Голос в голове, или Как простить обиду

Владимир Берхин

Президент фонда «Предание.ру». Колумнист.

Вступление

Что такое обида, я знаю очень хорошо.

Состояние, когда живешь с постоянным голосом внутри. И этот голос спорит, доказывает, требует, обличает, планирует. И ничто, ничто его не заглушает. Голос говорит — рассчитайся! Отомсти! Разрушь! Унизь!

Голос ведет бесконечный спор с обидчиком, придумывает такие слова, такие ситуации, из которых ты всегда-всегда выходишь победителем — аж дыхание прерывается, как лихо.

Сладостный голос. Невозможно заставить его замолчать. Ничто не радует, ничто не отвлекает. Ни заснуть, ни поговорить с кем-то, ни сосредоточиться. Только крутится, крутится, крутится в голове карусель обиды.

И продолжаться это может неделями. Месяцами. Душа буквально иссыхает, устает, болеет и мучается от бессилия (обида — это гнев бессильных), а сделать ничего не получается. Я знаю это, я так жил.

И попробую рассказать, что с этим делать. Попробую рассказать, как простить.

Потому что прощение — это когда голос замолчал.

История

Обида меня изводила. Я помню, как пролеживал целые ночи в грезах о мести, как проезжал свои остановки, погрузившись в споры с воображаемым обидчиком. Я не мог заставить себя интересоваться чем-то еще, все делал «на отвяжись», не мог есть и спать. Попытки забыться работой не помогали, я срывался на людей вокруг и ссорился со всеми.

И я понял, что надо что-то делать.

Поговорить с обидчиком возможности не было. Вообще не было возможности что-то решать в реальном мире.

И первое, что я смог сделать, — я признал, что обижен. Что я не просто пострадал от несправедливости, а именно злюсь, но ничего не могу сделать. Я бессилен изменить ситуацию, и я не могу просто «выключить это». Проблема не в том, что со мной поступили несправедливо, а в том, что я не могу жить с этим.

И проблему надо было решать именно в моей голове. Я пробовал просто молиться, но молитва превращалась во все тот же монолог, и я начинал рассказывать Богу о том, как сильно меня обидели.

И это помогло.

Потому что перед Богом, Который любит всех, странно желать кому-то зла. Перед Богом, в моменты просветления, когда эмоции отступали, я понимал, что творю что-то не то. Бог призывает прощать в каждом «Отче наш», и я решил простить. Но не понимал как.

По мере того, как я высказывал Богу свою обиду, мне становилось немного легче. Потому что перед Ним я был вынужден размышлять о ситуации — а как я проявил себя? А почему все получилось именно так? А была ли возможность примириться? А что, собственно, произошло?

Мне приходилось стараться не сваливаться в гнев, это было трудно. Но иногда получалось.

К счастью, в тот момент Господь устроил мне на некоторое время бессуетную жизнь — я почти ни с кем не разговаривал, много ходил и имел возможность никуда не спешить. Оказалось, что для исцеления нужны длинные мысли, долгие размышления. Невозможно сделать с душой что-то серьезное за 15 минут — как невозможно за 15 минут научиться делать сальто или накачать мышцы. Если все время отвлекаться, если не давать себе времени сосредоточиться — то обиду будет очень трудно победить.

Итак, я много молился и много думал, находясь в самом приспособленном для этого месте на земле — на Афоне. Но даже там потребовалась неделя, чтобы я смог спокойно, без приступов злобы, помолиться о прощении и примирении.

Потому что за эту неделю я понял, что со мной действительно поступили несправедливо — но я хорошо видел, куда идет дело, и ничего не предпринимал. Я понял, что люди, которые поступили так, поступили так из жадности. Но на Афоне становится крайне очевидно, в какой ад превращается душа человека, отягощенная страстью.

Как меня мучил гнев, так моих обидчиков снедали другие недуги. У них тоже были голоса в голове, и Господь дал мне взглянуть на них иными глазами, без красного тумана. Да, осталась горечь, но я больше не придумывал планы мести.

Я не восстановил отношения с обидчиками — я знаю, что не могу им доверять и не хочу повторения этой истории. Но сейчас уже даже нетвердо помню, в чем были наши разногласия и почему все получилось именно так. Голос в голове замолчал.

Наука

Вот чем я хотел бы поделиться, что важно понимать всякому, кто хочет простить:

  • Прощение редко бывает одномоментным. Это процесс, иногда очень долгий.
  • В основе прощения — решение, а не эмоции. Чтобы голос в голове смолк, надо решить, что он должен умолкнуть.
  • Прощение, как любая добродетель, не терпит суеты и болтовни. Поговорить с опытным человеком может быть полезно, но трепаться, отвлекаться, пытаться простить «между делом» скорее утомительно, чем полезно.
  • Прощение начинается с признания проблемы. Не проблемы «меня обидели», а проблемы «я во власти гнева». Это не снимает никакой ответственности с обидчика — но дает возможность самому то-то изменить там, где важнее всего быть полновластным хозяином, — у себя в сердце.
  • Если в душе злость, гнев, ярость, боль, то их можно и нужно знать и высказать. Тому, кому доверяете и кто выслушает. Бесконечное молчание разрушительно.
  • Алкоголь от обиды не помогает. Утром все будет как раньше, только еще голова болит и денег нет.
  • Постарайтесь, когда схлынут эмоции, понять, что именно болит и почему. Какое место в душе зацепила обида.
  • Ваши обидчики — люди. Слабые грешные люди, такие же, как вы. Их мучают те же демоны, он так же трусливы, несдержанны, жадны и несчастны. Они делают зло, так же, как и мы все — от душевной боли или из лучших побуждений.
  • Бог хочет и может помочь. Молитесь, Он рядом. Это не обязательно случится быстро, но случится. Возможно, вы поймете это постфактум.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle