Гомосексуализм, «толерасты» и право называть грех грехом

Монахиня Елисавета (Сеньчукова)

Религиовед и журналист.

Когда иной православный традиционалист пытается напугать православного же либерала грядущей апостасией, он приводит железобетонный, как ему кажется, аргумент: «Хочешь, чтоб было как в Европе? Гей-парады, венчание однополых пар, усыновление ими детей?»

Предполагается, что картина грядущего Содома должна ужаснуть оппонента. Если же оппонент не ужасается, на него прилепляется ярлык: «Толераст». Тема однополых браков и связей в православном дискурсе считается своего рода маркером: чем доброжелательнее и даже равнодушнее к ним отношение, тем либеральнее позиция.

Все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. На одной чаше весов — радикальная точка зрения, изложенная в Библии. На другой — живые люди, страдающие и терзающиеся. Очень просто было бы свести библейскую установку к «пережиткам язычества» или «ветхозаветного иудаизма», а отношения между людьми к разврату — но, увы, так не работает.

Итак, где граница толерантности к поведению, явно противоречащему Божьим заповедям, иными словами — ко греху? Чтобы ответить на этот вопрос, надо ответить на гораздо более важный: какова заповедь?

Библия, вопреки мнениям традиционалистов и консерваторов, к гомосексуализму, то есть расстройству или особенности, если выражаться толерантно, влечения, в соответствии с которым человек сексуально ориентирован на представителей своего пола, не относится никак. Библия знает совершенно конкретный грех, выражающийся в действии, обозначенном как «мужеложество».

Это — первый рубеж толерантности. Что у человека происходит в душе и голове, каковы его сладострастные мечтания — не наше дело. Блудные помыслы — они и в Африке блудные помыслы. Преподобный Варсонофий Великий, по крайней мере, отвечая авве Дорофею на вопрос, что делать при нападении именно такой формы блудной страсти, дает простейший совет: избегать общения с предметом вожделения. Собственно, а что еще можно посоветовать в таком случае, каков бы этот предмет ни был — хоть мальчик, хоть девочка?

А что же говорит Библия непосредственно о грехе мужеложества?

Первое упоминание об активном желании его совершить связано напрямую с судьбой Содома и Гоморры, городов настолько грешных, что в них и десяти праведников не нашлось.

«Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы позна́ем их».

Быт 19:4–5

«Познаем» — термин совершенно конкретный в библейском контексте, обозначающий сексуальную связь. Сюжет в Содоме становится еще более грязным: Лот предлагает соседям своих дочерей, но содомляне отказываются, требуя все же вывести к ним гостей. В том числе и за это преступление на «поганое» место обрушивается огненный дождь. И теперь каждый уважающий себя за элементарную грамотность гомофоб уверен: Бог разгневался на жителей Содома за гомосексуализм!

На самом деле такая точка зрения как минимум недальновидна, а как максимум — просто аморальна. Вообще-то жители Содома хотели не просто любовных игр с гостями — планировалось жестокое изнасилование, нарушение не только священных для древнего человека законов гостеприимства, но и обычной общечеловеческой морали. И именно это переполнило чашу терпения Господа, и не замечать этого — ставить как раз общечеловеческую мораль ни во что!

Следующее упоминание мужеложества — в Книге Левит (18:22), где оно категорически запрещается: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость». А немного ниже (20:13) и вовсе предписывается таковых грешников казнить: «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них». Здесь все однозначно. Контраргумент «это заповедь Ветхого Завета, она отменена» — не работает. В Деяниях апостолов устанавливаются общие правила для христиан: «Воздерживаться от идоложертвенного, и крови, и удавленины, и блуда» (Деян 15:29). Гомосексуальные отношения, естественно, относятся к блуду.

Тут, правда, возникает дополнительный вопрос: а если это не блуд? А почему бы, собственно, не признать их законным браком? Но вот здесь с толерантностью придется притормозить: христианский брак есть союз мужчины и женщины с интенцией к чадородию. Проблема вступления в брак людей старше фертильного возраста и неспособных к деторождению к делу отношения не имеет, потому что Писание и Предание дают примеры очень поздних родов: Авраам и Сарра, Иоаким и Анна, Захария и Елисавета.

Наконец, апостол Павел в Первом послании к Коринфянам (6:9–10) называет мужеложество одним из грехов, препятствующих вхождению в Царствие Божие. Казалось бы, никакого пространства для проявления толерантности… зато огромное поле для честности.

Уважаемый консерватор так же строг к своему приятелю, меняющему девушек раз в месяц? Никогда не напивался? В конце концов, не говорил в адрес носителей обсуждаемого греха (делом или помышлением) грязных слов? А ведь апостол так же строг к блудникам, пьяницам, злоречивым. Так что толерантность необходима, иначе, просто чтобы быть последовательным, придется проявлять крайнюю нетерпимость к каждому матерщиннику и любителю застолий с возлияниями.

Так что толерантность необходима, иначе, просто чтобы быть последовательным, придется проявлять крайнюю нетерпимость к каждому матерщиннику и любителю застолий с возлияниями.

Последовательно нетолерантный человек, правда, скажет: «Все грехи тяжелы! Но только эти извращенцы требуют признания их прав на грех!» Да неужели? С давних лет «Руси есть веселие пити» произносится чуть ли не с национальной гордостью. Несчастные гомосексуалисты, которых несколько процентов от общего населения, правда выпячивают свой грех больше?

А вот серьезная проблема для христианина — это право называть грех грехом. Бескомпромиссно высказаться о не имеющих благословления сексуальных отношениях (то есть всех, кроме брачных) опасно для собственной репутации — зарекомендуешь себя обскурантом, религиозным фанатиком и т. д. Надо сказать, вполне справедливо. Да, мы такие. Непримиримые с грехом. Нетолерантные. Но, как ни странно, агрессия в наш адрес, пусть и исключительно вербальная, должна послужить нам не поводом для гордости, а уроком.

Как нам неприятно, что на нас вешают ярлыки, даже если они и отражают наши взгляды, так неприятно и другим людям, когда мы их судим. В идеале достаточно обозначить свое отношение к явлению — регистрация однополых браков, гей-парады и прочее, а конкретных людей не трогать. Это их жизнь и их ответственность. Следи за собой, будь осторожен, как пел классик.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle