Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Фамарь: грустный анекдот

В Рождественский пост инокиня Евгения (Сеньчукова) в цикле статей расскажет обо всех женщинах, попавших в число земных предков Спасителя.

В родословии Господа Иисуса Христа упоминается всего несколько женщин. Иногда с ними связаны некрасивые и неудобные эпизоды, очень подробно изложенные в Ветхом Завете, чуждом ханжества и умолчаний.

Иуда и Фамарь. Фердинанд Балтасарс Боль

Вообще самое первое женское имя, которое мы встречаем в Евангелии, принадлежит даже не Божией Матери, а Фамари – персонажу Ветхого Завета. «Иуда родил Фареса и Зару от Фамари» (Мф.1:3). Иуда – понятно, один из патриархов и родоначальников еврейского народа, один из двенадцати сыновей Иакова. А кто такая Фамарь? Постараюсь кратко напомнить о ней читателю.

Эта довольно мутная история про изобретательную «черную вдову» описана в 38 главе книги Бытия. Два мужа этой несчастной Фамари, сыновья Иуды Ир и Онан, умерли в браке с ней. Иуде все это очень не понравилось, поэтому третьего сына он ей не отдал, рассудив, что если эта женщина приносит несчастье, то последнюю надежду на обретение потомства следует осуществить с другой.

Проблема в том, что по тогдашним социальным нормам Иуда был в корне не прав. Хочешь – не хочешь, а овдовевшую невестку надо передавать младшему сыну. И Иуда, и Фамарь об этом прекрасно знали. Фамарь решила исполнить свой долг перед тестем – дать ему потомство – весьма своеобразным способом. Она переоделась в проститутку, прикрыв лицо, села у дороги, и пристала к Иуде, шедшему с поля. Денег у него не было, и он пообещал женщине за оказанную услугу прислать козленка, а в залог оставил печать, перевязь и трость. Однако несколько часов спустя Фамарь уже была у себя дома во вдовьей одежде, так что козленок остался при Иуде.

Через несколько месяцев ко всеобщему удивлению безутешная вдова оказалась беременной, и Иуда – вполне в духе эпохи – приказал ее сжечь за блуд. Однако увидев свои вещи у Фамари, он быстро понял, что вообще-то это он крайне некрасиво обошелся с невесткой, отказавшись выдавать за нее младшего сына. Иуда извинился перед обиженной женщиной, никаких отношений с ней не продолжал, но детей ее, близнецов Фареса и Зару, принял как своих. Фарес и стал предком Спасителя.

Этот эпизод мог бы остаться просто анекдотом из жизни древних евреев, причем анекдотом довольно пошлым. Имя Божье в этой главе, кстати, ни разу не упоминается, что для библейских сюжетов – редкость. И вообще вставлена она в текст Бытия совершенно искусственно – в предыдущей и следующей главах рассказывается история проданного в рабство дорогими братьями Иосифа. За композицией явно никто не гнался. У библеистов и богословов есть свои версии происхождения сюжета, а мне бы хотелось просто поразмышлять о нравственных уроках эпизода про Фамарь.

Казалось бы, они лежат на поверхности: врать и блудить грешно – попадешь в смешное и глупое положение при всем честном народе. Проблема в том, что соврали и соблудили здесь оба, причем Фамарь оказалась обманщицей гораздо более изощренной, чем ее тесть – а правда все равно на ее стороне. И даже апостол и евангелист Матфей не забывает подчеркнуть, что Фареса Иуда родил именно от Фамари. Вот о том, что Иуда родился у Иакова от нелюбимой и оттого совершенно несчастной жены Лии – ни слова, а нечестной женщине место в Благой Вести есть.

На самом деле, главный нравственный урок этого анекдота касается не столько лжи и блуда, сколько вообще отношения к закону и заповеди. И именно поэтому он косвенно цитируется в Новом Завете – в котором мы получаем закон Любви.

Иуда наказан, а Фамарь оправдана вовсе не потому, что допустимо блудить для достижения своих целей и недопустимо – просто так. Иуда наказан, потому что он хотел жить по тогдашнему закону, не имея для этого самого главного – сочувствия к ближнему, в данном случае – к овдовевшей невестке. Я не знаю, любила ли Фамарь своего первого мужа, Ира. Но потеря супруга – это всегда горе. Бездетная, одинокая, плачущая женщина… должна выполнять свой долг: продолжать род Иуды и его первенца. И ее подкладывают (другого слова найти не могу) другому – Онану, чтобы исполнить закон своего времени – оставить потомство умершему Иру. Онан же просто не хочет, чтобы его дети считались детьми его покойного брата чего добивается очень простым, естественным путем. Но от Бога не скроешься, и Онан умирает. И кажется мне, не только за отказ от продолжения рода наказывает Бог Онана – а за то, что он со своей женой поступал примерно так же, как позже поступил его отец – использовал ее, по сути, как блудницу, для своего собственного удовлетворения.

Напрасны надежды Фамари на спокойное семейное счастье. Иуда отправляет вдову в дом ее отца – тоже стандартная практика традиционного общества. Она как человек его больше не интересует: просто приносящий несчастье «антиамулет». Вот только замуж она с таким бэкграундом уже не выйдет никогда. Тем более, что, по идее, ее ждет следующий супруг из того же семейства.

Я не удивлюсь, если от подобного бесчеловечного отношения Фамарь попросту тронулась умом. Попытайтесь вообразить подобную историю в реальности – правда, она отдает каким-то безумием?

Зато главный вывод в коротком напоминании «Иуда родил Фареса и Зару от Фамари» звучит сквозь века и тысячелетия: соблюдение или нарушение закона, заповеди, традиции, социальной нормы не имеет ни малейшего значения без любви и уважения к ближнему.