Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Покаяние – это не I’m sorry

Протоиерей Димитрий Смирнов для Церкви сравним, наверное, с Главным храмом Вооруженных сил. Такой же монументальный, значимый и вызывающий массу споров. При жизни. А после окончания земной жизни споры неожиданно стихли, ибо перед лицом вечности хочется вспоминать лишь самое ценное, оставленное этим человеком.

А оставлено очень много: беседы, проповеди, выступления. Но, как ни парадоксально, его громких высказываний, которые так любили муссировать СМИ, в этом наследии не найти.

Мне довелось видеть отца Димитрия один раз – на заседании рабочей группы Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в 2012 году. Он сказал там что-то в своей манере, оригинальное (как жаль, что я не сохранила эти слова!), но в редакции, куда готовился материал, сразу предупредили: «Нет-нет, его слов публиковать не надо!» Получается, что одни (светские) СМИ вовсю ловили эти провокационные высказывания, делая на этом рейтинг, другие (церковные) часто открещивались обеими руками.

Сравнение отца Димитрия с Главным храмом ВС РФ неслучайно. С 2011 по 2013 годы этот митрофорный протоиерей возглавлял Синодальный отдел Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. В передаче телеканала «Спас» «Русский час» этот воин Христов объясняет, почему Церковь, призывая к миру, благословляет воинов. Потому что «военное министерство называется Министерством обороны, а не министерством нападения», потому что военные души свои полагают за ближних, а «цель армии – оградить жизнь людей, а не агрессия и убийство». А еще мне доводилось общаться с членом одной из силовых структур нашего государства, не особо воцерковленным. Он с большим интересом слушал, понимал и уважал выступления отца Димитрия, которые были для него единственным церковным источником информации. Похоже, те громкие резонансные выступления имели своею целевую аудиторию, и не зря были такими провокационными: иногда только так можно расшевелить сознание дремлющего современного человека.

Для православных же христиан слова отца Димитрия звучали по-евангельски просто: о семье, о вере, о любви к ближнему, о покаянии и смирении.

Темой покаяния пропитана большая часть бесед и проповедей отца Дмитрия Смирнова. Толстая книга «Путь покаяния. Беседы перед исповедью», по которой к исповеди готовилась моя бабушка, затем мама и я, начинается статьей протоиерея Димитрия Смирнова «О грехе и покаянии». В своих Проповедях и беседах (1999-2015 гг.) отец Димитрий говорит:

«Движение в духовной жизни – это движение к покаянию. Но покаяние – это не I’m sorry. … «Какой самый страшный грех? Не убийство. Если грех – это удаление от Бога, то самое полное удаление от Него и есть самый тяжкий грех. Самый тяжкий грех – это неверие.Наше равнодушие к Богу – это и есть грех».

От равнодушия, теплохладности, привычки более всего предостерегает нас пастырь. Горящий сам любовью к Богу и Церкви, он, наследник новомучеников, зовет нас к храму, к Чаше, к Отцу. И при этом, с присущим ему юмором, просит не буксовать на этой дороге, то есть не застревать на внешних проявлениях христианского благочестия, ибо «когда машина буксует, это всегда немного обидно: покрышки протираются, бензин идет, а она ни с места».

Иногда говорят так: «Я заходил в церковь, ну вот как-то меня недостаточно тепло встретили, и поэтому я обижен». Знаете, я всегда отвечаю: «Как я вас понимаю. Однажды меня облаяли около кассы, когда я ходил в булочную, и теперь хлеба не ем категорически»… Что значит – ходить в храм? В храмы и воробьи залетают, и мыши бывают, и даже кота я видел. Зайти в храм и даже помолиться еще не значит стать христианином. Это только начало. Человека надо учить. Учить любви к ближнему. Некоторые откровенно говорят: я в храм приду, и мне так легко сразу… Так же легко будет и от стакана пива, но в этом ли суть посещения???

Очень часто бывает так, что на исповеди говорят: «Вы знаете, я не буду причащаться, потому что я недостоин». Я говорю: «А вы бываете достойны? У вас есть такое состояние?». Что значит «достойно», что значит «причаститься»? К сожалению, у нас сложилась такая традиция, что достойно причаститься — это значит прочитать последование ко Святому Причащению, прочитать три канона, быть на вечернем богослужении, три дня поститься и исповедоваться — вот об этом идет речь», – сетует отец Дмитрий в своем видеовыступлении «Как часто нужно причащаться?».

Представитель белого духовенства, отец Димитрий много говорил о семье. С 2011 года и до конца дней он возглавлял Патриаршую комиссию по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Его книги, интервью, беседы, такие как «О семье и воспитании детей», «Беседы о семье», «Трудные» вопросы» (об абортах он говорил много, будучи сопредседателем церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московской патриархии) нужны и понятны современникам.

 «Как для человека естественно пить воду, а не синильную кислоту, так же Бог приуготовил для него семью, потому что для падшего человека семья — школа любви и возвращения к Богу». А счастье «происходит от слова сейчас — в данный момент».

И это были не просто слова. Как и все, что говорил этот священник, они были подтверждены его жизнью. «Самым многодетным отцом Москвы» назвал протоиерея Димитрия Смирнова председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства священник Федор Лукьянов. Имея одну родную дочь, отец Димитрий считал своими детьми всех воспитанников основанных им детских домов, которых он растил как одну большую семью. «Была бы моя воля, я сделал бы главным предметом в школе семью», – говорил он в «Беседе о семье».

Как мудрый учитель, психолог и тонкий знаток детских душ выступает пастырь в беседах с педагогами «О самобытности воспитания, культуры и семьи» (передачи телеканала “Союз” за 2011-2012 годы «Беседы с батюшкой»). При всем уважении к существующим образовательным формам он говорит о превосходящей роли семьи над садом и школой.

Многие упрекали отца Димитрия в унижении человеческого достоинства и уничижении женщин. Но так можно считать, не слушая его бесед и не читая книг. Вот как он сам говорит об этом в передаче на радио «Радонеж» (2000-2011 годы) «О человеческом достоинстве и смирении»:

«Достоинство человека огромное, оно даже больше ангельского, так как человек сотворен по образу Троицы, и Сам Господь воплотился в человеке. Но через грех человек стал хуже насекомого».

Не с человеческим достоинством, а с грехом до последнего сражался этот исполин – и словом, и делом. И главным оружием называл… смирение! Он, такой эпатажный, шокирующий, яркий. Он напоминал, что пример высшего смирения показал нам Господь и «чтобы быть смиренным, нужно всегда помнить, что ты грешен».

О достоинстве женщин в Проповеди о христианских уроках эпидемии 3 марта 2020 года отец Димитрий кратко заключил: «Женщина для Церкви – это все». Что касается тех самых уроков эпидемии, которым была посвящена проповедь, то священник отметил, что «эгоизм стал ужиматься», а вместо него активизировалось «волонтерство и помощь ближним». О смертях же врачей и священников, которые произошли во время эпидемии, он говорит, что «они пережили любовь, которая превышает эгоизм». То же самое можно сказать и о самом отце Димитрии.

«Христианство — это не про то, какими должны быть окружающие тебя люди. Христианство — это про то, каким должен быть ты, независимо от того, какие люди тебя окружают».

Эти слова были девизом всей его земной жизни. Протоиерея Димитрия Смирнова окружали самые разные люди, но со всеми из них он находил общий язык, оставаясь верным Христовой правде и бесстрашно выступая против согласия с грехом.

Его называли «последним рыцарем православия», «громким стуком в дверь нашей совести», «искренним голосом Церкви». А я смотрю на портрет отца Димитрия и вижу в нем мудрого дедушку-моржа из мультфильма «Мама для мамонтенка». Того, который все знает: и когда жили мамонты, и что такое чудеса, и как добраться к маме или Небесному Отцу.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle