Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Инструкция к Церкви

Правильная инструкция для большинства людей должна начинаться словами: «Уже что-то сломал?»

Эту шутку я вспомнил, когда читал проект православного Катехизиса, подготовленный Синодальной библейско-богословской комиссией  РПЦ МП.

Текст в несколько сотен страниц напичкан канцеляризмами. В некоторых местах стиль Катехизиса так архаичен, как будто он написан в XIX веке. Вот лишь один из множества возможных примеров:  «Священное Писание составляет неотъемлемую часть Священного Предания. Писание отнюдь не самодостаточно и не может само по себе, изолированно от Предания, служить критерием истины. Авторитетной толковательницей Священного Писания является Церковь, в которой оно получает всестороннее изъяснение».

Если перевести мысль составителей Катехизиса на современный русский язык, то получится два коротких предложения «Священное Писание – это часть Предания.  Правильно понять библейские тексты можно, лишь опираясь на тысячелетнюю православную  традицию».

Разумеется, это лишь один из возможных вариантов перевода, но он показывает, насколько забюрократизирован язык, на котором написан проект нового Катехизиса.

Выражение «отнюдь не самодостаточно» скорее подходит к сложным юридическим текстам или  внутренним докладным запискам в министерствах, но отвратительно смотрится в тексте, который может открыть любой человек, желающий узнать, в чем состоит вера православных христиан, живущих в России в начале XXI века.

Точнее так. Катехизис – это справочник для людей, желающих лучше знать то, во что они верят.

Таких людей мало.  Большинство  приходящих  интересует около десяти вопросов:

  1. Куда правильно поставить свечку о здравии/за упокой.
  2. Кому молиться, если дома такая-то проблема?
  3. Какой сегодня праздник.
  4. Можно ли в пост есть то-то и то-то.
  5. Почему у вас свечи такие  дорогие?
  6. Когда в этом году Пасха.
Фотография с сайта pravoslavie-tlt.ru

Фотография с сайта pravoslavie-tlt.ru

На эти вопросы человек, который прочтет новый проект Катехизиса, ответа не получит. Зато он узнает, что   «святые отцы учат, что Бог есть само благо» или «о бесах говорится в Священном Писании, творениях святых отцов и житиях святых».

Эти два заголовка из проекта Катехизиса плохи  тем, что не затрагивают ни сердца, ни разума верующего человека. Это просто информация, с которой непонятно что может сделать даже катехизатор, не говоря уже об обычном прихожанине.

В Евангелии, кстати, еще говорится о проститутках, Римской империи,  Пилате, Октавиане Августе и множестве других вещей, понятий и  персонажах. Вот только к современной жизни христианина это почти никак не относится.

Вот у человека заболел или умер родственник. В этот момент большинство людей и заходят в храм. Вряд ли они хотят  узнать о том, что в христианских текстах упоминаются бесы или о том, что какие-то «святые отцы» учат, что Бог – это благо. Им нужно слово утешения, поддержки и любви, а не информация из нового Катехизиса.

Так что рядовому прихожанину проект Катехизиса не интересен.

Представим себе, что  этот текст открывает школьный учитель, семинарист перед экзаменами или священник, который готовится к проповеди. В лучшем случае они смогут взять из проекта святоотеческие цитаты, которые даны в катехизисе почти без комментариев и объяснений. Эти цитаты – всего лишь попытка доказать тот или иной тезис.

Как человек, который работал в школе и преподает студентам  в вузе, могу сказать, что нормальный преподаватель не будет советовать этот текст своим ученикам. Он  похож на плохой советский школьный учебник, где дети разговаривают друг с другом придуманным языком, а писатели и герои литературных произведений всю свою жизнь стараются приблизить революцию 1917 года, о которой большинство из них ничего не знали.

Иными словами, любую цитату невозможно понять вне контекста эпохи. Ссылки на святителя Василия Великого в начале XXI века работают лишь тогда, когда  автор объясняет, кто такой Василий Великий, когда, при каких обстоятельствах и для кого он написал ту или иную мысль, и почему она актуальна для человека, живущего в сейчас России. В противном случае это просто набор фраз, которые можно механически заучить, чтобы сдать экзамен.

В результате, проект Катехизиса пока выглядит как инструкция к неизвестному устройству, которым непонятно зачем и как пользоваться. Очень жаль, что авторы текста могут говорить о вере и Церкви лишь языком безразличных чиновников.