Как продраться к себе сквозь толщу установок и комплексов: три книги «Никеи» о психологии человека

Анна Ершова

Журналист, редактор.

Сегодня увлекаться психологией — модная тенденция. Человеческую душу изучают уже полтора столетия, и, пользуясь научными разработками в области психологической науки, можно многое узнать о… самом себе. Я прочитала три книги, выпущенные в последние годы издательством «Никея», которые помогли мне разобраться в таких понятиях, как «психосоматика», «детские травмы», и осознать важность процесса прощения как для своего психического, так и для физического здоровья.

Психосоматика: правда или выдумки

— Ой, что-то голова последнее время сильно болит.

— Слушай, это может быть психосоматика.

— Изжога замучила, уже состав продуктов стала смотреть.

— Это может быть психосоматика.

— Спину скрутило, не согнуться.

— Психосоматика!

Кто из нас не слышал таких диалогов? Я — довольно часто. Не скрою, меня они сильно раздражали. Хотелось резко ответить: «Если изжога, так это проблема с кислой средой в желудке, а психология пусть пока немного отдохнет».

Но теперь психосоматика из области понятий нетрадиционной медицины перешла в медицину официальную. У нас в районе даже есть кабинет психосоматических расстройств при поликлинике.

Но, безусловно, в каждой области человеческих знаний есть «перегибы на местах». Разобраться в том, что такое психосоматика, самовнушение, и как отделить биохимические процессы от психологических, мне помогла книга Светланы Морозовой «Злитесь, чтобы не болеть. Как наши эмоции влияют на наше здоровье».

Поначалу повествование показалось немного наивным. Главная героиня — девушка на работе с орущим начальником, глуповатыми внушаемыми коллегами и типично токсичной мамой. Возможно, автор где-то утрировал реальную ситуацию, чтобы более выпукло показать «симптомы». Но зато мне очень пришлась по вкусу «объяснительная» часть книги, где — параллельно с разворачиваемым сюжетом — давались определения и другие сведения теоретической психологии в области той самой психосоматики. Пожалуй, да, только теорию я бы читать не стала, а вкупе с сюжетной линией, которая служила практическим примером теории, все это усваивалось гораздо легче. В частности оказалось вот что:

«О тесной связи между здоровьем физическим и психическим было известно еще во времена Античности. В диалоге «Кармид» Сократ говорит так: «Этот фракийский врач поведал о том, чему он научился от своего правителя, который был богом. Залмоксис, сообщил врач, учит, что не следует лечить глаза, не вылечив голову, а голову — не обратив внимание на тело, а тело — не оздоровив душу».

А вот интересные разработки уже начала XX века: основатель психосоматической медицины Франц Габриэль Александер родился в 1891 году в Будапеште, учился в Берлине, а с 1930 г. был профессором Чикагского института психоанализа.

Франц Габриэль Александер (1891–1964), основатель психосоматической медицины

«Александер утверждает, что психоаналитические исследования пациентов с гипертонической болезнью показали, что они не способны свободно выражать свои агрессивные импульсы даже каким-либо вполне приемлемым способом. Иногда у них случались вспышки гнева, но в целом они были чрезвычайно милыми и уступчивыми и изо всех сил старались понравиться. Эти наблюдения дали основание предполагать, что хронически подавляемая агрессия, тесно связанная с тревогой, сильно влияет на уровень кровяного давления.

Если речь идет о кожных заболеваниях (таких как нейродермит, экзема, ангионевротический отек, крапивница и зуд, и даже себорея и псориаз), нужно понимать, что кожа является opгaном, важным для выражения эмоций: румянец, бледность, выступивший пот — все это известные маркеры страха, гнева, возбуждения, стыда. Пиломоторная реакция на тревогу («волосы дыбом») ярко выражена у животных (все мы видели, как кошки и собаки ощетиниваются, готовясь к нападению), но присутствует также и у человека. Александер предположил, что кожными болезнями страдают люди, которые не решаются демонстрировать свои эмоции, получать внимание, любовь и одобрение, испытывают чувство вины за эти свои потребности и наказывают себя, делая кожу объектом болезни.

Причину гипертиреоза — излишней активности щитовидной железы — психоаналитики связали с психической травмой и отсутствием защищенности в детстве. При исследованиях биографий таких больных оказалось, что среди них есть много людей, которые в раннем возрасте потеряли мать. Однако это был не единственный источник страха и незащищенности: несчастливый брак родителей, неустойчивая психика одного из них, неприятие со стороны матери или отца, экономическое неблагополучие, рождение младшего брата или сестры и игнорирование старших детей родителями — вот предпосылки для того, чтобы щитовидная железа в попытках человека приспособиться к жестокому и неблагоприятному для него миру начала вырабатывать больше гормонов, чем нужно».

Безусловно, не стоит, прочитав эти строки, пытаться излечить себя, усилив проявление своих эмоций, также вряд ли получится вылечить себя самовнушением. Автор книги с юмором показывает и эту стадию у энтузиастов, пытающихся разобраться со своим здоровьем и зависимостью его от психики.

«И еще раз для тех, кто огорчен, что не может силой мысли исправить свое телесное состояние.

Когда вы решаете заняться физической активностью, выбираете наиболее подходящее вам направление и поддерживаете себя в том, чтобы не пропускать тренировки, вы делаете это силой мысли.

Когда вы замечаете симптомы заболевания, идете к врачу и лечитесь, даже если лечение долгое и неприятное, вы делаете это силой мысли.

Когда вы обнаруживаете, что «заедаете» проблемы, и идете к психологу или психотерапевту, чтобы с этим разобраться, вы делаете это силой мысли.

Когда ваше тело подает вам сигналы, что ваша нынешняя жизнь его не устраивает, и вы отслеживаете эти сигналы и ищете способы изменить вашу жизнь к лучшему, вы делаете это силой мысли.

Когда вы просто живете в гармонии со своим телом, не оставляя его в пренебрежении, но и не отслеживая панически каждую минуту, где что-то кольнуло или сдавило, и тут, представьте, без силы мысли не обходится. Вы можете делать это для своего здоровья, регулярно, каждый день. И это само по себе чудесно!»

В конце книги очень ценное приложение: сборник различных психотерапевтических тестов, от теста Бека на тревожность до Торонтской шкалы алекситимии. Пройдя их и увидев серьезное отклонение от нормы, можно обратиться к специалисту. Или, напротив, убедиться, что находишься в норме, и спокойно жить дальше.

«Кто» и «как», или О восприятии наших детей

Не раз уже слышала шутку: «Как бы мы ни воспитывали своих детей, им все равно найдется что рассказать о детстве на кушетке психолога». И действительно, детство — это такая важная пора, что все происшедшее за столь короткий период времени почему-то дает отпечаток на всю последующую жизнь. В своей книге «Испытание детством. На пути к себе» Наталия Инина рассказывает о пути осмысления собственного травматичного детства и дает простые и выполнимые советы, как с высоты взрослости помочь своему маленькому «внутреннему ребенку».

Помню, как я впервые оказалась на мастер-классе Наталии Ининой. Там предлагалась довольно несложная процедура: под руководством тренера «опуститься» через толщу лет в свое детство и нащупать самые болевые точки. Я удивилась, что, поблуждав по воспоминаниям, ничего «такого» не обнаружила. И уже почти вынырнув, будто физически, с болью, почувствовала переходную грань между детством и взрослостью: тот самый «переходный возраст», о котором так много говорят и пишут. Именно он оказался в отношениях с родителями моим травмирующим периодом, о котором я позже много размышляла.

Рассказывая собственную историю, автор формулирует некоторые важные вещи, которые помогают лучше понять себя и окружающих:

«Есть некое разделение внутренней реальности человека, которое мы условно назвали КТО и КАК.

КТО — это сущностная инстанция, некая квинтэссенция человека, в которой как раз и живет та самая любовь, столь необходимая всем нам. Но есть еще и пресловутое КАК — разнообразные стереотипы, навыки, привычки, то есть черты характера, паттерны поведения, которые часто перекрывают нам доступ к тому самому КТО, где сокрыты наша любовь, свобода, ответственность, уважение к себе и другому человеку. Очень трудно порой преодолеть в себе уровень нашего характера (КАК) и выйти навстречу нашей личности (КТО), но задача человека — стремиться к этому».

Наталия Инина делится профессиональным опытом, подчеркивая те постулаты, которые важно знать каждому родителю:

Наталия Инина

«Вспоминается образ лошади барона Мюнхгаузена, которая никак не могла напиться, потому что от нее осталась только передняя половина, и выпитая вода тут же выливалась на землю. Так и в нашем случае: невротическая ненасыщаемая потребность в любви, принятии и уважении, которую так и не дала мать О. своей дочери, требовала все новых и новых подтверждений, которые, в свою очередь, должны были немедленно обесцениваться, чтобы игра продолжалась и система оставалась стабильной».

«Однажды я попросила одного папу рассказать о своей дочери, которая в тот момент переживала тяжелый кризис переходного возраста. Я задала ему вопрос: «Какой была ваша дочь, когда она была маленькой?» Ответ был и очень показательным: «Она была послушной!» — «Вы говорите о том, какой она была для Вас. А я спросила Вас о ней самой», — уточнила я. Мужчина растерялся и не нашелся что ответить. Этот очень простой и частый пример того, как взрослые относятся к своим детям: как к удобному приложению, как к проекту, как к обузе и так далее. Но если взрослому удается передать иное отношение к ребенку, если он способен увидеть в нем уникальность и неповторимость Божьего замысла, то тогда мы смело сможем сказать: «Да! Этот родитель любит своего ребенка безусловной любовью!» И это значит, что ребенок вынесет из такого опыта общения бесценный дар — встречу с самим собой, ощущение ценности собственной жизни, доверие к собственным родителям и, как следствие, — отсутствие страха перед жизнью».

Автор не предлагает всем бежать к психологу со своими детскими травмами (знаю, что многих такая подача настораживает). Думаю, что с помощью этой книжки можно и самим заглянуть вглубь себя, в свое детство. Которое, как выясняется, очень сильно влияет на наши взрослые установки. Разобравшись с этим, сбросив маски, отставив хорошую мину при плохой игре, открыв другим свои болезненные места, мы постепенно начинаем исцеляться. А исцеляться — это восстанавливать свою целостность, цельность. И значит, возвращаться к себе. Или, может, подниматься к себе?

Довериться человеку = довериться Богу

Продолжая размышлять о пути к себе подлинному, невозможно не коснуться темы прощения. Ведь известно: когда мы обижаемся, злимся на кого-то, объект нашей обиды может об этом и не знать. Но нам самим будет плохо. И какое облегчение наступает, когда, наконец, приходит внутреннее прощение. Повторюсь, близкий человек об этих аутопроцессах может и не догадываться.

Обида и прощение — наше внутреннее дело. Почему нас что-то задевает и ранит, отчего мы не можем простить кого-то — психолог Марина Архипова и философ Марина Михайлова глубоко исследуют этот вопрос в книге «Прощение. Как примириться с собой и другими». И здесь, кроме уже вынесенного в заглавие важного параметра — «с собой», — открываются новые горизонты нашего прощения: «простить Бога», «простить историю». А ведь действительно, можно жить и обижаться на то, что случилось задолго до твоего рождения, на то, что ты родился не в ту эпоху, а ведь мог бы… А уж сколько мы предъявляем претензий Богу, знает только Он Сам.

В книге много говорится о важности прощения для духовной жизни. Ведь не зря слова о прощении входят в главную нашу молитву — «Отче наш». Прощение становится тут условием богообщения.

Начинают авторы с малого: с принятия себя, с принятия другого. Последовательно, по главам, говорят о таких важных и простых вещах, как прощение родителей, детей, супруга.

«Когда мы даем жизнь своим детям, никто не может нам гарантировать, что нас ждут одни лишь радости. Мы соглашаемся на то, что через нас в мир приходит новый человек, который будет располагать полной свободой, в том числе и свободой отвергать нас и разрушать свою жизнь. Так Бог в начале мира сотворил человека, зная, что Ему придется умереть за него на кресте. Простить детей помогает осознание того, что, хотя это наши дети, они не принадлежат нам, они вполне свободны».

«Прощение отца в истории о блудном сыне опережающее и полное. Завидев сына издалека, он бежит к нему навстречу и обнимает его. Сын сначала оказывается в объятиях отца и уже потом просит у него прощения. Чтобы простить, для отца достаточно попросту того, что сын вернулся домой. Поскольку их отношения были основаны не на договоре, а на родстве, они не зависели изначально от нравственности поступков и не могли быть разрушены их безнравственностью».

Постепенно авторы переходят к более сложным процессам: простить врага, простить Бога.

«Можно жить в постоянной обиде на Бога, отвергая испытания, которые нам приходится проходить. От этого судьба наша станет еще тяжелее, потому что к страданиям прибавится еще ожесточенность и зависть к тем, чья жизнь нам кажется более легкой и благополучной, чем у нас».

Простить — это значит поверить и довериться. Простить — это свобода, не простить — несвобода. Но сколько мы можем прощать? И не приведет ли это к безнаказанности и расцвету зла? Действительно, всегда есть опасность, что прощение будет воспринято нравственно незрелыми людьми как слабость и повлечет за собой новые злоупотребления. Доверие, с которым сопряжено прощение, является Божьим даром, — делают вывод авторы и приводят размышление Дитриха Бонхеффера:

«Только с таким доверием, которое всегда — риск, но риск, с радостью принимаемый, действительно можно жить и работать. Мы знаем, что сеять или поощрять недоверие в высшей степени предосудительно и что, напротив, доверие, где только возможно, следует поддерживать и укреплять. Доверие всегда останется для нас одним из величайших, редкостных и окрыляющих даров, которые несет с собой жизнь среди людей, но рождается оно всегда лишь на темном фоне необходимого недоверия. Мы научились ни в чем не отдавать себя на произвол подлости, но в руки, достойные доверия, мы предаем себя без остатка».

В этом размышлении важна трезвая оговорка о том, что христианину не следует поддаваться манипуляциям подлости, подчеркивается в книге. Тезис о необходимом недоверии напоминает, что в любой жизненной ситуации стоит руководствоваться сердцем и умом, а не буквой закона, даже если это формально воспринятый закон Евангелия.

Дитрих Бонхеффер (1906–1945) — немецкий лютеранский пастор, участник антинацистского заговора

«При этом доверие остается фундаментом отношений с Богом и людьми. «Там, где недостает любви, не может быть и совершенной справедливости», — сказал богослов Рейнгольд Нибур, учитель Бонхеффера и автор знаменитой молитвы о душевном покое:

Боже, даруй нам милость: спокойствие, чтобы принимать то, что нельзя изменить, мужество, чтобы изменять то, что должно изменить, и мудрость, чтобы отличать одно от другого. Проживая день за днем, радуясь мгновению за мгновением, признавая трудности как путь к покою, принимая, вслед за Иисусом, этот греховный мир таким, каков он есть, а не таким, каким мне бы хотелось, веря, что Ты устроишь все правильно, если я подчинюсь Твоей воле, — так я смогу быть относительно счастливым в этой жизни и совершенно счастливым с Тобой навеки в жизни будущей. Аминь».

Размышления о творческой силе прощения и полноте жизни в Боге через это не кажутся мне слишком экзальтированными или слишком романтичными. Думается, когда в нас не останется ни капли непрощения, мы окажемся уже в преддверии Рая. А где же, как не в Раю, нам обрести подлинного, целостного, цельного себя?

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle