей Бог не воскресил — Иов «рожает новых», но история умалчивает, произошло ли это со старой или новой женой.

«Умер Иов, насытившись днями». Такая вот поэтическая концовка.

Что же такого Иов говорил правильно, а друзья его говорили неправильно? Если привлечь идеи Олега Михайловича Ноговицына, то гипотеза тут может быть вот такая: друзья Иова стоят на том, что Бог безусловно справедлив. Иов же говорит, что его страдания ничем не оправданы. Открытие, которое совершает Иов, — в том, что Бог несправедлив. Всякому, кто знаком с христианской доктриной, это утверждение будет понятно: Бог не справедлив, но милостив.

Само это открытие связано с именем Бога Яхве: впервые оно появляется в человеческой истории, когда Бог открывается Моисею в неопалимой купине и призывает спасти людей от рабства. Моисей говорит: хорошо, но они спросят, кто послал меня… Кто Ты? И Бог отвечает: Яхве. «Я есть тот, кто Я есть». Он не называет Своего имени, и Моисей сохраняет этот странный ответ.

Где здесь связь с историей Иова? Друзья Иова будто бы хотят назвать Бога Справедливостью, а Иов понимает, что у Бога совсем другое имя. Бог всесилен, справедлив и все такое прочее — но Он не совпадает ни с одним из Своих качеств. Иов понял это, за что и удостоился похвалы и награды.

Подготовила Елизавета Трофимова

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle