Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Не имамы иныя надежды

Почему у нас нет иной надежды? Почему в России так любят Покров? Рассуждает Арина Воскресенская.

Почему именно Покров так любим именно у нас?

Почему наши Покровские храмы какой-то невероятной красоты? И я не только про Покрова на рву в Москве и Покрова на Нерли под Владимиром. Ещё есть невероятный храм в посёлке Черкизово Московской области, например. В начале XX века даже были почтовые марки с его изображениями. Или величественный Покровский собор во Владивостоке. Кафедральный, кстати. С куполами голубыми и золотыми. Или Покровский храм в Ростове-на-Дону. Покровские монастыри в Москве, в Суздале… Множество и множество, красота невероятная, можно было бы просто сделать фотоподборку и больше ничего и не писать.

Но мы не ищем лёгких путей. Меня давно интересует вопрос, который не я первая задала. Почему же Покров так любим в России? Ведь известно, что в календарях других православных стран этого праздника нет.

Ответов у меня два. Первый приземленный, утилитарный. К октябрю заканчивались полевые работы и можно было передохнуть перед зимним сезоном. Наравне с другими Богородичными праздниками – важно. Мы живём совсем в другое время и в других условиях, но и у нас середина октября – очень приятное время. Это не конец лета, как Успение, не начало приспособления к новым осенним условиям, как Рождество Богородицы, не начало зимы, как Введение, и не Великий пост, а то и Страстная, как Благовещение. Тишь да благодать, да ещё и длинный мясоед. Не то что в Великий пост, когда мысли совсем далеко. В прошлом году Благовещение выпало на Великую Субботу, и у меня было ощущение, что Благовещения мне и не досталось. Все мысли были там – у пустого Гроба.

А второй ответ – это то, что многим из нас Богородица стала таким образом мамы, которой в жизни, к сожалению, мы не имеем. Очень хорошо про травмы поколений писала Петрановская несколько лет назад (http://www.b17.ru/blog/70018/). Так выходит, что у нескольких поколений людей в России были сложности с мамами. Разные, но они были и есть. Часто нет тепла и понимания. А вот Богородица – Она нас принимает такими, какие мы есть, она отвечает на наши молитвы, Она просто рядом всегда, даже когда мама своя не рядом. Вероятно, в другие времена были другие причины, но в наше время, мне кажется, это самым главным в том, почему нам так близка Богородица. Это не умаляет нисколько того, что мы знаем о Богородице из православного катехизиса. Нет. Просто это делает нашу веру, наше принятие основ нашей религии ещё более живыми.

И конечно же, любая женщина, становящаяся мамой, приближается хоть немного к пониманию того, через что же прошла Богородица. Каждой маме знаком страх за детей, каждая мама задумывается, каково Ей было. Например, каково было Богородице, когда Сын отстал от них, возвращающихся с праздника, и ушёл учительствовать. Понимаете, Он же был тогда Подростком. Мама, потерявшая из виду своего Сына. О том, как Богородице было у подножия Голгофы – страшно и думать. Ахматова хорошо написала в свое время: «А туда, где молча Мать стояла, так никто взглянуть и не посмел». Вот мы тоже боимся туда взглянуть. И только в Великую Пятницу немного пробуем. И всегда этот канон повечерия Пятницы – на нерве, остаться там спокойным мало, кому удается.

Но мамы среди нас не все, а дети – абсолютно все, поэтом мы так и стремимся к Богородице, просить у неё помощи и заступничества.

Я сама и дочь мамы, с которой у меня сложные отношения, и мама. Мама здорового ребенка, вступающего в пубертат, мама ушедшего сына и мама дочки-инвалида. И мне тоже очень нужна мама. Я люблю свою маму, но мне очень плохо и больно в отношениях с ней. Нет, 35-летняя Арина, как и восьмилетняя, очень мамой дорожит и боится её потерять.  Но хочется-то принятия и спокойствия, а их нет. А когда я молюсь Богородице, мне кажется, я чувствую, что Она принимает и жалеет. Дурную, смешную, толстую. И это так важно и значимо.

Как мама, я тоже не смею смотреть на Неё у подножия Голгофы. Я понимаю, что моя боль – несравнима. Моего ушедшего сына не казнили, я даже не видела, как он умирал. А Она – видела. И тут мне тоже ясно совершенно, что никто, кроме Неё из людей, меня лучше не поймёт. Да, Её Сын поймёт. Но из людей – никто. Каждая из потерявших своих детей мам – уникальна, у каждой из нас своя история. И да, мы друг друга понимаем, но Она понимает каждую из нас лучше.

И вот в этом празднике, в празднике Покрова Пресвятой Богородицы, соединилось всё это самое ценное. Она нас защищает, она покрывает нас Своей заботой. И все мы – и дочери, и сыновья сложных мам, и папы и мамы своих детей – мы просим у Неё защиты и чувствуем эту защиту, которая нам так нужна. И которую нам никто, кроме Богородицы, дать не может. Она ближе всех к Своему Сыну. И при этом она – человек, земная женщина. Лучшая из нас, но изначально Она была такой же, как и все мы.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!