Первенцы двух заветов

Иерей Алексий Волчков

Директор Школы библейской филологии, преподаватель СПбДА.

Наступил праздник Сретения Господня. Чтобы понять правильно его смысл, нужно знать его ветхозаветную предысторию. Какую роль играли первенцы в Писании? Почему обычай принесения их в жертву был заимствован у язычников? И как идея жертвоприношения Первенца приобрела христологическое, вселенское звучание? На эти вопросы отвечает кандидат теологии священник Алексий Волчков.

Первенцы в современном мире и в древности

Понятие «первенца» в наше время присутствует лишь в семейном пространстве и имеет эмоциональную окраску: это может быть и мальчик, и девочка. В древнем мире все было совершенно иначе. Книги Пятикнижия Моисеева подчеркивают то, что правовое положение первенца отличалось от положения всех остальных детей этого семейства, что подробно проговаривается в Книге Второзаконие. В еврейском языке есть два ключевых слова. Одно из них «бхор», что означает первенец, в Ветхом Завете оно встречается довольно часто. Теме мальчика-первенца и всего того, что может быть названо первенцем в мире животных и растений, в Ветхом Завете уделяется очень большое внимание. Вот текст из Второзакония, где описывается ситуация, частая для ветхозаветных семей:

Если у мужчины две жены, одна любимая, а другая нелюбимая, и у обеих есть от него сыновья, но первенец — сын нелюбимой жены, то при дележе имущества между сыновьями, он не должен дать сыну любимой жены первенство перед первородным сыном нелюбимой жены. Он должен признать сына от нелюбимой жены первенцем и должен отдать ему двойную часть из всего того, что у него есть, ведь этот сын — первое проявление его мужской силы, и ему принадлежит право первородства (Втор 21:15–17).

Менее любимая жена могла быть просто первой женой. Возможно, она уже в возрасте и более любимой оказалась младшая жена. В жизни случается всякое. Но несмотря на отношение к жене, если первенец — сын нелюбимой, то сын любимой не может иметь права первородства. Двойную часть всего, что имеет отец, по закону получает первенец, бхор, это первое проявление мужской силы отца.

Для нашего мира не так важно, кто рождается первым. Мы справедливо говорим, что любим всех детей одинаково, и все имеют равные права. Когда делится имущество, наследство, то все дети, независимо от того, являются они первыми, вторыми, мальчиками или девочками, получают одинаковую долю имущества. В Ветхом Завете ситуация совершенно иная. Про девочек ни слова, решается спор двух мальчиков, первенец получает две трети всего имущества, второй сын получает только треть. Если у израильтянина три сына, половина всего имущества отходит первенцу, а оставшееся делится между двумя младшими сыновьями.

Таков был древний мир: всему, что появляется на свет первым, — плодам, телятам, ягнятам, детям, первым мальчикам семейства — уделяется сугубое внимание. Также мы знаем, что первенец, бхор, не только является наследником отца в его доме, но и получает особое благословение. Очень важно было его получить, а потом не потерять. Хотя в этом мире первенцы находятся на особом положении, Бог вмешивается в этот расклад и часто вносит существенные коррективы.

Бог нарушает порядок

Вспомним несколько примеров, когда Бог делает ставку не на первенца, а на второго ребенка. Например, первенцем Адама и Евы был Каин, но Бог принимает дары младшего, Авеля. У Авраама было два сына. Первенца звали Измаил, но наследство и первородство получил Исаак. У Исаака тоже были дети, Исав и Иаков, и мы знаем, что младший Иаков получил первородство обманом. Ему пришлось бежать, скрываться и долго жить на чужбине, где сам он оказался объектом манипуляции, обмана и несправедливости. Годы спустя он вернулся и помирился с братом. Иногда первенца лишают права первородства за проступки. Рувим, старший сын Иакова, поступил неправедно, вступив в отношения с наложницей своего отца, и был лишен первородства. Вместо него на первый план выступили Иосиф и Иуда. При всех «но» тема первенцев для Библии очень важна. Сам Израиль называется Богом первенцем: «Тогда скажи фараону: “Так говорит Господь: Израиль — Мой сын, Мой первенец”» (Исх. 4:22).Бог повелел Моисею сказать фараону, что Израиль Его первенец, и, следовательно, фараону неподвластен.

Отдавайте Мне первенцев

В Законе Моисеевом встречаются не вполне понятные указания относительно первенцев. Например, в Книге Исход Бог говорит такие слова: «Отдавайте Мне первенцев из своих сыновей» (Исх 22:29). Родился первенец, бхор, он является наследником, носителем благословения. Как можно отдать его Богу? Дальше: «Отдавайте Мне первородное из крупного и мелкого скота. Пусть животные остаются семь дней с матерью, а на восьмой день отдавайте их Мне» (22:30). Это пояснение вызывает еще большее смущение, потому что мы хорошо знаем, что будет с животными, отданными Богу. Этих «бхор» из ягнят, телят, принесут в жертву, их зарежут, часть будет сожжена, часть разделена и съедена.

Этот стих про животных хорошо выражает то, чем является жертва Богу. В первобытном обществе это то, что уходит из нашего мира и не может в нем функционировать прежним образом. Можно сломать вещь, сжечь что-то, убить кого-то. Например, земля, которая отдается Богу, Святая земля не может быть распахана и засеяна, она выводится из употребления. То же касается и животных, мы знаем, что их убьют. Но как понять «отдавайте мне первенцев из своих сыновей», что делать с детьми?

«Господь сказал Моисею: Посвяти Мне каждого первенца, каждого, открывающего чрево среди детей Израиля, от человека до скота» (Исх 13:1–2). В Книге Бытия мы находим тревожную историю Авраама и Исаака. Старшим был Измаил, но сам Авраам считал первенцем долгожданного Исаака. Вот разговор Бога и Авраама об Исааке:

Спустя какое-то время Бог подверг Авраама испытанию. Он сказал ему:

— Авраам!

— Я здесь, — ответил Авраам.

Бог сказал:

— Возьми сына, своего единственного сына Исаака, которого ты любишь, иди в землю Мориа и принеси его там в жертву всесожжения на горе, на которую Я укажу тебе (Быт 22:1–2).

Это иллюстрация к Исх 22:29. Бог говорит Аврааму — убей своего единственного сына. И Авраам должен и готов исполнить это Божье указание. Вот эта грань. Конечно, у нас возникает смущение, недоумение, протест. Теперь я попытаюсь пояснить контекст и предпосылки этих ситуаций.

Почему Бог считает первенцев «своими»

Мы, люди XXI века, на первенца возлагаем сугубые надежды. Он как будто должен что-то нам доказать, особенно если это мальчик. Возможно, потому, что мы уделяли ему внимания больше, чем последующим детям. В семье, где трое и больше детей, конкурентом первенцу является самый младший. В Книге Бытия мы находим такие же модели: есть старший и есть дети старости, младшие, любимцы, которые выступают конкурентами старших вплоть до того, что старшие желают их по-настоящему убить, избавиться от них.

В Древнем мире хорошо знали, что все первородное, будь то растения, животные или дети, это момент особого риска, как для матери, так и для ее ребенка. Известно, что процент смертности был очень большой, особенно это касалось младенцев. Сами роды — это вещь, связанная с большим количеством неопределенности, опасности. В родах очень нужна была помощь Бога или богов. И раз Бог участвовал особым образом, то Он имел право сказать, что это Мое, это Я беру Себе.

Тофет

В библейском мире семиты были нацией номер один. Не только потому, что Библия — книга, написанная семитами и про семитов, а потому, что семитских культур на самом деле было очень много. Это и аккадская, и ассирийская культура, это финикийцы, евреи, арабы. Но сейчас мы поговорим о народе, который был серьезным соперником и в одно время почти победителем римлян. Это карфагеняне, пунийцы. Их культура тоже была семитской. Соседи евреев финикийцы, жители Тира, Сидона, посылали корабли с переселенцами. Их колонии были в Италии, Средиземноморье, Испании, Северной Африке. Из этих колоний возникла культура карфагенян. Пунийцы (римское именование финикийцев) воевали с Римом, бывали у них и победы. К теме первенцев у карфагенян тоже было особое отношение. Около городов финикийцев имелись кладбища. Обозначались они словом «тофет». В Библии это слово встречается в очень негативном смысловом значении.

Слово ужасное, мерзкое, вызывающие оторопь, недоумение, отвращение. Тофет — это плохо. Так думали не только евреи и авторы Библии, но и греки и римляне. Карфаген — это ужасно, гадко, мерзко потому, что у Карфагена есть тофет. Финикийцы — это ужасный, варварский, дикий народ потому, что у них есть тофет. На их кладбищах археологи находят небольшие кувшинчики, а в них кости младенцев, сожженных детей. В литературе народов, соседей финикийцев, описывается, что карфагеняне сжигают младенцев, первенцев, потому что они божьи, их бог Молох требует себе первенцев и они их отдают, исполняя на своем ужасном языческом уровне понимания закон жертвы: бог дал что-то очень важное, а я это важное отдаю богу. Это и есть жертва, когда дается не что-то маленькое, ненужное, а самое дорогое. Римские авторы рисуют ужасные картины. Статуя божества Молоха была сделана из металла. Она нагревается и сердце младенца кладется на руку этой статуи, а потом сжигается и все оставшееся.

Рассказ евреев-свидетелей

А вот что видели еврейские свидетели, очевидцы, в своем финикийском и даже хананейском окружении:

Можно ли Господу угодить тысячами баранов,

нескончаемыми реками масла?

Отдам ли первенца в жертву за грех мой,

плод тела — за грех моей души? (Мих 6:7).

Михей философски рассуждает: можно ли угодить Господу обильными жертвами? Другая цитата: «Не отдавай своих детей в жертву Молоху, не бесчести Имени своего Бога. Я — Господь» (Лев 18:21). Это инструкция евреям, которые окажутся в Ханаане, в окружении тех самых семитов, которые понимают благодарность богу за первенца в таком дикарском ужасном виде.

Еще примеры:

Господь сказал Моисею:

— Скажи израильтянам: «Любого израильтянина или живущего в Израиле чужеземца, который приносит в жертву Молоху своего ребенка, нужно предать смерти. Народ общины должен забить его камнями. Я обращу Свое лицо против него и исторгну его из народа; ведь принося детей в жертву Молоху, он осквернил Мое святилище и обесчестил Мое святое Имя. Если народ общины закроет глаза на то, что кто-то отдал своего ребенка Молоху, и не предаст его смерти, Я Сам обращу Свое лицо против того человека и его семьи и исторгну их из их народа — и его самого, и всех, кто следует за ним, блудя с Молохом (Лев 20:1–5).

Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь, твой Бог, не подражай мерзким обычаям тех народов. Пусть не будет среди вас того, кто приносит в огненную жертву своего сына или свою дочь, занимается ворожбой и волшебством, толкует знамения, колдует, наводит чары, вызывает призраков и духов или вопрошает мертвых. Всякий, кто творит такие дела, отвратителен Господу, и из-за этих мерзких обычаев Господь, твой Бог, прогонит от тебя народы. Ты должен быть непорочен перед Господом, твоим Богом. Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь, твой Бог, не подражай мерзким обычаям тех народов (Втор 18:9–13).

Приносить детей в огненную жертву запрещено. Никогда не нужно подражать обычаям язычников, и где бы вы ни оказались, нужно помнить Закон Господа.

Евреи в чужой стране

Евреи приходят в общество и живут среди людей, которые слова, сказанные Богом относительно жертвы первенцев, понимают прямолинейно. Но в законодательстве Пятикнижия Моисеева есть однозначные повторяющиеся снова и снова правила, что так толковать Мое повеление про детей нельзя, это мерзость, дичь и варварство. Но иногда и в истории Израиля присутствовали такие явления. Например, Иезекииль, рубеж VII–VI веков до Рождества Христова. Это уже довольно просвещенные времена, предшествующие Вавилонскому плену. Он описывает нравы Иерусалима своего времени: «Я разрешил им оскверняться их дарами — принесением в огненную жертву каждого первенца — чтобы ужаснуть их, чтобы они узнали, что Я — Господь» (Иез 20:26). Бог попустил Иерусалиму оскверняться принесением в жертву первенцев. Возможно, они думали, что раз Молоху и Баалу нужны такие дары, то и Яхве их примет. Но плод таких даров — не благословение, а проклятие. Они ужаснутся и по последствиям своего злодеяния узнают, Кто Господь.

Детские жертвоприношения в истории

Карфагенский военачальник Гамилькар, отец Ганнибала (семитское имя, происходит от Ваала), по мнению некоторых римских писателей, осаждая Агригент, город в Сицилии, принес своего младшего сына в жертву Молоху, чтобы он помог ему взять город. В современных научных статьях, где анализируется феномен «тофета» у финикийцев, хананеев, пунийцев, есть мысль, что во многом тофет — это плод недопонимания, пропаганды оппонентов, то есть все во много раз преувеличено. На самом деле, как доказывают археологи, которые изучают эти кувшинчики и кости в них, получается, что из них процентов 80–90 — это были дети, умершие при родах. Вспомним, смертность была очень велика, они скончались, были сожжены и помещены в эти кувшины. То есть в основном их не убивали. Кроме того, понятно, что если какое-то общество, город постоянно убивает своих первенцев, процветания он не достигнет, это нерациональное поведение.

Но все-таки были и убийства, это видели окружающие народы, греки, римляне и евреи, это их шокировало и ужасало. Даже самые просвещенные народы в древности приносили в жертву детей. Вот примеры из культуры греческой, из Илиады. У Агамемнона был план плыть в Трою, но он оскорбил Артемиду. Она отомстила и сделала ужасное, убрала ветер, и все корабли Агамемнона встали. Тогда местный жрец сказал, что требуется принести в жертву девочку, Ифигению. Агамемнон сделал это, и ветер появился. Артемида потребовала жизнь ребенка. В позднейших легендах возникают попытки обелить Агамемнона и говорится, что Артемида сама заменила эту девочку на ягненка или лань, а Ифигению унесла на облаке.

Вспомним также Книгу Судей. Судья Иеффай сказал, что когда он придет домой, то первого, кого он увидит, ягненка, собаку, корову, принесет в жертву Богу Яхве. Увидел же он первой свою дочь и убил ее. Книга Судей никак не комментирует это, только описывает случившееся, и хроника идет дальше. Как видим, в мире семитов многие из неевреев убивали первенцев, детей. Это была настолько укоренившаяся традиция, что даже евреи иногда к ней склонялись.

Отдать Божие Богу

Читая Библию, мы можем вывести три тезиса.

Первый. Человека во имя Бога убивать нельзя. Об этом рассказывает история Авраама и Исаака. Первенца человеческого рода убивать во имя Яхве недопустимо. Это мерзость, которая свойственна языческим народам, не евреям.

Второй тезис. Первенец все равно Божий. Здесь возможны два пути. Можно первенца посвятить Богу, как мы видели в разных книгах Ветхого Завета. Это так называемые назореи. Самсон был назореем. Сын Анны, Самуил, тоже был посвященным Богу младенцем (1 Цар 1:10–11, 27–28). Можно посвятить ребенка Богу, он будет находиться при храме.

Второй путь — нужно дать Богу выкуп, а точнее Храму дать что-то, что будет заменой этого ребенка. Здесь тоже возможны варианты. За каждого ребенка нужно было принести жертву и уплатить 5 шекелей в храмовую казну. Еще у евреев был такой род, который «корпоративно» был выкупом за всех первенцев. Это левиты, они принимали участие в богослужениях, заботились о содержании Храма, из этого рода происходили священники.

Третий путь решения проблемы первенца: отдается часть вместо целого. Это обрезание.

Первенец Иисус

Младенца Иисуса принесли во Храм в положенное время, как приносили и других младенцев, для того чтобы совершить выкуп, жертву Богу. Эти события описывает евангелист Лука. Главы 1 и 2 у Луки посвящены Рождеству Богомладенца и Его детству. Рассказывает евангелист и об обрезании Господа: «На восьмой день, когда пришло время совершить над Ним обряд обрезания, Его назвали Иисусом, именем, которое ангел дал Ему еще до того, как Он был зачат» (Лк 2:21).

Это еще не Храм, это произошло, видимо, в Вифлееме, в пригороде Иерусалима, где остановилась семья. Над Иисусом совершается то, что совершали над каждым мальчиком-евреем. Лука описывает все эти традиции, порядки очень благожелательно. Лука никаких проблем между обрядами, Храмом, жрецами, жертвами, убитой голубкой, обрезанием и Евангелием не видит. Все гармонично, все правильно, как на иконе и здесь, в этом повествовании, мы видим полную комплементарность, близость Ветхого Завета и начинающегося Нового Завета. Все, что было предписано делать над младенцами Моисеем, совершается и над Иисусом: обрезание, наречение имени. Никаких конфликтов, драм Лука не описывает. Читаем дальше.

Когда закончилось время очищения, предписанное Законом Моисея, Мария и Иосиф понесли Младенца в Иерусалим, чтобы посвятить Его Господу, потому что в Законе Господа написано: «каждый первенец мужского пола должен быть посвящен Господу» (Лк 2:22–24).

Окончилось время очищения — 33 дня, прошло еще 7 дней и на восьмой должно совершаться обрезание. 33 + 7, сороковой день, и семья приходит в Храм с Младенцем Иисусом. Закон Моисея несколько раз упоминается в этом небольшом фрагменте в положительном ключе. С точки зрения Луки, он хорош и правилен. На самом деле для выкупа в Храм мог пойти один Иосиф. Марии с Младенцем идти было необязательно. И то, что для посвящения Младенца Господу в Храм идет вся семья, показывает нам, что они были люди благочестивые, им нравилось в Храме. Выражение «посвятить Его Господу» дает нам пояснение, что выбор между выкупом и просвещением решается здесь в пользу посвящения, как было в случае с Самуилом и Самсоном. Иисус — это посвященный Богу первенец, потому что так сказано в Законе Моисеевом.

Икона Храма

Лука описывает Храм очень своеобразно. В Храме в основном свершались жертвы, там резали животных, сжигали их туши. Но Лука об этом ничего не говорит, для него это не имеет значения. Лука описывает Храм совершенно в новозаветных, «православных» церковных категориях. Храм — это место, где обитают праведные мужи и жены, пророки, пророчицы, которые движимы Духом Святым. Симеона (Лк 2:25–35) Святой Дух приводит в Храм именно тогда, когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним то, что было установлено Законом. В Храме живет и Анна (ст. 36–38), пророчица, старица. Анна израильтянка, у нее есть родословие. Всего семь лет она жила с мужем, а всю оставшуюся жизнь оставалась вдовой. Ей было 84 года, она никогда не покидала Храма, день и ночь служила Богу постами и молитвами. Мы видим, что Новый Завет пришел в ветхозаветный Храм. Дух Святой царствует в Храме Иерусалимском, Храме, который был символом израильского благочестия. Это иконическое изображение иерусалимского Храма. Лука показывает связь, преемство Ветхого и Нового Завета.

В соборе Феодоровской иконы Божией Матери есть чин воцерковления младенцев. Младенца, родившегося в христианской семье, приносят в храм, и наши священники берут его на руки, показывают народу, предъявляют Богу, всей общине, а мальчиков заносят алтарь, и там читают «Ныне отпущаеши…» Это очень сильный жест — читать этот гимн при воцерковлении обычного младенца Яши или Пети, потому что он читался, когда был принесен в Храм Первенец Божий, Мессия. Мы как будто говорим, что таким Божьим избранником, Божьим ребенком, каким был Иисус, в каком-то духовном смысле является и каждый принесенный младенец.

Меч пронзит душу

Отец и мать удивлялись тому, что было сказано о Нем. Потом Симеон благословил их и сказал Марии, матери Его:

— Он будет причиной падения и возвышения для многих в Израиле и станет знамением, которое будет многими отвергаемо, — да и тебе самой меч пронзит душу. Через все это откроются тайные мысли многих людей (Лк 2:33–35).

Здесь говорится, что Его пришествие принесет смуту, разделение в Израиле. Не все будут за Него, не все Его примут и поймут. Кто-то по своей нелюбви и нечуткости будет посрамлен, они падут, а другие, кто пойдет за Ним, будут возвышены. Образ меча, пронзающего душу Марии, — очень тяжелое пророчество, жестокие слова. Возможно, это пророчество о смерти Иисуса, отверженного, непонятного, очевидицей которой будет Мария. Смерть Ее ребенка мечом пронзит душу любой матери.

Кроме этого события само служение Христа, Его судьба будет тоже связана с мечом в сердце для Марии. Потому что и Лука, и Марк, и Матфей постоянно нам показывают, что семья, братья Иисуса, мать Иисуса не понимают, не принимают Его служение. Приходят забрать Его, а Он в ответ говорит какие-то жесткие, жестокие слова. Вот вы, которые Меня слушаете, и есть Мои мама, братья и сестры, а пришедшие Меня забрать домой как какого-то сумасшедшего, они не Мои братья не Моя мать. Это все, что мы находим в Евангелиях. Этот конфликт тоже связан с образом меча, пронзающего душу Той, Кто приносит первенца.

***

Итак, родители Иисуса исполнили закон, по которому детей выкупали, обменивали или посвящали Богу. У человека есть глубокое понимание того, что это Бог дает нам, а не мы сами себе создаем богатство, плоды, урожай, детей. Бог нам дает и Бога нужно благодарить. Но Бог Израилев не требует, как боги язычников, человеческих жертв. Нам нужна благодарность, обращенная к Богу, чтобы мы оставались людьми.

Подготовила Наталия Щукина по лекции «Встреча Младенца и старца. Первенцы в Библии»

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle