Как привить веру — и другие термины родителей-садоводов

Мария Пискунова

Руководитель детского центра «Облака» (г. Порту, Португалия), экскурсовод, супруга православного священника.

Вера, Надежда, Любовь на картине работы Генриха Марии фон Гесса, 1819

Каждый раз, когда наступает настоящая осень с желтыми листьями и дождем, мы на один день сталкиваемся с древней историей о трех девочках и их матери, пострадавших при жестоком императоре Адриане во II веке нашей эры. Смотрим с изумлением на удивительную семью, делаем попытку понять глубину их подвига, но время бежит, календарный лист переворачивается, унося что-то важное для всех нас.

Вышло так, что один из эталонов христианского мужества — это три маленькие девочки. Вера, Надежда и Любовь. Первоначально их имена на греческом языке звучали как Пистис, Элпис и Агапэ. Три ребенка, которых не смогли испугать и переубедить взрослые — вооруженные и облеченные властью люди. Дети остались верны своей вере, когда им угрожала не двойка в журнале или наказание родителей, а пытки и смерть.

Говорят, что молодым умирать легко, особенно ради идеи, в которую веришь. Может быть, так принято считать потому, что молодые души цельные и чистые. Противоречия их не раздирают. Жизненный опыт не вводит в сомнения. Воля еще не скована грехом. Но уверена, что нежным детям бывает так же больно и так же страшно, как и очерствевшим взрослым. Мученицы Вера, Надежда, Любовь и их мать София видели страдания друг друга и сами терпели боль только для того, чтобы не предать Христа и не поклониться языческой богине Диане.

Мне представляется, что этот подвиг матери и дочерей — серьезный вызов для каждого родителя. Совсем недолгий промежуток жизни, лет 14–16, в обязанности родителей входит открывать детям знание об устройстве этого мира. Среди рассказов о животных, звездах и океанах мы должны найти место рассказу о ценностях такой высоты и важности, что за них можно отдать жизнь. Хватит ли у нас смелости дать понять детям, насколько эти ценности важны?

Вера, Надежда, Любовь. Анна Ермолаева

Как-то в дебрях педагогики мне встретилась привлекательная и утешительная идея о том, что как-то специально «воспитывать» детей не надо. Задача родителей больше похожа на работу садовника, который в нужный момент поливает или окапывает молодое деревце; если надо, привязывает его, удобряет и прячет от солнца. Не тянет растение насильно вверх, а терпеливо ждет, когда наступит подходящий для правильного ухода момент, чтобы деревце росло само.

Если принять эту модель воспитания, то встает вопрос о том, как быть с ценностями и идеалами, которые хочешь передать ребенку. В какой момент и какими словами говорить о них. Размышляя об этом, я нашла в словаре садоводов подходящее слово. Ценности можно «привить». То есть аккуратно надрезать и точными ювелирными движениями приложить к молодому растению новую веточку. Если все будет сделано удачно, то молодое деревце принесет более ценные и качественные плоды, чем могло бы.

Но прививка может быть опасна.

Помню, как ощущала тревогу в те моменты, когда впервые начинала рассказывать каждому из своих трех детей о Боге и морали. Ведь речь шла о вещах, знание которых когда-то может поставить моих детей перед выбором: быть с Богом или без Него.

Некоторые родители так и не решаются открывать невинным и чистым душам сложность и остроту этого мира, а кто-то говорит: «Вырастет и выберет свою веру сам».

Французский богослов Жак Маритен, размышляя о культуре в ее первоначальном аграрном значении, говорит, что с помощью культуры мы можем извлечь из почвы то, что сама по себе почва не дает, но потенциально может дать. Тут есть о чем поразмыслить садоводам-родителям. Потенциально наши дети могут принести очень ценные плоды. Но принесут ли, зависит и от нас тоже.

В истории христианства подвиг святой Софии неоднократно повторялся другими родителями: святая Фелицата и семь ее сыновей, Кирик и Иулитта, Клавдий и Иллария с двумя малолетними сыновьями. Эти родители привили своим детям ценности, позволившие принести грандиозный урожай. Для христиан значение такого урожая несомненно. Но оно хорошо известно и тем, кто противостоит христианству. Римский император Адриан, увидев силу трех маленьких девочек, почувствовал опасность в их настрое для своей власти, и из страха приказал убить.

Джеймс Кристенсен. Вера, надежда, любовь

Во второй раз мужество девочек напугало вождей Великой французской революции. Мощи Веры, Надежды, Любови и матери их Софии хранились в церкви недалеко от Страсбурга. Чувствуя в детском подвиге серьезную угрозу своему делу, «герои революции» извлекли мощи из ковчега и сожгли их на городской площади.

Сотни лет назад три маленькие девочки и их мама совершили подвиг веры, надежды и любви, испугав сильных мира сего и заставив задуматься всех нас. Отказ от истины для них был страшнее смерти.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle