Мы все равно будем читать Евангелие на разных языках

Ольга Лебединская

Внештатный сотрудник фонда «Предание», журналист, продюсер, организатор кинопроизводства.

Подпишитесь на наш Телеграм
 
   ×
Протоиерей Даниил Азизов

Тревожное время. Проверяешь ленту телеграма несколько раз в день, смотришь новости. Жалко людей. Многие потеряли не только близких, имущество, но и смысл жизни. И в этой ситуации важен взгляд человека, который находится рядом с этими людьми. Говорим сегодня с протоиереем Даниилом Азизовым, настоятелем Старо-Покровского храма г. Ростова-на-Дону. Не только о беженцах, о помощи, какую можем оказать. О том, как сделать это деликатно. И немного о дружбе народов, принятии «другого» и пасхальной радости, которая есть всегда.

Человек сам решает, каким он будет. Нравственный уровень у нас внутри

«Толерантность» не заменит любви и милосердия

Когда в нашем обиходе появилось слово «толерантность», оно многих привлекало красотой звучания. Но когда разобрались, выяснили, что этот социологический термин обозначает терпимость. А что такое терпимость? Я могу терпеть свою соседку на общественной кухне, тихо ненавидя ее.

Иногда толерантность сдерживает от радикальных проявлений. Но она совершенно не заменяет христианского понятия любви и милосердия. Хотя некоторые христиане пытаются притянуть ее, как одно из христианских качеств.

Да, в светском обществе толерантность нужна, чтобы люди просто друг друга не уничтожали. Субкультура, которая не всем нравится, тоже имеет право на жизнь. Если взгляды этих людей не противоречат законодательным нормам и нравственным принципам. Нельзя же всех заставить думать одинаково. Мы пока живем в обществе, где люди имеют право на свою точку зрения.

Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого

Границы есть у всего. Они могут двигаться. Например, представления о нравственности очень изменились.

Я читал воспоминания одного видного иерея, жившего в XVIII веке. Он описывал, как сватался к дочери известного священника. Дело было в Петербурге. Молодые люди нравились друг другу. И он решился пригласить ее в Мариинский театр. Так, когда девушка об этом узнала, упала в обморок. Рамки приличия тогда такого не позволяли. А сегодня это норма.

Мариинский театр

Нравственный уровень заложен у человека внутри. Он сам решает, каким он будет. Хотя мы знаем примеры, когда такие вещи определяются на уровне государства.

Например, Ирландия. Страна, где до недавнего времени были очень жесткие церковные установки, доминирующие в обществе. Настоящее насилие над личностью. Любить можно было только правильных людей, из правильных семей, определенного вероисповедания. Человеку не оставляли никакого выбора.

Одно дело, когда царские династии сохранялись подобным образом. Но когда все общество живет так, это страшно.

У меня была прихожанка, которая вышла замуж за таджика. Он не дал ей крестить детей, сделал им обрезание. Она их покрестила втайне. На мужа никак не давила. И эта пара прожила в браке долгую счастливую жизнь. А потом и супруг ее принял христианство, и дети оказались при храме. То есть эта женщина смогла повлиять на его решение личным примером. Если б это было по-другому, семья бы не состоялась.

Дружба народов у нас никого не раздражает

У нас, на юге России, живут армяне, русские, евреи, ассирийцы, татары, украинцы. Последние годы много людей приезжает из Средней Азии. Исторически так сложилось. Разные культуры не смешиваются, но дополняют друг друга. Люди разных национальностей дружат, есть межнациональные браки.

Когда есть общение, дружба, национальность отходит на второй план. А на первом плане человеческие качества. И между разными религиями нет недопонимания. Рядом расположены Ростовский кафедральный собор, синагога, армянский храм и мечеть.

Это и есть настоящая терпимость, принятие, когда люди знают особенности другой культуры, другого вероисповедания. И они принимаются и учитываются при общении. Но это никого не раздражает.

Если б было по-другому, давно бы все полыхало.

Тонкий лед помощи

Беженцы. Ростовская область приняла их первой

В Ростове-на-Дону сейчас много беженцев. У нас есть отдел по церковной благотворительности и социальному служению. Туда стекается помощь — как от прихожан, так и от меценатов. А дальше распределяется по ПВР, пунктам временного размещения, расположенным в Ростовской области.

С телеведущим Борисом Корчевниковым. Поездка в пункт временного размещения в Ростовской области

Я был в нескольких таких пунктах. Буквально на днях ездили в ПВР под Таганрогом. Там находится 150 человек, половина из которых дети. Люди очень напуганы. Они с ужасом вспоминают, что с ними произошло. И этот страх никуда не уходит. Им нужно время. В основном это русские и украинцы. Люди, близкие нам ментально.

Это моя история

Мне очень близка эта тема. Я ассириец, и мой народ пережил не один геноцид за свою историю. Мои бабушка и дедушка были беженцами, они прибыли Россию в начале XX века. К сожалению, о них сохранились лишь обрывочные сведения.

Но мы смогли восстановить историю бабушки моей жены, Хаземы. Ее семья, родители и старший брат, бежали из Турции в 1910 году. Достоверно не известно, как они оказались в России. Родители погибли почти сразу, а детей усыновил и вырастил дядя, который жил в Москве.

Боль и страдание передаются через поколения. Особенно это видно, когда вглядываешься в лица старых людей, несущих отпечаток тех испытаний.

У них не было выбора. Но они выжили, потому что с ними был Бог.

Заложники ситуации

У сегодняшних беженцев тоже нет выбора. Они тоже выживают.

Недавно мы были в нашем Свято-Иверском женском монастыре. Там сейчас много тех, кто вынужден был уехать с родины. Началось с двух человек, а теперь заселили несколько корпусов.

Я там встретил женщину, которая рассказала мне свою историю. Она очень хотела иметь детей. Но родить не могла. Ходила по врачам. Молилась. Ничего не получалось. Эта женщина очень боялась одинокой старости. И ребенок ей был нужен для себя, чтобы было кому стакан воды подать.

В сорок она родила дочку. Девочка выросла. И случилась трагедия. В дом попал снаряд. Девочка погибла вместе с домом. Женщина убежала оттуда в чем была. Оказалась здесь, у нас. Сейчас она в шоке, смысл жизни потерян. И таких историй много.

Беженцы все очень разные. Совсем недавно у людей была другая жизнь. А сейчас они заложники ситуации. Это сложно принять. Тем не менее они благодарны за помощь.

Конечно, помогая, нужно быть деликатными. Ехал на днях в поезде с женщиной из Донбасса. Она спросила у проводника, сколько стоит кофе. «130 рублей». Она ответила: «Это мне не по силам». Я спросил: «Можно вас угостить?» Она отказалась.

Но я не мог не спросить. Хотя на такое предложение кто-то мог обидеться. Особенно интеллигентные люди старого формата, выросшие в СССР. Здесь очень тонкий лед. Предлагая помощь, не обидь.

Если есть возможность, помогите

Люди приезжают иногда даже без верхней одежды. Нужно много всего. Особенно детям. Поэтому, если есть возможность помочь, помогите. Помощь собирается разными людьми и организациями. Если там, где вы живете, нет пунктов по сбору, можно перечислить посильную сумму и через фонды. Почему нет? Только критически отнеситесь к тому, куда вы перечисляете деньги. Мошенники всегда паразитируют на чужом горе.

Мир в душе как анестезия от боли и выгорания

В любой ситуации надо постараться сохранить мир в душе и мир вокруг. Если все пропускать через себя, никто не выдержит.

Хирург, например, не сможет помочь, если будет эмоционально реагировать на страдания пациента.

Старо-Покровский храм, г. Ростов-на-Дону

Так же и священник, который принимает исповедь, не может вникать в каждую, переживать, как свою. Пусть не все со мной согласятся, но я считаю это защитной реакцией организма. Иначе быстро выгоришь.

Знаю много молодых священников, которые вникают в исповеди и начинают переживать. Потом у них у самих возникают проблемы. А ведь они должны помочь человеку выйти из кризисного состояния, а не сами туда попадать.

Сблизить позиции могут только религия и культура

Христианство оно для всех

На пасхальном богослужении есть традиция читать Евангелие на разных языках. Даже на недружественных христианству. На турецком, китайском, например.

Мы однажды читали на 14 языках. Подобралась команда, кто-то из Азербайджана, кто-то из Армении. Один парень, полиглот, читал на китайском и японском языках. Хотя среди наших прихожан ни китайцев, ни японцев нет.

Это делается, чтобы показать: христианство — оно для всех.

Именно религия и культура могут хоть как-то сблизить позиции, когда происходит разрыв между государствами. Санкции затрагивают культуру в последнюю очередь, хотя и это случается. Но запрещать Чайковского, Достоевского, наш балет — это большая глупость.

Даже в блокадном Ленинграде люди приходили и слушали Вагнера.

Насильно мил не будешь

Иногда различия между людьми, менталитетом, культурой очень велики. Кто-то может преодолеть их, а кто-то нет.      

Насильно мил не будешь. Если человек мне неприятен по каким-то причинам, я не буду с ним общаться. Для меня неприемлемо фальшивая улыбка американского мормона.

Мир во всем мире и «мармеладовский рай»

Мир во всем мире — это область эсхатологии. Он будет возможен только в Вечности, когда мы все соберемся вокруг Христа.

Мне очень близок «мармеладовский рай» Достоевского. Господь соберет нас «пьяненьких, слабеньких… простит, обнимет… и примет всех».

В Евангелии мы читаем об абсолютной любви Бога. Представить, что такая любовь откажется от грешников, я не могу. Мне возразят: а как же ужасные преступления, насилие? Я не знаю, это трудно объяснить с позиции человека.

Но когда наступит «мармеладовский рай», думаю, что Господь поведет Себя как милосердный отец.

Пасхальная радость в лихие времена

Пасхальная радость есть всегда. Тихая Пасха была даже в блокадном Ленинграде. Я много книг, дневников прочитал о том времени.

Три вещи позволили людям выжить:

музыка, которую они слушали;

богослужения, на которые собирались;

вдохновляющий голос Ольги Берггольц, который звучал по радио.

У каждого человека найдется за что благодарить Бога. Есть сегодня здоровье, есть возможности выйти пообщаться с людьми, увидеть свет. Надо замечать такие вещи. Даже возможность помочь тем, кто сам нуждается в помощи. За это стоит быть благодарным.

Можно поехать, например, в тот же ПВР — помочь конкретному человеку. Не обязательно деньгами. Молитвой, разговором, участием. И увидишь, что все не так уж и плохо. Пасхальная радость никуда не делась. Она всегда с нами.

Протоиерей Даниил Азизов — настоятель Старо-Покровского храма г. Ростова-на-Дону, руководитель информационного отдела Ростовской епархии. Отец Даниил — автор многочисленных статей в православных СМИ, путешественник. Автор книги «Мелодия для Бога. О Церкви как о первой любви», выпущенной в издательстве «Никея». Женат, имеет дочь.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle