Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Хорошая смерть

Успение Пресвятой Богородицы. Константинополь. Мозаика монастыря Хора

С самой ранней юности, когда подходит время празднования Успения Божией Матери, я испытываю удивление и понимаю, что не могу постичь особую тайну этого праздника. Для меня этот праздник про красоту. Если быть точнее, про красоту земную.

Успение Пресвятой Богородицы. Икона работы игумена Зинона (Теодора). 1985 г.

Это ощущение появилось у меня лет в тринадцать. Мой церковный, да и жизненный путь тогда еще только начинался, и многое было в первый раз. Я оказалась на успенском богослужении, которое называется Чин Погребения Божией Матери. Священники в голубых облачениях торжественно шли вокруг храма, неся в руках плащаницу, а церковные старушки постилали перед ними белые цветы. Такие земные похороны нашей Небесной Покровительницы явились для меня полной неожиданностью.

Я была подростком, вдохновленным высоким импульсом православия, и считала земную красоту вторичной, не заслуживающей внимания по сравнению с красотой духовной. Рукотворная красота и вовсе казалась необязательным, даже отвлекающим элементом. Происходящее заставило удивиться, тем не менее спустя годы сохранилось чувство, что эти человеческие, немного наивные старания особенным образом выражали подлинность праздника.

С Успением связано для меня еще одно удивление.

Читая Сказание об успении Святой Богородицы, я обнаружила, что, узнав о приближающейся кончине, Пресвятая Дева вернулась домой и стала готовить свой дом к ожидаемому событию. Проще говоря, Она занялась уборкой. Посвятила этому делу часть оставшегося Ей земного времени, и, значит, считала это важным.

Конечно, это позднее предание, записанное где-то в V–VI веках, но церковное сознание сохранило о Божией Матери именно такую память.

Мое детское внимание «цеплялось» за этот поступок Божией Матери. Это было и красиво, и неожиданно. Возникал вопрос: почему бы не пренебречь такими вторичными обязанностями, как убранство дома, в преддверии последнего часа? Теперь, спустя годы, мой вопрос звучит по-другому: «Может быть, обязанности вообще не могут быть вторичными?»

В повести Валентина Распутина «Прощание с Матёрой» есть трогательный момент. В связи со строительством Братской ГЭС деревня Матёра должна быть затоплена. Все жители покидают деревню. Главная героиня, старушка Дарья Пинигина тщательно убирает и белит свою избу, зная, что через несколько дней и изба, и вся деревня погибнет, оказавшись на дне нового водохранилища. С житейской точки зрения она совершает бессмысленные, даже абсурдные действия. Но мудрая старость, наверное, чувствует, что теперь изба ее останется чистой навечно, и с точки зрения вечности в этом поступке подлинность и красота.

Гробница Богородицы. Пещерный храм Успения, Иерусалим

Еще один пример, когда земной рукотворной красоте уделяют внимание именно на грани встречи с Вечностью, — это погребальные стихиры святого Иоанна Дамаскина. Чтобы утешить монаха, потерявшего лучшего друга, святой Иоанн обращается к поэзии, украшает прекрасными стихами момент, когда близкие видят «во гробех лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту, безобразну, безславну, не имущую вида». В момент самых высоких и сложных человеческих переживаний вперед выступает то, что могло бы казаться вторичным, — стихи.

Евангелие рассказывает нам, что Мария, узнав во время Благовещения о беременности Своей родственницы Елисаветы, не откладывая, отправляется к ней пешком в другой город. Судя по количеству месяцев, указанных в Евангелии, Она находится с Елисаветой до самого рождения Иоанна Крестителя, то есть приходит специально для того, чтобы помочь Елисавете этот непростой период пережить.

Молодая девушка, оставив дом и все Свои дела, отправляется поддержать родственницу, дожидается родов, в которых так важна помощь близкого человека, и только убедившись, что все в порядке, возвращается к Себе домой, в Свою обычную жизнь. Поступок, который впечатляет и в сегодняшние времена.

Ведь, если задуматься, это вообще в обязанности молодой родственницы не может вменяться: можно было спокойно остаться дома, надеясь, что у Елисаветы найдутся другие помощницы. Такие заботы можно было бы возложить и на Божью волю и даже никаких угрызений совести не испытывать. Но Мария находит важным и оказать внимание беременной родственнице, и помочь растерявшимся хозяевам праздника в Кане Галилейской.

Божья Матерь не пренебрегала друзьями, заботилась о доме, шила хитон, по собственному почину помогала близким. Это ведь всё о земном, о земных делах, о земной красоте.

Nossa Senhora da Boa Morte, скульптура XVIII века

В Португалии, где я сейчас живу, есть изображение Успения Божией Матери, которое называется Boa morte, что можно перевести как «Хорошая смерть». Для меня это шокирующее и сложное для осмысления название. «Хорошей» мы привыкли называть жизнь. Но одновременно это и утешающее сочетание слов. Оно звучит как утверждение о том, что событие перехода от жизни земной к жизни вечной может быть оценено как хорошее. Мы просто об этом мало что знаем. Так же, как не знаем, где кончается красота земная и начинается красота небесная.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle