Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Храм как место утешения

Историк Андрей Зайцев продолжает размышлять о том, чем сейчас для него является храм и чем он должен быть.

В начале ХХ века философ Василий Розанов написал, что к храму многие относятся как к «почтовому ведомству», учреждению. Человек получает свою  требу или таинство и уходит из этого казенного места, где к нему относятся  равнодушно, «без души».

Василий Розанов всю свою жизнь хотел получить от Церкви право на второй брак. Когда умирала его мать, священник отказался дать ей последнее причастие, сказав, что «недавно к ней уже ходили».

 

Розанов

Василий Розанов

 

С тех пор прошло уже столетие, но до сих пор люди жалуются на то, что в храме их не выслушали,  формально отнеслись к их вопросу, взяли много денег за совершение требы или таинства.

Священники тоже не в восторге от прихожан. Митрополит Евлогий (Георгиевский), который был сыном сельского священника, в своих воспоминаниях рассказывал, что крестьяне легко обманывали «попа», подсовывая ему ворону вместо курицы и тухлые яйца в качестве благодарности за совершение треб или  обязательного  «оброка» к Пасхе.

Да и в наши дни батюшки говорят о том, что  иногда прихожане дают священнику в руки 10 рублей за крещение их сына или дочери. Причем делают это совсем не бедные бабушки.

Один замечательный священник недавно с грустью заметил, что для некоторых людей при входе в храм достаточно поставить два автомата. Один для исповеди, второй для причастия. Положил купюру — получил разрешение грехов, а потом  индивидуальный пакетик с Телом и Кровью Христовой.

 

oboik.ru_201002031644486866

 

В последние годы я все чаще думаю о том, что в храм чаще ходят одинокие люди, которым нужна поддержка и любовь.

Возможно, я сужу по себе, но моя церковная жизнь  поменялась после того, как я женился. У меня прекрасная супруга, замечательный сын, мы молимся перед едой, друг за друга и наших друзей.

Мы причащаем  ребенка, а вот сами ходим в храм редко. При  этом я лично знаком с  несколькими замечательными священниками, у которых могу спросить совета и попросить молитв. Возможно, я плохой христианин, но для меня самое интересное в храме — это священник. В моей жизни было несколько ситуаций, когда  батюшки давали такие ответы на мои вопросы, которые мне очень помогали.

Мне повезло. В своей жизни я встречал много хороших священников, и почти не встречал плохих. Вот только христианство — это не вера в «батюшку», а вера во Христа. С другой стороны мне очень нравится выражение митрополита Сурожского Антония о том, что встреча со Христом происходит в тот момент, когда ты видишь свет в глазах других людей.

Так что я не согласен на два автомата в храме. Я хочу, чтобы храм был местом утешения, настоящей церковью (собранием людей), где люди  рады друг другу.

Я понимаю, что я не могу просто сидеть  перед компьютером, писать статьи и надеяться, что в храме, который находится в 20 минутах ходьбы от моего дома  такая община появится без моего участия.

Не появится. С другой стороны,  я пока не понимаю, как быть человеку, нашедшему свое место утешения не в храме, а в семье, тренажерном зале, театре, консерватории, в чтении книг. Зачем ему тогда ходить в храм?

«Исповедаться и причаститься» — эти два слова первыми приходят мне в голову, и мы снова упираемся в тот факт, что самый интересный и нужный человек в храме — это священник. Вокруг него создается община, его внимания требуют люди, его совета ждут, на его молитвы надеются, он свидетель моей исповеди, он выносит Чашу, чтобы я мог причаститься.

 

image

 

Да, да, я все еще помню, что Церковь Христова, а не батюшкина. Я очень плохо отношусь к поискам «старцев», пародиям на монашеское послушание, беганью за священником  и переложению на него ответственности за свою жизнь. Я считаю, что священникам также нужны мы, миряне, как и они нам. В Евангелии говорится о том, что христиане должны «носить тяготы друг друга», а не сваливать все на священника.

Носить и утешать получается плохо, скандалить, ссориться и разбегаться по своим квартирам — очень хорошо.  В результате  храм остается для меня просто зданием, куда я иногда захожу по своим надобностям. Как в кафе. Я хочу получить «религиозную услугу» в обмен на свой приход и пожертвование. Мне ее дают, и мы снова расходимся на неопределенное время.

Получается, что мои отношения с Православной Церковью лучше всего описать двумя словосочетаниями  «пакт о ненападении» и «договор об указании услуг». Такие же отношения у меня с магазинами, поликлиниками, школами, библиотеками и еще множеством других внешних «учреждений», куда мне иногда надо заглядывать.

И, судя   по реакции на мои предыдущие колонки,  так думаю не я один. Поиск своего места в храме  и места церкви в моей жизни продолжается….

 


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!