Как вылечить гордыню

Петр Дмитриевский

Практикующий психолог, психотерапевт.

Подпишитесь на наш Телеграм
 
   ×

На дни Великого поста мы подготовили для вас проект «Семь страстных помыслов: взгляд психолога». Психологи комментируют такие греховные помыслы, как гордыня, гнев, блуд, уныние, чревоугодие, сребролюбие, тщеславие, и рассуждают о «психологической» помощи в этих проблемах. Сегодняшний разговор — о гордыне. Что это такое с точки зрения психолога?

В народном восприятии православная аскетическая традиция обычно противопоставляется психотерапевтической логике. Принято считать, что в православных аскетических текстах написано: чтобы не впасть в страсть гордыни, человеку нужно говорить, что я хуже всех. В то время как в психотерапевтической логике нужно бороться с низкой самооценкой и всячески ее повышать. Иногда эти различия действительно имеют место, иногда это противопоставление несколько преувеличено.

Давайте более подробно посмотрим, что имеется в виду под страстью гордости. Речь тут идет о превозношении над другими, об осуждении братьев, о приписывании себе всех подвигов и добродетелей и непризнании за своими успехами вклада Бога. И в целом об отвержении Божией помощи.

Конечно, психологи и психотерапевты не оперируют категориями страсти или греха, однако же в наблюдениях психологов есть такой кластер расстройств, которые называются нарциссическими. И когда описывают таких людей, здесь есть что-то похожее на описание страсти гордыни.

Например, такие люди постоянно сравнивают себя с другими. Они мыслят свою жизнь в основном в категориях успеха — провала. При этом, когда они достигают успеха, довольно короткое время остаются довольными, поскольку все равно в окружении находится кто-то, кто успешнее их. И, соответственно, они все равно через какое-то время чувствуют себя неудачниками. Эти люди чрезвычайно боятся опозориться, и в целом очень напряжены относительно того, заметят или не заметят какие-то их ошибки или поражения.

Что с этими людьми произошло? Какие есть причины того, что человек оказался так устроен? Вероятно, когда он рос, формировался, то ли ему действительно это говорили родители, то ли он так услышал, но в его представлении возникло видение, что он достоин любви, только если будет соответствовать ожиданиям значимых для него людей. Причем неважно, что это будут за ожидания. В одних случаях это цитирование наизусть поэтов, в других — какие-то успехи в области физкультуры, тем не менее так случилось, что он решил: его реальный внутренний мир, его реальные желания, боль, интересы — это что-то не очень важное. А самое важное — соответствовать ожиданиям близких людей. И вот это плохое знание, плохое понимание самого себя и большое желание ориентироваться на мнение другого человека осталось с ним. И второе — как-то так сложилось, что его попытки обратиться за помощью, когда он оказывался в ситуации нуждаемости или уязвимости, не очень ближними поддерживались.

Так или иначе у него возникло ощущение, что быть уязвимым, нуждаться в помощи другого человека — это унизительно, это тоже препятствует возможности уважать себя и препятствует возможности быть любимым. Получается, что, с одной стороны, окружающие люди для этого человека важны, их взгляд на него очень важен, он очень надеется им понравиться, а с другой стороны, для него очень болезненно обращаться к другим людям за помощью, быть видимым, быть замеченным, и поэтому он часто делает все, чтобы в окружающих людях не нуждаться. Сделать все самому, сделать лучше всех — и в этом смысле это описание похоже на описание страсти гордыни, где также человек всячески избегает показаться уязвимым и всячески избегает замечать вклад других людей и Бога в его жизнь.

О чем можно было бы поразмышлять в Великий пост или в другое благоприятное время людям церковным и людям неверующим в связи со страстью гордыни или в связи с нарциссическими сложностями, если выражаться психотерапевтическим языком?

Я предлагаю подумать о том, есть ли в моей жизни какие-то отношения, в которых у меня нет задачи оценивать их с точки зрения успешности — неуспешности, а в которых у меня есть возможность испытывать какие-то простые, человеческие, теплые чувства. Начать предлагаю с чувства сострадания.

Есть ли человек, которому я сострадаю, независимо от того, успешен он или нет? И даже шире — а бывают ли ситуации, в которых я мог посочувствовать бы самому себе? Не только упрекать себя, не только стыдить, не только хвалить, но еще и просто по-человечески посочувствовать.

Еще некоторые важные чувства — благодарность, например. Есть ли какой-то человек, к которому я испытывал бы благодарность? Это тоже чувство, которое, замечено, позволяет снизить вот эту нарциссическую раздутость инструментального отношение к людям. Кроме того, есть такие чувства, как умиление и нежность, и тоже, если вы это чувство как-то замечаете в течение Великого поста или в другое время, то мне кажется, вы тоже сделаете отношения с самим собой и с другими людьми чуть более теплыми. И это тоже будет профилактикой страсти гордыни.

Помимо умиления и нежности есть еще такое важное чувство, как печаль или грусть, — это про то, что не все наши мечты и надежды сбываются, и это тоже, с одной стороны, вроде бы чувство, не очень приветствуемое культурой успеха, а с другой стороны, в этой грусти хорошо бы побыть с кем-то вместе. И вот если провести обзор своей жизни по этим нескольким теплым человеческим чувствам, мне кажется, это будет хорошее упражнение для того, чтобы немножко смягчить страсть гордыни на период Великого поста.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle