Господь однажды вернулся домой. И я надеюсь, что и вы вернетесь

Владимир Берхин

Президент фонда «Предание.ру». Колумнист.

Тициан. Бегство в Египет. Ок. 1508

Это письмо предназначено для тех, кто за последние месяцы уехал из России.

Я хотел бы сказать им несколько слов.

С прошлого года я делаю ремонт в квартире, где живу. И, разумеется, я начал с фантазии о новоселье — какой прекрасный праздник я устрою, когда он закончится. Я составил список будущих гостей, придумал угощение и даже программу мероприятия, что для меня, вечного импровизатора, вообще крайне нехарактерно. И это меня грело и мотивировало работать.

А теперь почти половина тех, кого я хотел бы там видеть, вероятнее всего, не придет. Потому что они уехали.

И весь мой ремонт, все усилия лишились почти половины смысла.

И потому первое, что я хочу сказать: мне очень грустно, что мы теперь живем в разных странах. Каждый из вас, уехавших, — потеря. Огромная дыра в пейзаже, которую никем и никак невозможно будет залатать.

И я никого, ни в коем случае и никак не могу осудить за сделанный выбор. Дай вам Бог тепло устроиться там, куда вас занесет судьба.

Но сам я остаюсь. Так для меня правильно, хотя и мне есть как, почему и куда уехать.

Причин оставаться много, но одна из них — фонд «Предание». Мы не для того тринадцать лет работали, чтобы вот так просто закрыть лавочку и сказать «извините» тем, кто надеется на нас. Наверное, это плохо с точки зрения менеджмента, но если я уеду, вероятно, работа фонда закончится.

А значит, множество людей останется без помощи. А она, в нынешних исторических условиях, явно понадобится очень многим.

И потому второе, что я хочу сказать вам, уехавшим: ваша помощь будет нужна. Сейчас, завтра и потом. Потому что, раз уж вы уехали, — значит, не ждали, что здесь станет теплее и легче жить. И этот страх я полностью разделяю.

Ваша помощь будет нужна нам, оставшимся.

Я понимаю, что эмиграция, особенно вынужденная и срочная, — не сахар, что вам сейчас будет очень трудно, будет бедно и тяжело.

Но если у вас есть возможность помочь — пожалуйста, не пренебрегайте ею. Если ее нет — значит, нет, и я бы точно не хотел, чтобы кто-то отрывал от себя последнее или переживал из-за невозможности помочь.

Вы нужны, каждый нужен — живой и здоровый, в том числе психически. Я не знаю про страну или кого-то еще — но мне нужны. Те, кого я знал по прежней — точно. И не думаю, что прочие чем-то хуже.

Потому что мы — остаемся, мы продолжаем работу.

И мы даже сделали специальную страницу, где нам можно помочь из-за рубежа. Средства будут поступать в итальянскую НКО, созданную когда-то давно — как оказалось, как раз на этот случай.

И мы даже сделали специальную страницу, где нам можно помочь из-за рубежа. Средства будут поступать в итальянскую НКО, созданную когда-то давно — как оказалось, как раз на этот случай.

Помочь нам можно здесь.

И третье.

Я очень надеюсь не потерять связи с теми, кто уехал.

Я очень надеюсь, что ни я, ни вы не озлобимся друг на друга (а поводы будут), что мы останемся в добрых отношениях и сохраним трезвость.

И я надеюсь, что те из нас, кому это важно, сохранят веру. Иисус, в конце концов, тоже был беженцем первые годы Своей жизни, когда скрывался с родителями от властей в Египте. И Он, думаю, хорошо понимает, что сейчас происходит с вами.

Но Он однажды вернулся домой. И я надеюсь, что и вы вернетесь. И все-таки я приглашу к себе на новоселье всех тех, кого не могу теперь. Господь да не оставит ни нас, оставшихся, ни вас, уехавших.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle