Почему Послания так и остаются непрочитанными?

Андрей Десницкий

Российский библеист, переводчик, публицист, писатель.

Новый Завет — это, прежде всего, Евангелия. Прихожане назовут вам имена евангелистов, ключевые события повествования и связанные с ними праздники. Кто-то припомнит, что есть и другие книги: Послания, Деяния. Но почему они читаются за богослужением? Кто писал эти Послания, кто все эти Коринфяне, Галаты и Колоссяне? О содержании большей части книг Нового Завета люди помнят только, что все это было уже после Вознесения Христа.

Андрей Десницкий, доктор филологических наук, писатель, библеист, переводчик новозаветных Посланий, на примере Послания к Евреям расскажет, в чем ценность этих книг для христиан и почему они остаются непрочитанными.

Забытая часть Евангелия

Проведем эксперимент, чтобы вы увидели, почему Послания остаются непрочитанными. О чем пишет апостол Павел в Послании к Лаодикийцам? Никто не знает, потому что его нет в Новом Завете. Павел только упоминает, что послал в Лаодикию некое послание. А что содержится в Послании к Филиппу? Не старайтесь припомнить, такого послания нет. Есть Послание к Филиппийцам.

Оказывается, когда мы говорим про Послания, а это двадцать одна из двадцати семи книг Нового Завета, люди помнят только некоторые названия: Римлянам, Евреям, еще плавают в голове «лаодикийцы», «коринфяне», но кто они были, о чем там, никто не знает.

Зато о Евангелии человек, даже ни разу не раскрывавший Новый Завет, обычно имеет достаточно устойчивое представление, пусть по косвенным источникам. По фильмам или по книге «Мастер и Маргарита».

Переводы для переводчиков

В конце 1990-х годов в Институте перевода Библии, где я работаю консультантом, решили сделать комментарии к Посланиям апостола Павла для переводчиков на национальные языки. Книги очень сложные, и практически никакой справочной литературы на русском языке не существовало.

Я руководил проектом. Мы взялись за работу, и в результате в 2017 году вышла книга «Павловы Послания, комментированное издание». Текст Послания дан в четырех колонках: греческий, Синодальный русский перевод, перевод Российского Библейского Общества, его подготовила Валентина Николаевна Кузнецова, и Заокский перевод под редакцией Кулаковых, Михаила Петровича и Михаила Михайловича. Плюс наши оригинальные комментарии, написанные специально для этого издания. Издатель утверждал, что никто этого читать не будет, и согласился напечатать только 1000 экземпляров. Через несколько месяцев и пришлось допечатывать тираж.

Получается, что в России есть люди, которые хотят всерьез прочитать Послания Павла. В сравнении с тем, что выходит на европейских языках, у нас очень бедная литература, но читатель есть.

Когда мы стали готовить комментарии, часто приходилось объяснять, что Синодальный перевод неверен, неполон и неясен. Я решил сделать собственный перевод и работал над ним три года. На моем сайте desnitsky.ru есть раздел с переводом всех новозаветных посланий.

Зачем нам читать Послания

Все признают, что в Новом Завете главное — это Евангелия, и люди их более-менее читают. Текст в Евангелиях достаточно простой, повествовательный, где, может быть, трудно понять, как это применить к своей жизни, но кто куда пошел, что сделал, что кому сказал, ясно в любом переводе даже без комментариев. Откровение Иоанна Богослова — это абсолютно мистический текст. Что в переводе, что в оригинале, что с комментариями, что без. Можно им наслаждаться, но объяснить невозможно. Есть Книга Деяний, продолжение Евангелия от Луки, и написана она примерно так же. А все остальное — это Послания. Это книги, которые говорят о том, что такое Церковь, зачем она нужна, и как в ней жить. Мир Посланий, с одной стороны, очень похож на мир современного христианства, с другой — разительно от него отличается.

В Посланиях, которые посвящены жизни Церкви, мы не встретим описаний богослужения, правил постов. Не найдем практических рекомендаций, на ком жениться, как воспитывать детей, что делать со злобной тещей или соседкой, которая сошла с ума. Может быть, потому они и не прочитываются, что не отвечают на насущные вопросы. Зато они отвечают на вопрос, который люди редко себе задают, и ответ этот может быть неожиданным: как нам быть христианами?

Благочестивый шелест

Есть классический пример, его приводил в своей книге «Побелевшие нивы» протоиерей Александр Борисов. Это текст из второй главы Послания к Евреям, который читается на водосвятном молебне. Он очень наглядно демонстрирует, как этот текст воспринимается в отрыве от контекста.

«Бра́тие, Святя́й и освяща́емии от Еди́наго вси, ея́же ра́ди вины́ не стыди́тся бра́тию нарица́ти их, глаго́ля: возвещу́ и́мя Твое́ бра́тии Мое́й, посреде́ Це́ркве воспою́ Тя» и т. д.

На слух воспринимается как «благочестивый шелест». Почти все слова, даже многие выражения понятны. Но к чему это имеет отношение целиком, как текст?

Отец Александр приводил в качестве примера, что люди, которые читают этот текст на молебне регулярно, с уверенностью говорят, что понимают, о чем он, но затрудняются пересказать его основную мысль. Это понимание на уровне информационного фона. Раз текст прочитывается за православным богослужением, значит, более-менее понятно, зачем он нужен.

Греческая риторика

Нужно понимать, что церковнославянский язык — это калька с древнегреческого. Текст переводится пословно или поморфемно, и в результате церковнославянский текст — это греческий текст в «славянском плаще». Морфемы и лексемы славянские, но грамматика, риторика, и структура греческие. Еще в славянском языке нет артиклей и их заменяют местоимениями типа «иже», «еже», «яже». Есть и другие особенности греческого языка, которые сложно передать. Поэтому иногда текст в церковнославянском слипается в совершенно не перевариваемый кусок.

Одна из причин непонимания в том, что чтение на водосвятном молебне начинается с 11-го стиха. Этот отрывок, видимо, подобран потому, что содержит прекрасно подходящие слова: «Святя́й и освяща́емии». Текст берется в отрыве от предшествующего 10-го стиха, который вводит в тему, о чем все это говорится.

В любом языке, если взять кусок абзаца без первого предложения, смысл текста будет неясен. Цитирую Синодальный перевод Евр 2:10:

Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого всё и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, Вождя спасения их, совершил через страдания.

Вот та фраза, которая вводит в абзац и которой нет в чтении водосвятного молебна. Далее следует текст: «Ибо и освящающий и освящаемые, все — от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя» и т. д.

Чья воля действует в мире

Глава первая и начало второй Послания посвящены той особой роли, которую Христос играет в спасении человечества, резко отличающейся от всего остального, что было в священной истории. Вот предложение, в котором понятны все слова, но не смысл:

Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящий многих сынов в славу, Вождя спасения их совершил через страдания.

Евр 2:10

Идея надлежания уникальна для библейского видения мира в средиземноморской и христианской традиции. В античной традиции есть представление о судьбе, неотвратимом колесе Фортуны и т. п. Есть атеистическое восприятие мира, где действуют причинно-следственные связи, которые каким-то случайным образом порождают то, что они порождают. Нет замысла, цельности. Когда говорится «надлежало», это значит, что есть изначальный замысел. Действует не слепая сила, а воля. Ну и понятно, Чья.

Послание написано к Евреям. «Тот, для Которого все и от Которого все» — еврейский способ выражения мысли. Бога не называют лишний раз Его именем, говорят описательно. Тот, Которому мы приносим все, что творим, и для Которого мир существует, и от Которого он берет свое начало. Это библейская картина мира. История имеет начальную точку — сотворение мира и конечную точку, в которой Бог утверждает Свою власть над вселенной.

Войти в славу Божию

Дальше автор, как часто бывает в Посланиях, вбрасывает некую идею. «Приводящего многих сынов в славу» — вот что делает Бог. Это обычное еврейское библейское выражение, но не русское. Как кого-то можно привести в славу? «Слава» понимается как некоторое явление Божие. Когда Соломон освящал Храм, священник не мог войти туда, потому что Слава Божия его наполнила, некая физически ощутимая субстанция выталкивала его. А Он приводит сынов. Соломон и священник не могли войти, а вы можете! Евреи сразу ловят этот образ, как мы, если сказать: «Красное знамя над Рейхстагом», сразу целый ряд образов возникает, мы гордимся славой предков: «у меня дед — ветеран».

«Вождя спасения их совершил через страдания». По-русски, кто такой вождь спасения, непонятно, а по-гречески — тот, кто идет впереди, в нашем случае в деле спасения. Как хорег в греческом театре выводит за собой хор, руководит им, а затем уводит со сцены.

«Совершил через страдания». По-русски совершить можно какие-то деяния, а здесь — усовершенствовал, сделал совершенным. Τέλειος — это совершенный. Русское слово «цель» от того же корня. Того, Кто ведет сынов вперед ко спасению, Он сделал совершенным, и нужно было, чтобы это произошло через страдания — тезис.

Послание написано на хорошо обработанном греческом риторическом языке, и читатели понимают, как это устроено: вбрасывается тезис, дальше его нужно доказать, а потом подтвердить, что и делает весь этот отрывок. В тексте водосвятного молебна нет тезиса, оставлено только доказательство неизвестно чего. Поэтому мы ничего не понимаем.

А тезис вот какой: Христос пострадал на кресте, потому что именно таким образом Он должен был обрести полноту, совершенство, пройдя через страдания, и потом по замыслу Божию привести людей ко спасению. Все остальное — это доказательство тезиса.

Что такое спасение

«Здравия, спасения, во всем благого поспешения» — поют православные, когда возглашают «Многая лета». Что они имеют при этом в виду? Есть представление, что после смерти человек попадает в рай, остается с Богом, с любимыми людьми, со святыми, он не страдает, у него ничего не болит, ему там не нужно ни денег, ни вещей. Об этом ли писал апостол Павел?

Спасение — это тоже еврейское понятие. Я не случайно вспоминал красный флаг над Рейхстагом, потому что для современной российской картины мира, для нас всех есть понятие «победа», 1945 год. Как перевести победу на библейский язык Ветхого Завета? Словом יְשׁוּעָה, которое обозначает: «спасение». Так описывается победа над военным врагом. Избавление от опасности, вообще любая ситуация, когда было плохо, и стало хорошо, и это от Бога. Это нечто абсолютно универсальное. Так можно описывать исход из Египта, когда израильтяне были в рабстве, но Господь их вывел. Когда Давида преследует Саул, и Господь спасает его от руки Саула. Можно описывать спасение в глобальном смысле. Человек, который подвержен смерти, греху, страданию, от всего этого избавляется. Для еврея это некое ключевое понятие. А для нас — слово христианского церковного языка.

Освящение и избранность

«Ибо и освящающий и освящаемые, все — от Единого» (Евр 2:11). Евреи не говорят, мы знаем, Кто такой Бог. Но мы знаем, что Он делает. Для Него все и от Него все. Он приводит ко спасению. Позже православное богословие будет изучать сущность и энергии. Энергии явлены в мире, они воспринимаются людьми. Сущность — непознаваема. Здесь, по сути дела, то, что мы на языке свт. Григория Паламы назвали бы энергиями, а не сущностью. В русском переводе это теряется.

Для нас освящение — это окропление святой водой. Но в тексте говорится о другом. Для евреев «освящение» — это еще одно слово библейского языка, которое интуитивно понятно. В молитве Господней говорится: «Да святится Имя Твое» — фраза из иудейской практики, освящение имени Бога. Освящение имени — это то, что в иудаизме составляет смысл жизни человека. Например, мученическая смерть — это освящение имени, главный способ это сделать. Человек признает святость Бога, но он не говорит: «Бог», не говорит имя, он называет некое слово, и оно освящает это имя. С другой стороны, человек сам получает освящение от Бога. Он приобретает некое новое свойство.

Святость в библейском языке — это не высокая степень личного совершенства, святой — это не статус, который обретается в ходе канонизации. Это избранность, отделенность.

Когда Господь говорит Израилю, что они народ святой, это не значит, что все евреи достигли святости. Вы — Мои, говорит Господь, только вы из всех народов находитесь в особых отношениях со Мной.  В Послании к Евреям автор говорит «все», а не одни израильтяне, «освящающий» — это Христос.Приведение ко спасению есть освящение, как и введение во Храм. Нельзя ввести человека в присутствие Бога, не сделав его священным.

Христология Посланий

В Послании к Евреям много того, что мы называем христологией — учением о том, Кто такой Христос. Автор различает Христа и Бога. Он не говорит «вторая ипостась Троицы», как сегодня автоматически выдаст любой хоть немножко грамотный христианин. Он еще не знает, как это назвать, и дает намек.

Рассмотрим аргументацию. Первый тезис: «Христос — предводитель людей в деле спасения, и люди делаются Его братьями». Следующий аргумент: «А как дети причастны плоти и крови, то Он так же воспринял оный, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть дьявола избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (Евр 2:14). Детьми Бога называются люди, они телесны и потому причастны Христу, Который принимает на Себя тело, чтобы смертью лишить силы того, кто держава смерти. «Держава» — это хороший перевод, потому что это не просто «власть», а что-то гораздо более сильное, крепкое.

Поясню, что такое «от страха смерти были подвержены рабству». Раб остается в своем состоянии, потому что он боится. Над ним есть надсмотрщик, вся мощь Римской империи обрушится на него, если он посмеет сбежать или восстанет против своего господина. Именно такой страх вызывается смертью. Но дьявол, который держит физически этот мир с помощью смерти, лишается силы через смерть Христа.

«Ибо не ангелов восприемлет Он» (Евр 2:16). То есть Он берет на себя природу не ангелов. В начале Послания к Евреям подробно говорится о превосходстве Сына над ангелами. Иудаизм I века не совсем такой, как современный. В частности, в нем очень распространено почитание самых разных ангелов и, с другой стороны, обереги от демонов. Мир духовных сущностей воспринимается как нечто очень реальное, их почитают, и есть опасность, что Христос будет воспринят как еще один из ангелов. Впоследствии это начинает происходить в гностицизме, в учении, где Христос понимается как одна из  множества духовных сущностей, принявших на себя человеческий облик. Для автора Послания важно подчеркнуть еще раз, что Он стал одним из нас, будучи при этом изначально намного выше ангелов, и что в этом основная мысль христианского вероучения.

«А посему Он должен был во всем уподобиться братьям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником перед Богом для умилостивления за грехи народа» (Евр 2:17). Видимо, во время написания Послания Иерусалимский храм еще не был разрушен, Первосвященник совершает свое служение, будучи человеком, что принципиально важно. Он представляет народ в богослужении. Для этого он сам должен быть одним из народа, потомков Авраама.

«Умилостивление за грехи народа» — здесь глагол כפר, это конкретное действие. Умилостивление, или искупление, Йом-кипур на древнееврейском, совершалось, когда приносилась жертва за грехи, совершенные народом, и тем самым вина с человека снималась.

«Ибо как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр 2:18) — фраза, с которой никто не знает, что делать. Здесь приводится глагол πειράζω — «искушать», и одновременно, «испытывать». Обладая опытом страдания, Христос может помочь тем, кто проходит через такой опыт.

Легко ли стать еретиком

Оказывается, каждый раз, когда мы читаем Послания, мы должны выбирать какую-то богословскую модель. Но люди не любят богословствовать, боятся впасть в ересь.

Но это все равно, что бояться, что мы поднимем восстание. Чтобы впасть в ересь, или поднять восстание, нужно приложить много осознанных усилий, и то еще неизвестно, что получится. Если человек просто чего-то не понял, это еще не значит, что он еретик. Если он в чем-то ошибся, это еще не мятеж.

Послания — это двадцать одна книга о том, зачем нужна Церковь, как она устроена, как быть с проблемами, которые в ней возникают. Можно впасть в настоящие ереси, которые часто заключаются в отвержении каких-то базовых понятий христианства. Поэтому Послания стоит читать.

Лекцию Андрея Десницкого «Почему Послания так и остаются непрочитанными?» вы можете прослушать здесь.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle