Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Особенности охоты на драконов в постный период

О внутренних поединках и противоречиях – Роман Кирченко.

Георгий Победоносец убивает копьем змия

Каждый из нас, рожденных, подобен храму, ходячему замку, в котором кто только не живет. Здесь можно встретить «русского» или «украинца», «маму» и «дочку», «спортсменку», «патриота» и «доброго человека»… У некоторых замок украшен крестом, полумесяцем или шестиконечной звездой. А у кого-то и правда внутри живет Иисус. Население наших странствующих по миру обителей пестро и разношерстно. А еще в нем есть драконы.

Они не любят показываться, заявлять о себе в открытую. Но высовывают головы из окна и очень натурально выжигают огненным дыханием поля и сады человеколюбия вокруг наших храмов. Не только вокруг своего, часто-густо эти пожарища задевают окружающих, порой сжигая их храмы дотла. Кто-то называет этих драконов страстями, кто-то грехом, не суть. Эти разрушения реальны настолько, насколько реальна боль. Ты же знаешь, что такое боль?

Заканчивается Рождественский пост. За это время, надеюсь, мы набрались тишины, спокойствия и сосредоточенности, чтобы побыть охотниками. Охотниками на драконов в своем храме. Этим стоит заняться до того, как драконы сожрали всех остальных жителей. Чтобы было кому еще держать слово на главной башне, кроме огнедышащих разрушителей.

Как охотник находит зверя? Он находит его по следам. Как и всякий зверь, наши драконы скрытны и искусно маскируются, но и у них есть следы. И о некоторых таких следах давай и поговорим сегодня.

След первый: «а чего они?..», «он первый начал…», «так она же вон чего творит…», «да просто они уже реально бесят/вывели/достали…» — знакомые конструкции? С перекладывания ответственности, с отказа от собственной воли начинаются самые страшные поступки. «А чего она так вырядилась?» в изнасиловании; «а чего он такой дерзкий?» в бытовой поножовщине; «они стали для нас угрозой» в залпе реактивных орудий. Но что бы ни происходило, твоя жизнь – это твоя ответственность. А моя жизнь – моя. У меня далеко не все получается. Похоже, чаще я терплю неудачи, нежели праздную свершения. Но когда Иисус в моем храме спрашивает: «да что же ты, братец? что творишь-то?», так, знаешь, до отвращения прям, не хочется выслушивать это запинающееся мямленье: «ну, а чего они…» Жалко это все, будто и жил – зря, и дары – похерил, и доверенное – угробил… от самого себя противно. И чтобы в такую ситуацию не попадать, при первом появлении этого следа надо остановиться, замереть! Они – это они, а я – это я. И внимательно-внимательно так по сторонам смотреть и слушать – рядом он совсем, дракон, рядышком… только руку протяни.

След второй: «лучше бы они вместо этого…», «лучше бы эти деньги бедным отдал…», «лучше бы ты делала не так, а вот эдак…» В каждый миг каждый действует на пике своей способности действовать. Делает, как и что умеет, своим предельным способом. Не получается лучше? Ну значит, не умеет, не могет, не хватает чего-то. Что в этой ситуации требуется? Уж точно не отстраненные безответственные поучения свысока. Да, наши братья и сестры несовершенны. Но перед этими соринками в чужом глазу всегда есть близкое до невозможности, не отделаться никак, бревно в своем. И при виде этих чужих соринок самое время заняться собственными бревнами. Самое время.

След третий — «кому я сделаю лучше?» Истинное волшебство, посильнее возможности летать или исцелять прикосновением, – это способность держать при себе свое мнение, если его высказывание не множит любовь.

Заметить, искренне так посчитать, что другой неправ, например, и не сказать об этом. Иметь повод для высказывания и промолчать, если полезность этого высказывания не очевидна. Здорово заметить раздражитель, заметить свое раздражение – «дзинь!»; заметить, как хочется, просится прям поделиться своим мнением и в этот самый момент проверить: а сделаю ли я кому-то лучше своим высказыванием или поступком? И возможно, лучшим решением окажется — не сделать ничего. Не нашлось действия по заповедям Христовым, так остальное ведь все тлен, пустота. И лучшим проявлением любви станет ничто – непричинение вреда. И готово, дракон — в узде!

Кстати, ведь его, дракона, не надо убивать. Огонь бывает не только разрушительным. Он может согревать замерзших и зажигать сердца. Всему свое место и время. Распространенные мемы о «природности» и нормальности борьбы и борьбы с самим собой в том числе – опасное преувеличение. Не надо стрелять в храме. И победы не будет, потому что войны не случится. Ну и ладно. Можно жить без войны, можно.

И, может быть, однажды мы выйдем навстречу новому рассвету, под замечательные марши, выстроившись в прекрасном божественном порядке, где каждому найдется место и никто не будет лишним. Как и задумано. И это будет хорошо – жить в согласии. С Богом, с другими и с собой.
Спасибо.
* играет музыка