Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Леонард Эйлер. Второй Ломоносов, только слепой

На вопрос «кто величайший ученый России XVIII столетия?» практически каждый скажет: «Конечно же, Михаил Ломоносов!». И только некоторые вспомнят (если вспомнят) Леонарда Эйлера. А ведь они жили в одно время, в одном городе и работали в одной Академии по одним и тем же темам. Эйлер оставил свыше 850 фундаментальных работ. И был… слепым.

Леонард Эйлер. Прижизненный портрет работы Я. Э. Хандманна, 1756 г.

Сегодня его назвали бы вундеркиндом. Судите сами. Родившись в 1707 году в Швейцарии в семье пастора, Леонард получает домашнее образование (в основном религиозное, так как отец прочил ему богословское будущее). Параллельно изучает математику. Да так, что в 13 лет его допускают к посещению публичных лекций в Базельском университете, а чуть позже он становится его студентом!

Дальше – больше. В 17 лет Эйлер получает ученую степень магистра, а в последующие два года пишет несколько научных работ. Одна из них, «Диссертация по физике о звуке», была представлена на конкурс для замещения неожиданно освободившейся должности профессора физики. Однако 19-летнего Эйлера сочли слишком юным и не решились сделать профессором.

Надо сказать, что вообще с получением этой должности в Швейцарии в то время было очень тяжело. А вот в северной и холодной России как раз наоборот. Тогда только-только создавалась Академия наук, нашей стране очень нужны были острые умы, и путь для Леонарда был предрешен. В 1726-м он получает приглашение в Петербург, и весной 1727 года прощается с родной Швейцарией навсегда. Ради России.

Уже через несколько месяцев после приезда Эйлер бегло говорит по-русски. Здесь он начинает сотрудничать с журналом «Комментарии Петербургской Академии наук» (на латинском языке), в котором он за свою жизнь выпустил около 400 научных статей. В 23 года он возглавляет кафедру экспериментальной и прикладной физики, уже через год официально становится профессором, а еще через два – академиком.

Тогда же, в 1733 году, Эйлер женится на своей ровеснице Катарине, дочери петербургского швейцарца..Молодожены приобретают дом на набережной Невы. Забегая вперед, скажу, что в семье Эйлера родились 13 детей, но выжили пятеро.

Что касается работы, то ее у молодого профессора хоть отбавляй: это и картография, и всевозможные экспертизы, и консультации для кораблестроителей и артиллеристов, и составление учебных руководств, и проектирование пожарных насосов. Кроме этого, в первые годы пребывания в России он пишет более 90 крупных научных работ. Делает доклады на научных семинарах, читает публичные лекции, участвует в выполнении различных технических заказов правительственных ведомств. В конце 1730-х годов в России выходит первый атлас территории страны. Это становится возможным лишь благодаря стараниям Эйлера.

В 1735 году Академия получает задание – выполнить одно громоздкое и сложное математическое вычисление. При этом группа академиков, которой доверили это задание, взялась выполнить его за три месяца. Эйлер же сказал, что сделает это в одиночку в три дня. И сделал! Вот только перенапряжение не прошло даром: Эйлер заболел и лишился зрения на правый глаз.

В то время перед Россией стояла наиважнейшая задача – обеспечение страны собственными кадрами. Члены Академии составляют учебники на русском языке, которых тогда практически не было. Потрудился в этой области и Эйлер. Он составил «Руководство к арифметике».

В 1740 году умирает императрица Анна Иоанновна, и Эйлер все больше думает об отъезде за границу. Причина этому была. В царствование Анны Леопольдовны на науки перестают обращать внимание, а Петербургская академия окончательно приходит в упадок. Эйлера приглашают в Берлинскую академию, на должность директора ее Математического департамента. В результате он покидает Россию.

За рубежом страсть к новому и неисследованному не покидает ученого. Так, Фридрих Великий дает ему поручения чисто инженерного характера. В 1749 году Эйлер осматривает канал Фуно между Гавелом и Одером и дает рекомендации по исправлению недостатков этого водного пути. Далее ему поручено исправить водоснабжение в Сан-Суси. Результатом становится более двадцати мемуаров по гидравлике, написанных Эйлером.

Но это так, между делом. Ученый продолжает заниматься тем, что любит, – математическими исследованиями, руководит обсерваторией, а также другими практическими делами, включая выпуск календарей (основной источник дохода Академии), чеканку прусских монет, организацию пенсионного обеспечения и лотерей.

Всего за 25 лет жизни в Берлине Эйлером написано свыше 380 научных статей.

В 1762 году на российский престол вступает императрица Екатерина II. Хорошо понимая значение Эйлера для науки, она снова приглашает его в Россию. Императрица предлагает ему управление математическим классом, звание конференц-секретаря Академии и оклад 1800 рублей в год, весьма недурной по тем временам. Эйлер сообщает в ответ свои условия:

  • оклад 3000 рублей в год и пост вице-президента Академии;
  • квартира, свободная от солдатского постоя;
  • оплачиваемые должности для троих его сыновей, в том числе пост секретаря Академии для старшего.
Императорская академия наук и художеств в Санкт-Петербурге, XVIII век

Что интересно, Екатерина соглашается на эти условия, и в 1766-м Эйлер приезжает в Петербург во второй раз. Теперь уже навсегда.

По прибытии в столицу его милостиво принимает императрица. Она жалует деньги на покупку дома на Васильевском острове (огромные тогда – 8 тысяч рублей), дает на первое время одного из своих поваров и поручает подумать о реорганизации Академии.

В это время дает знать о себе катаракта левого глаза, и Эйлер слепнет. Совсем. Казалось бы, у тебя теперь все есть – милость государыни, любимая работа с высоким жалованием, дом на Неве и тут такое… Но Эйлер не начинает жалеть себя, а лишь сообщает, что будет отдавать математике больше времени. И действительно, за время слепоты он надиктовал более 400 статей и 10 книг, что в общей сложности составляет больше половины его творческого наследия.

В 1771-м в жизни Леонарда Эйлера произошло два важных события. В мае в городе вспыхнул серьезный пожар, который уничтожил сотни зданий. Пострадало и имущество Эйлера. Нет, даже не так. Оно все сгорело. Все, кроме самого ученого, его домочадцев и рукописей, которые спасли.

А в сентябре Эйлеру делает операцию на глазах известный немецкий врач. Ученый прозревает, но не слушает рекомендаций врачей – не писать, не читать и вообще с осторожностью привыкать «видеть»… и слепнет во второй раз. Окончательно…

Тем не менее Эйлер активно работал до конца жизни. В сентябре 1783 года 76-летнего ученого не стало.

Эйлер глубоко изучал медицину, химию, ботанику, воздухоплавание, теорию музыки, множество европейских и древних языков. И в этом очень похож на гениального Михаила Ломоносова.

Михаил Васильевич Ломоносов. Прижизненная гравюра работы
Э. Фессара и К. А. Вортмана, 1757 г.

Они жили в одно время, в одном городе и оба трудились на научном поприще. И никогда не встречались! Как?

Загадка решается очень просто. Ломоносов приехал в Петербург после пятилетнего обучения в Германии 8 июня 1741 года, в день отъезда Эйлера. Прожив затем здесь 24 года, умер 4 апреля 1765 года, то есть за год с лишним до возвращения Эйлера.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Метки: инвалиды
Комментарии для сайта Cackle