Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Не только Матильда. Мифы о Николае II и его семье

Недавно вышедший на экраны фильм Алексея Учителя про любовь наследника престола и балерины Матильды Кшесинской  — возможность вспомнить о том, какие  популярные мифы о семье последнего русского императора до сих пор интересны читателям и приводят к ожесточенным спорам.

Кадр из фильма Алексея Учителя «Матильда»

В двух статьях я хочу рассказать лишь о том, что более или менее хорошо известно из воспоминаний современников и работ историков, посвященных началу ХХ века.  Сам я не являюсь специалистом по эпохе Николая II, но читал довольно много работ о личности последнего императора и тому, как к царской семье относились ее современники и потомки. Первая статья будет посвящена последним годам жизни царской семьи, а вторая – мифам, связанным с царской семьей  до начала Первой мировой войны.

Для начала я хочу ответить на главный вопрос, иначе  не сможем двигаться дальше.

За что канонизировали Николая II?

Семья последнего русского императора была  причислена к лику святых в 2000 году.  Сторонники и противники канонизации спорили тогда очень яростно и активно. Интернет еще не был повсеместно доступен, поэтому люди читали и разговаривали. Основная проблема была та же, что и сейчас. Николай II и Александра Федоровна – личности и политики сложные, их государственная деятельность и личная жизнь, их отношение к Церкви были очень непростыми. Противники канонизации говорили о том, что поспешное прославление не дает возможности дать объективную историческую оценку новым святым, как политикам. Сторонники скорейшего прославления ссылались на народное почитание и многочисленные чудеса, а также на то, что новые святые помогут объединить православных христиан в России и за ее пределами. Попутно часто говорили о клевете на Николая II и надеялись, что канонизация поможет людям узнать настоящий образ царской семьи.

В 2000 году Церковь сделала все возможное, чтобы эта канонизация не привела к расколу верующих по политическим мотивам. Николай II и его семья были прославлены в чине страстотерпцев, то есть святых, «которые, подражая Христу, с терпением переносили физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников. Царская семья была прославлена не за свою политическую деятельность или благочестивую жизнь до момента их ареста весной 1917 года, а за свое поведение перед смертью. В своем докладе митрополит Крутицкий и Коломенский, в то время председатель комиссии по канонизации, подчеркивал, что «канонизация святого не означает канонизации каждой строчки им написанной».

К сожалению, эту фразу тогда не услышали. Почти сразу отношение к царской семье стало идеализированным. Из них некоторые неумеренные почитатели стали делать фактически «святое семейство», превращая царя в идеального политика, а царицу – в образец всех возможных добродетелей.  Последствия этого и проявились в ходе дискуссии о фильме Алексея Учителя.

Впрочем, Церковь в этом не виновата. Во всех официальных документах по канонизации подчеркивалось, что Церковь не считает жизнь семьи Романовых до отречения и ареста или политическую деятельность последнего русского императора и его супруги житием. То есть до марта 1917 года  царская семья – это обыкновенные христиане со своими достоинствами и недостатками, о жизни которых можно спорить, а  их поступки оценивать положительно или  отрицательно. На святость царской семьи это никак не влияет.

В доме Ипатьевых расстреляли всю царскую семью?

Анна Андерсон, лжецесаревичи Алексеи, рассказ о том, что сам Николай II благополучно избежал расстрела и спокойно доживал свои дни в Англии или Латинской Америке – вот лишь малая часть тех историй, о чудесном спасении кого-то из царской семьи, которые можно найти в интернете.

То же самое касается и судьбы останков царской семьи. В начале 90-х годов в  разных газетах можно было наткнуться на  рассказ о том, что заспиртованные головы Николая II и других членов семьи стояли в банках в шкафу то ли у Ленина, то ли у Свердлова.

В книге одного из руководителей белого движения Михаила Дитерихса «Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале» есть чудесный рассказ о том, что вместо Николая II расстреляли графа-добровольца, а сам император с детьми бежал за границу.[1] Автор книги приводит эту историю как дезинформацию большевиков.  Летом 1918 года, когда белая армия вошла в Екатеринбург, вообще было много слухов о том, что расстреляны были не все.

В книге  учителя  французского языка  царских детей Пьера Жильяра «Император Николай II и его семья» можно найти несколько историй о том, как люди, спасшиеся из дома Ипатьевых, до последнего надеялись, что расстреляли не всех. Надежды оказались ложными, что доказал следователь Николай Соколов, который вел тщательное расследование обстоятельств расстрела царской семьи. Он уехал из России вместе с белыми, и потом написал книгу «Убийство царской семьи», основанной на материалах следственного дела. Сейчас большинство историков не сомневаются в том, что царская семья была расстреляна 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. Через несколько дней большевики оставили Екатеринбург, но убить царскую семью они успели.

Мог ли Николай II и его семья спастись после ареста?

В 1972 году советский историк Марк Ксавинов  издает книгу «23 ступени вниз». Для многих людей до сих пор этот текст является чуть ли не лучшим источником для оценки царствования Николая II. Последний император правил 23 года (с 1894 по 1917). Говорящее название помогает читателю сразу понять, что правителем он был посредственным. По мнению историка Сергея Фирсова – автора одной из биографий Николая II в серии ЖЗЛ, труд Ксавинова был очень необычным для советской историографии – здесь царь впервые представал перед читателем не исчадием ада, а человеком со своими достоинствами и недостатками.

Один тезис Марка Ксавинова нам особенно интересен – Николая II очень хотел спасти германский посол Мирбах. Вокруг дома Ипатьевых постоянно ходили заговорщики. Большевики раскрыли несколько заговоров и были вынуждены расстрелять царя. Хорошо, что они успели это сделать.

Соблазнительная теория. Вот только совершенно неправдоподобная. С марта 1917 по июлю 1918 года    у Николая II было несколько возможностей покинуть Россию, вот только они были скорее гипотетическими.

Во многих источниках  есть рассказ о том, что Николай II хотел бы жить как частный человек в Крыму.  Не менее распространена версия о  возможности эмиграции в Англии, в которой в конечном итоге царской семье отказали.

Вообще  перемещения царской семьи после ареста – тема чрезвычайно интересная. Сперва Петербург, откуда попасть заграницу было бы легче всего, но Александр Керенский отказался везти царскую семью на запад или в Крым, говоря  о том, что временное правительство  не может гарантировать их безопасность. Вместо этого поезд с царской семьей 14 августа 1917 года отправляется из России  в Тюмень, а затем царскую семью  на пароходе перевозят в Тобольск.

Можно ли было бежать из Тобольска? Теоретически да, практически нет. В апреле 1917 года английский король Георг V сказал, что переезд царской семьи в Англию был бы нежелательным. В Германию Николай II не мог уехать, так как она была военным противником России. Истории про спасение в Латинской Америке можно сразу отвергнуть.

Иными словами,  даже из Тобольска бежать было некуда. В начале апреля   1918 года царскую семью везут из Тобольска в Екатеринбург. В этот момент большевики хотели устроить публичный процесс над бывшим императором, но обстоятельства не позволили этого сделать, что и привело к трагедии в доме Ипатьева.

Так что шансов на спасение у царской семьи практически не было, зато после расстрела большевики некоторое время охотно распространяли самые разные слухи о спасении царя. Впрочем, их противники тоже пытались разыграть эту карту. Шла гражданская война, и семья Николая II стала заложником политической  неразберихи.

Почему Церковь поддержала отречение Николая II, и было ли оно законным?

2 марта 1917 года в 23.40 представители Государственной думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин получили окончательный текст отречения Николая II от престола за себя и наследника Алексея, известный в истории как Манифест об отречении. Власть перешла к Михаилу Александровичу Романову, который на следующий день отказался от престола до созыва Учредительного собрания.

9 марта 1917 года Святейший синод выразил свое отношение к отречению. В рабочих документах говорилось о том, что нужно «принять к сведению отречение Николая II и его брата Михаила». В обнародованном воззвании «К верным чадам Русской Православной Церкви по поводу переживаемых ныне событий» было написано: «Святейший Синод усердно молит Всемилостивого Господа, да благословит Он труды и начинания Временного правительства, да дает ему силу, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов великой Российской державы да управит на путь братской любви»[2].

Вокруг этих двух фактов до сих пор идут яростные споры. Одни  исследователи говорят о том, что Церковь в лице Синода предала царя, другие, что Николай II, который по законам Российской империи был главой («крайнем судией», если быть точнее) Церкви, обезглавил  русское православие накануне революции, не провозгласив ее независимости от государства. Третьи (например, Петр Мультатули) говорят, что отречения не было, документ составлен с грубыми юридическими ошибками, что делает его недействительным.

Скорее всего, мы никогда до конца не сможем узнать, что же именно произошло в царском поезде, следовавшем из Могилева в Царское Село, но оказавшемся в Пскове. До нас дошло значительное число воспоминаний, однако их ценность как исторических источников неравнозначна. Некоторые мемуары писались уже значительно позже 2 марта, с учетом политической ситуации в России и той позиции, которую занимал автор по отношению к событиям февраля или октября 1917 года.

Очевидно одно: императору приходилось принимать решение в критической, постоянно меняющейся ситуации и в очень короткие сроки (этим объясняется несколько телеграмм государя). Ни Николай II, ни Александра Федоровна не могли в тот момент спокойно общаться друг с другом, а также получать более или менее полное представление о происходящем. То, что 25 февраля казалось императрице бунтом «мальчишек и девчонок», за два дня превратилось в мощную революцию, когда войска отказывались подчиняться приказам, а командующие фронтами просили Николая отречься от престола. В этих условиях на несоблюдение каких-то формальностей могли просто не обратить внимания. Отречение  Николая II устраивало и власть в лице Временного правительства, и Церковь в лице Синода и большую часть российского народа, который устал от войны и видел в царской семье источник бед для страны. Справедливо или нет, я скажу дальше.

Важно отметить, что Николай II отрекался за  себя и наследника в пользу брата Михаила, который в свою очередь отрекся от престола уже в пользу Учредительного собрания. Так что Николай II поступил как человек, для которого интересы страны, семьи и здоровье, как он их понимал, были выше  личных выгод и безопасности.  Он думал, что жертвует собой  ради страны. Вот только России это было тогда неважно.

Обстоятельства, в которых произошло отречение царя,  и мотивы, которые им двигали, и стали одним из оснований для канонизации царской семьи: «Духовные мотивы, по которым последний российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, решил отречься от Престола во имя внутреннего мира в России, придает его поступку подлинно нравственный характер», говорится в акте о канонизации[3].

И два слова о Церкви. Церковь приняла отречение своего «крайнего судии» к сведению. Ничего другого она сделать не могла. Фантастические версии о том, что можно было поднять народ на защиту царя мы рассматривать не будем. К началу 1917 года народ очень не любил Николая II и особенно его жену — Александру Федоровну.

Немецкая шпионка, любовница Распутина, святая?

У супруги последнего русского императора был особый дар. К Александре Федоровне почти никто не относился равнодушно. Ее либо любили, либо ненавидели и осуждали. Точно любили ее Николай II, дети и Анна Вырубова. Уже упоминавшийся нами Пьер Жильяр относился к ней с симпатией. Разумеется, этот список не полон.

Ненавидели и не принимали избранницу Николая II гораздо больше людей. Многие видели в ней человека, который принес в Россию несчастье. У Александра Федоровна не умела нравиться или играть роль. Ее можно было либо принимать целиком, либо не принимать никак, что в общем-то и случилось. Сергей Фирсов в своей книге о Николае II  приводит только один сюжет бульварного романа в  российской прессе после отречения императора от престола – это любовный треугольник с участием Николая II, Анны Вырубовой, самой императрицы и молодого офицера[4].

По дороге из Тюмени в Тобольск Александра Федоровна слышала крики толпы «Саша, где твой Гриша (намек на Распутина –А.З.)». Сам Николай II  не реагировал на такие нападки, но общественное мнение было не на стороне царской семьи. Конечно, Александра Федоровна не была ни немецкой шпионкой, ни любовницей Распутина (сам Распутин, кстати, был против участия России в Первой мировой войне), но в государственные  и церковные дела активно вмешивалась, советы мужу давала и советов Распутина слушалась. Вот отрывок из письма императрицы мужу от 23 июня 1916 года: «Ц.С. 23 июня 1916 г.Ангел мой любимый!

Уже 12 час., я только что легла, но хочу написать тебе, пока еще хорошо помню свою беседу с Штюрмером. Бедняга очень расстроен слухами, переданными ему лицами, побывавшими в Могилеве, а так как и Родзянко тоже накинулся на него, то он впал в совершенное недоумение. Будто бы предполагается военная диктатура с Сергеем М. во главе, смена министров и т.д. Дурак Родз. прилетел к нему, чтобы узнать его мнение об этом и т.д. и т.д»[5]. Ниже она назовет Родзянко «гнусным» (в другом переводе «ненавистным». Переписка велась на английском языке).

Во многих письмах к мужу Александра Федоровна чередует нежные эпитеты и рассказ о детях с жесткими оценками политиков, а иногда и церковных иерархов, так что царскую переписку не стоит рассматривать как сентиментальные и благочестивые беседы двух христиан. Александра Федоровна была человеком жестким, волевым, абсолютно не гибким – первых двух качеств как раз и не хватало ее супругу по мысли многих современников.  Она рано состарилась. К моменту расстрела ей не было и пятидесяти, но она плохо ходила и страдала нервным истощением. Болезнь наследника и постоянная забота о нем сильно изменила ее характер. Впрочем, она и в молодости не умела нравиться нужным людям. При этом она очень любила своего мужа и детей и в конечном итоге отдала за них жизнь. Россию она тоже любила, вот только не реальную страну с ее достоинствами и недостатками,  а идеальный образ, где народ любит царя, царь обладает неограниченной властью и может делать что угодно. Впрочем, Матильда Кшесинская в своих дневниках и воспоминаниях говорит об Александре Федоровне с уважением.

Но об этом, а также о Распутине и религиозности царской семьи мы поговорим во второй нашей статье.


[1] «Друг одного из корреспондентов английской газеты «Морнинг пост», только что прибывший из Петербурга, рассказывает, что Великий князь Кирилл получил 18 ноября письмо от Великой княжны Татьяны, в котором говорится, что Царица и Великие княжны находятся в безопасности и что Царь расстрелян не был. Согласно этого письма, один большевистский офицер вошел к Царю и объявил ему, что он назначен для приведения в исполнение смертного приговора. На вопрос – нет ли способа избежать этого, он ответил, что сам он относится к этому индифферентно, но что ему надо иметь обезображенное тело, как доказательство приведения в исполнение данного ему приказания. Какой-то граф, имя которого в письме не упоминается, предложил себя на место Царя. Царь настойчиво протестовал. Но граф настаивал, и большевистский офицер кончил спор тем, что застрелил графа, согласно его желания. В это время Царь воспользовался моментом и скрылся неизвестно куда».

[2] Подробнее о реакции Церкви на отречение Николая II можно узнать в книге. Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). М., Изд. Государственной публичной исторической библиотеки России. 2007. –532 с.

[3] Доклад  митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, на основании которого решили канонизировать царскую семью, главный источник для тех, кто хочет понять,  почему Николай II –святой страстотерпец (http://www.patriarchia.ru/db/text/422558)

[4] «Журнал «Прожектор» опубликовал рассказ о любвеобильной и похотливой царице, ее лицемерной подруге А. А. Вырубовой, вечно пьяном, жестоком и подозрительном царе-эротомане. Сюжет незамысловат. Александра Федоровна и Анна Александровна одновременно влюбляются в красивого молодого офицера Орлова, которого царица, пользуясь преимуществом государыни, делает любовником. Вырубова «мстит», провоцируя столкновение царя с женой. Николай II, застав на месте «преступления» жену и любовника, убивает последнего. В отместку за смерть Орлова в Александру Федоровну, уже в годы Великой войны, стреляет лежавший на излечении в Царскосельском госпитале его младший брат. Покушение заканчивается легким ранением Вырубовой, царица прощает стрелявшего. Детективная история рассказана, «кошмарная» тайна Двора — раскрыта. Издатели обещают и дальше публиковать сенсационные разоблачения». Фирсов С.Л. Николай II. М. 2010, с. 442.

[5] Цитирую по сайту https://lastromanovs.blogspot.ru/2014/07/Pisma-Nikolaja-II-i-Aleksandry-Fedorovny-k-drug-drugu.html.