Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Православная пошлость

Где границы обсуждения и осуждения? Рассуждает инокиня Евгения (Сеньчукова).

Фрагмент картины Пауля де Воса (1595–1678) «Травля оленя», первая половина XVII века

Несколько недель назад в блогосфере начали обсуждать архиважную для каждого православного человека проблему «инстаматушек». Потом эта абсурдная дискуссия перетекла в ряд православных СМИ (прости, «Предание», ты в их числе). Я ничего не хотела писать об этом. Обсуждение православными авторами православных блогеров, которые обсуждают православных инстаграмщиц, – это ли не свидетельство о всевозрастающей энтропии в нашем узком кругу и замкнутой системе? Физики говорят, абсолютная энтропия (то есть хаос, отсутствие структуры) существовала перед Большим Взрывом, когда вся материя была «собрана» в сверхплотном состоянии и минимальном объеме и имела сверхвысокую температуру. Потом произошел Большой Взрыв. Но мы с вами – люди верующие, и понимаем, что без воли Божией этот Взрыв произойти не мог.

Будет ли воля Божия на то, чтобы взорвать этот сверхплотный хаотичный мирок ортонета, – не знаю. Рисковать бы не хотелось. Пока же я вижу лишь свидетельство его «уплотнения». В больших СМИ обсуждается ужасная трагедия – тверской священник у себя в «Инстраграме» выкладывал фотографии дорогих ботиночек и сумочек. Священник аж под дисциплинарную комиссию попал, перенервничал и из больницы писал покаянный комментарий, в котором унизительно (именно унизительно) просил прощения за свой грех и клялся, что не хотел никого смущать.

Тем временем другие СМИ обсуждают, как некий диакон десять лет бил жену, а начальство рекомендовало им не ссориться.

То есть, понимаете, для информационной среды это одного уровня проблемы в жизни священника – ботиночки и избиение женщины. Ну и туда же инстаматушки, в суть которых я даже вникать не хочу.

А теперь ответьте сами себе, дорогие читатели, на простейший вопрос: какое отношение ботиночки и прочие мимимишные фоточки в «Инстаграме» имеют к духовной жизни? Что мы знаем о внутреннем мире инстаматушки или инстабатюшки? Почему нас вообще интересует частная жизнь других людей – он же не с амвона призывал покупать ботинки от Гуччи, а у себя на страничке выложил? Почему нам так хочется поговорить о бессмыслице, а не о настоящем? Почему (следующий вопрос) мы так легко включаемся в травлю живого человека по надуманному поводу?

Где в этой вопиющей пошлятине Христос?

Простите мне некоторую несистемность изложения. Просто, честное слово, в Церкви есть проблемы посерьезнее, чем фирменные ботинки у священника из Твери.

Ну и в заключение предлагаю флешмоб – фотографии своей обуви. У меня, например, казаки. Тоже в «Инстаграм» выкладывала. Извиняться не буду.