Надо ли рожать много детей?

Екатерина Безденежных

Многодетная мама, психолог.

 

Продолжаем тему многодетности, поднятую статьей отца Павла Великанова. На сей раз своим вИдением делится многодетная мать.

Скажу сразу, мне понравилась статья о. Павла Великанова о многодетности. Он затронул очень важные темы, которые до сего момента не просвечивали в розовых облаках публикаций о том, как прекрасно иметь много детей. Я прочитала первый ее вариант, перед тем как статья была удалена с сайта. Очень много мужчин ринулись обсуждать – прав о. Павел или не прав. Мне кажется, что все же большая часть забот о детях в многодетной семье ложится на женские плечи.

То что напишу я, будет женским взглядом изнутри многодетной семьи с 5 детьми.

фото 1

Начну с самого начала.

Первому нашему ребенку достались все шишки от неопытных родителей. И, наверно, это у многих так. На первом ребенке молодые родители учатся всем азам. Даже если они хорошо подкованы теоретически, то практика есть практика.

Меньше чем через два года у нас родилась дочка. С ней было проще, я уже что-то умела, что-то знала.

С двумя детьми с маленькой разницей в возрасте было не просто, но много ли им нужно? Покормить, погулять, поиграть, уложить спать.

Потом родилась третья дочка.

Один момент очень врезался в память: лежу я на каталке после родов в коридоре, как это обычно и бывает, слышу перешептывание санитарок про третьего ребенка: “такая мама молодая” – и все такое, а мне безумно хочется плакать. Не потому, что я не рада дочке, не потому что мне плохо, а потому, что я в тот момент ощутила всю ту усталость, которая накопилась за беременность и роды. Но нет, я не позволила себе плакать, а то что люди подумают?

Надо заметить, что именно к 3-му ребенку во мне проснулся настоящий материнский инстинкт. Я радовалась и наслаждалась временем, проведенным с младенцем. Я уже очень хорошо знала, как и что нужно делать с ребенком, умела хорошо его понимать, и все хлопоты были в радость.

фото 2

Организм сильно ослаб после беременностей и родов. Я начала много, часто и сильно болеть. Насморки переходящие в гаймориты тянусь месяцами, ангины не успевали проходить – появлялись снова. А маленькие дети требовали внимания, времени и сил. Они капризничали, плакали, болели, дрались, и все прочие обычные детские прелести. Их, конечно, не волновало, что мама болеет, ей плохо и сил у нее уже нет. Очень хорошо помню тот момент, когда засыпая, я мечтала не проснуться. И да, мне было всё равно, что будет с мужем и детьми. Думаю, это хорошо характеризует мое состояние на тот момент.

Потом родились сын и младшая дочка, у нас появился хороший врач, который вытащил меня из череды бесконечных болезней, и стало можно как-то жить.

Сначала тяжело было перемещаться с двумя детьми по городу, а потом и с пятью я управлялась без проблем. Машины не было, муж на работе, а очень хотелось и в храм съездить в воскресенье, и к подруге в гости, и к маме. Однако, если сейчас я встречаю какую-нибудь маму, навьюченную детьми, в метро или на улице, первая моя мысль: “Господи, бедная!”

После рождения пятого ребенка я поняла, что это мой потолок. Если раньше я допускала мысль, что да, наверно, будут у нас еще дети, то теперь я поняла, что больше не хочу и не могу.

Я пошла к духовнику за советом. И мой очень мудрый духовник сказал, что не может нас благословить ни на то, чтобы рожать сколько Бог пошлет, ни на то, чтобы остановиться и больше детей не рожать совсем, что только мы вдвоем с мужем можем это решить для себя. Сейчас я понимаю, насколько правильными были его слова.

фото 3

Количество детей стало остро ощущаться, когда они пошли в школу. Начались уроки, собрания, ваш ребенок то, ваш ребенок это. В школу надо отвести, забрать, появились разные занятия – хор, бассейн, гимнастика. Младших дома одних не оставишь, всех тащишь с собой, если мужа дома нет. И целыми днями круговерть: еда, уборка, отвести, забрать, собрать и т. д.

В этом рассказе не фигурируют няни и бабушки, потому что их практически не было. Моя мама помогала очень редко. Когда было очень нужно, она брала детей к себе, а на нянь у нас денег не было, да и сложно мне доверить маленького ребенка чужому человеку. Иногда помогала моя младшая сестра, которая всего на год старше моего первого сына.

Все вышесказанное и недосказанное осложнялось житьем в маленькой двухкомнатной квартире, где мы все жили в одной комнате, а в другой –  моя престарелая бабушка, которая мало чем отличалась от маленького ребенка: памперсы, помыть, покормить и все прочее.

Сейчас старшему сыну 18 лет, младшей дочке 8. Вспоминая период, когда они все были маленькими, я вспоминаю прежде всего все эти трудности, а уже потом все остальное.

Что меня поддерживало? Меня поддерживал муж, помогая где и когда это возможно; вера в то, что я делаю благое дело, выполняя свое предназначение; меня поддерживали успехи детей; радость от их первой улыбки, первого зубика, первых робких шажков, первых “мама” и “папа”; когда старшие заступались за младших, помогали им, учили новому, и многие-многие маленькие кусочки жизни, от которых было тепло и радостно. Когда дети переживают что-то первый раз в своей жизни, ты переживаешь это вместе с ними, ты смотришь на мир их глазами, и это бесценно! Я 6 раз поступала в первый класс, один раз за себя и 5 раз вместе с ними; пока что дважды окончила школу; я во 2, в 4, в 7 и в 10 классе одновременно. И сколько у нас еще всего впереди.

фото 4

Повлиял ли на количество детей в нашей семье “культ многодетности” в православии? Да повлиял.

Хотела бы я что-то изменить? Нет, уже не хотела бы. Дети научили меня очень-очень многому. Я закалилась, как сталь. В этом году окончила институт, получила профессию, начинаю новые интересные проекты. Сейчас, когда дети подросли, во многом стало легче. Они почти все, кроме младших, ездят везде сами. Но до сих пор я сама себе напоминаю авиадиспетчера, который целый день разруливает их полеты: кому на какие занятия, во сколько, кто куда кого везет и откуда забирает. Иногда в нашей летной компании бывают перебои. Но у нас много хороших друзей – спасают от падений.

фото 5

А теперь про любовь.

Сейчас понимаю, как мало ее доставалось моему мужу, пока дети были маленькими. Я вся была в них, и заботу о них ставила на первый план. Хорошо, что муж терпеливо нес свой крест и мы прошли испытание маленькими детьми. Сейчас мы очень ценим каждую минуту проведенную вместе. Очень хорошо, что о. Павел затронул тему любви супругов в своей статье. Об этом нужно знать.

Фото 6

Екатерина с мужем Александром

Утопия думать о том, что можно одинаково любить всех детей, что сколько бы их ни было, любви становится все больше и больше с каждым ребенком. Это неправда! Да и умеем ли мы вообще нормально любить? Наша корявая любовь, иногда проскальзывающая сквозь усталость, раздражение, бытовуху, может ли она покрыть 5-7 детей? Нет, не может. Не хватает детям любви, когда их много. Страшно, когда жизнь детей превращается в конвейер: родился, чуть подрос, детсад, школа и понеслось. Наши попытки любить детей – это идти рядом с ними, их шагами: если не хочет ходить в сад – значит, не будем туда водить, если эта школа не подходит – сменим, если устали – разрешаем не идти в школу, где не получается – поможем. Слушать их, слышать и пытаться понять, что им сейчас нужно и важно. Если бы их было больше, успевали бы мы идти рядом? Не знаю. И сейчас-то это бывает с неким опозданием.

После нашумевшей статьи очень много споров о том, а как правильно? Рожать много детей или нет? А нет правильного ответа. Каждому своё. “Что русскому хорошо, то немцу смерть”. Так и тут, кого-то много детей может просто сломать, и примеры перед глазами есть, а кого-то может взрастить, укрепить и научить любить без всяких “но” и “если”.

Я не могу честно ответить себе на вопрос: вот если бы ко мне подошла моя дочь и спросила: сколько лучше иметь детей? Пока ответа на этот вопрос у меня нет.



Статьи по теме:

Матвей Берхин «Многодетность: от теории к практике»

Георгий Митрофанов «О многодетности и идеале христианской семьи»

 

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle