Психологические манипуляции в Церкви — как распознать и что делать

Наталия Скуратовская

Психолог, психотерапевт.

Любовь, жалость, надежда… Не правда ли, позитивный смысловой ряд? Но тем не менее не секрет, что эти вещи вполне могут быть и зачастую становятся поводом для манипуляций. Как распознать манипуляции в церковной жизни и противостоять им, рассказывает психолог и психотерапевт Наталия Скуратовская.

Я не академический специалист, а практический психолог, и с церковными темами работаю уже шесть лет, работаю в области пастырской психологии, консультирования священников и прихожан, в том числе и жертв психологического насилия. Эта тема возникла неслучайно. Ее основой послужили многие личные истории самых разных людей и многие разочарования.

Не приказ и не честный договор

Прочитав Евангелие и узнав, что Бог есть любовь, человек устремляется с открытым сердцем навстречу этой любви и свободе во Христе. То, с чем он сталкивается в реальности, говорит не о том, что Церковь сама по себе плоха, а о том, что люди, которые в этой Церкви спасаются, остаются людьми, со всеми присущими им слабостями, которые далеко не всегда искореняются с годами. Некоторые из них даже усугубляются. А манипуляции — это обычный фон человеческого общения.

Где-то мы с ними готовы мириться. Естественно встретиться с манипуляциями, торгуясь на рынке. Законы жанра предполагают, что каждая из сторон старается добиться для себя максимальной выгоды. Но есть ситуации, в которых, по нашему внутреннему ощущению, манипуляции неприемлемы. Это семья. И это Церковь. Потому что в нашей жизни должны быть места, в которых мы можем быть сами собой, в которых мы можем быть открыты.

Манипуляции, конечно, очень больно ранят, но в то же время все мы так или иначе манипулируем другими, потому что манипуляция — это любое воздействие на другого человека с целью навязать ему свою волю, не учитывая воли другого. И это воздействие именно скрытое. Если есть власть приказать, человека можно заставить, он будет недоволен, но он это сделает.

Если мы учитываем интересы другого, мы с ним договоримся, и, возможно, он сделает то, что мы хотим от него получить, добровольно. А манипуляция — это не приказ и это не честный договор. Это обращение к слабостям и уязвимостям, которые есть у каждого из нас, для того, чтобы обрести над человеком некую власть.

Манипуляция может быть направлена на контроль поступков или контроль чувств. Наверняка в своей жизни мы сталкивались с тем, как легко манипулировать чувствами, именно потому что у нас есть чувства мы и становимся легкой добычей для манипуляторов. Просто потому что мы живые.

Не вина, а беда

Манипуляция — это в большинстве случаев не обязательно осознанное злонамеренное действие, когда мы хотим поработить чью-то волю. Это действие, в результате которого мы хотим получить желаемое.

В большинстве случаев манипуляция, во-первых, не осознается, а, во-вторых, является для человека настолько привычным способом общения, что он просто не знает, как общаться по-другому, потому что с ним так общались в детстве, он к этому привык и знает все работающие и неработающие приемы.

В то же время обычно в комплекте к этому идут какие-то провокации, чтобы окружающих выводить из душевного равновесия и на их фоне быть эталоном и образцом спокойствия. И делается это с целью выгоды. Это самый простой способ манипуляции. Мы легко можем ее вскрыть и использовать контрманипуляцию, явно и открыто тем самым дав понять, что игру мы раскусили, готовы в нее сыграть, но предлагаем не играть.

Другая цель — это власть. Власть над умами, власть над душами — это очень соблазнительно, и это то, с чем мы часто имеем дело в церковном контексте. Это контроль, который не обязательно прилагается к власти, они могут идти в комплекте, могут идти по отдельности. Очень часто манипуляции с целью контроля — не вина человека, а беда. Если человек невротик, ему просто жизненно необходимо контролировать ситуацию вокруг себя. Если вы часть этой ситуации, значит ему придется пытаться контролировать вас.

Манипуляция — это не повод для агрессии, для конфронтации, для того, чтобы дать решительный отпор. Это повод для сочувствия. Сильные, уверенные в себе, умные и добрые люди крайне редко нуждаются в манипуляциях. Поэтому, если вами манипулируют, — пожалейте этого человека.

Не надела платок — прямиком в ад

Итак, какие же бывают манипуляции? Как я уже сказала, осознанные и неосознанные. С осознанными, особенно в церковном контексте, мы встречаемся гораздо реже, чем с неосознанными. Неосознанные манипуляции — это не только те, которые человек смутно осознает, но и трансляция тех манипуляций, которым человек сам когда-то подвергся. И человек искренне уверен, что если вы не соблюдаете определенный набор предписаний, то вы попадете в ад. И он искренне вас от этого спасает, всячески вам препятствуя. Если вы пришли в церковь без платка, сообщит вам, что вы попадете в ад. Если вы выберете себе не того спутника жизни, которого вам советует ваш духовник, то спасения не видать вам обоим.

Тот, кто такую манипуляцию применяет, не делает это в большинстве случаев с холодным расчетом. Иногда бывает, конечно, что и просчитывает, но чаще всего человек не думает, что если контролировать сферу личных отношений, круг общения и все аспекты жизни знакомого, то он полностью в его власти. Таких коварных манипуляторов все-таки мало. Обычно мы видим искажение духовной жизни у пастыря или у многоопытного прихожанина.

Манипуляция любовью

Чтобы быть абсолютно неуязвимым для манипуляций, надо быть мертвым, потому что манипуляции опираются на наши чувства. Некоторые из них естественны и есть у каждого из нас, а некоторые деструктивны, и надо их постепенно в себе изживать, но тем не менее это то, на что манипуляция может опереться.

Первое и главное — это, конечно, любовь. Базовые потребности человека — это пища и любовь. Это то, что нужно даже новорожденному младенцу. И манипуляция любовью очень простая. Бывает любовь безусловная, а бывает любовь с условиями. Невыполнение условия наказывается отторжением, эмоциональной изоляцией или исключением из некоторого сообщества. И чувствительность к этим манипуляциям формируется именно в детстве.

Человек, у которого было детство, полное безусловной любви, на манипуляцию любовью попадается гораздо реже, потому что у него есть интуитивная уверенность в том, что он несомненно достоин любви, что ему не надо никому ничего доказывать, чтобы эту любовь завоевать. Он просто хороший и его просто любят.

Человек, которым в детстве манипулировали родители подобным образом, к этой манипуляции очень уязвим, потому что у него нет базового доверия к людям, а есть установка, что любят только в том случае, если ты соответствуешь ожиданиям. И когда мы обращаемся к церковному контексту, то понимаем, что тут ставки еще выше, потому что грозят не только утратой любви значимых окружающих, но и утратой Божьей любви.

Второе тут — нет спасения вне Церкви. Если ты не будешь осуществлять предписанный набор действий, то ты не православный, мы тебя отвергнем. А версий православия изрядное количество и есть абсолютно не совместимые друг с другом. Неофит же открыт ко всему и готов поверить всему. И в этот момент именно те условия, которые будут поставлены, станут лейтмотивом всей его духовной жизни на долгие годы. А эти условия вполне могут быть манипулятивными.

Манипуляция страхом

Манипуляция страхом проста и очевидна: понять, чего человек больше всего боится, и именно этим его напугать. Это тоже идет из детства.

В церковном же контексте ставка предельно высока. Это спасение и возможность быть с Богом. К сожалению, к этому примешивается такое известное нам всем понятие, как страх Божий. Страх Божией — это не страх Бога карающего, это страх нашего собственного несовершенства, то есть осознание того, что перед лицом Божиим мы открыты такими, какие мы есть. Бог нас несомненно любит, поэтому страх оскорбить Бога и есть страх Божий. Но чаще трактовка бывает буквальная — Бога надо бояться.

Манипуляция виной

Чувство вины очень легко в человеке спровоцировать, особенно если он привык к этому с детства. Чувство вины провоцируется часто в супружеских отношениях. Человек, которому предлагается почувствовать себя виноватым, вынужден оправдываться и как-то искупать свою вину.

При переходе в церковный контекст наше чувство вины становится безграничным, потому что никто из нас не безгрешен. Важным в нашей духовной жизни является покаяние. Есть грань между покаянием — метанойей, переменой себя с Божией помощью — и беспросветным чувством вины: что бы вы ни сделали, это всегда будет плохо. Грань эта бывает незаметной. А перейти ее очень легко, тем более что чувство вины, так сложилось в нашей современной православной субкультуре, активно эксплуатируется, потому что оно есть у каждого и все мы знаем о пользе покаяния.

Манипуляция неуверенностью в себе

Когда человек в себе не уверен, легко сделать его беспомощным. Главное — побольше ему помогать, объяснять, что без вас он не справится, что сам он ничего не может. Если это с человеком происходит в детстве, он вырастает в состоянии выученной беспомощности: он не способен принимать ответственность за свою жизнь, он не способен самостоятельно принимать решения, потому что его жизненный опыт подсказывает ему, что сам он не справится.

И вот приходит такой человек в Церковь, ищет духовного окормления и находит зачастую себе соответствующего духовника — того, кто восполнит его неполноту. Идеальный вариант — какой-нибудь младостарец и его идеальный прихожанин, который сам ничего не решает, ничего не знает, боится своих желаний, боится доверять себе. Если такой прихожанин придет к священнику, который воспринимает духовное руководство иначе, то уже у священника будет ощущение, что им манипулируют.

Манипуляция гордостью и тщеславием

Следующая ловушка — это гордость и тщеславие. Все мы знаем, насколько гордость и тщеславие опасны в духовном смысле. В то же время гордость и тщеславие являются ахиллесовой пятой в плане манипуляций.

Это манипуляция уже не силовая, это манипуляция при помощи лести. Что, если человеку высказать, какой он замечательный, что никто кроме него это сделать не может, он особенный, он исключительный, мы в него верим? Если человек падок на такую лесть, то он из кожи вон вылезет, чтобы оправдать наши завышенные ожидания.

Манипуляция жалостью

Жалость не есть сострадание и сопереживание.

Сопереживание — это качество, которым должен обладать каждый христианин, потому что это способность разделить боль другого человека и помочь другому человеку. Жалость, во-первых, всегда сверху вниз, то есть мы чувствуем себя сильными на фоне слабого. А, во-вторых, если нами манипулируют при помощи жалости, то апеллируют к нашей тайной гордости: «Он слабый — я сильный, я могу ему помочь, я такой маленький бог для кого-то».

В Церкви мы с этим сталкиваемся достаточно часто, не только в ежедневной приходской жизни, но и в лице многочисленных просителей, которые приходят и говорят: «Вы же христиане, вы должны мне помочь, дать денег, одеть, обуть». Если вы им скажете: «Мы вам, конечно, поможем, но помогите нам двор подмести, дрова порубить», вам на это скажут: «Нет, что вы, вы мне просто так должны помочь, почему вы такие корыстные?»

Манипуляция надеждой

Наконец, манипуляция надеждой, когда человеку обещается награда, которую манипулятор на самом деле обеспечить не может, и выставляются некие условия.

Надежды в Церкви бывают различные: кроме надежды на спасение есть надежда на принятие, на понимание, к этому можно пристегнуть самые разнообразные обещания.

Как противостоять манипуляциям?

Теперь, когда мы знаем о видах манипуляций и сможем распознавать их в реальной жизни, поговорим о манипулятивных приемах. Что конкретно делать, когда мы сталкиваемся с манипуляциями?

Можно манипулировать информацией, эмоциями или поведением. Самое распространенное в нашем церковном контексте — пожалуй, смешивание информации и мнения. Это проявляется даже в догматических вопросах, когда догмат смешивается с теологуменами и все это объявляется абсолютной правдой. А иногда смешивается с какими-то измышлениями, то есть к Преданию примешиваются традиции совершенно не христианские. И этот коктейль из информации и мнений выдается за православие. Выход тут один — сосредоточиться на фактах, то есть научиться различать факт и интерпретацию.

Прикрытие авторитетом. Об этом уже сегодня упоминалось. Самое высшее — это прикрытие авторитетом Бога и готовность говорить от Его имени. С авторитетами поступаем просто, тем более авторитетами выступают часто Св. Отцы, Священное Писание… Не оспаривая авторитета, мы можем не дать собеседнику говорить от имени этого авторитета.

Специфический язык. Если вы чувствуете, что использование специальных церковных терминов служит для того, чтобы вы поняли, как вы некомпетентны и насколько вообще ничего не понимаете, переходите на привычный вам язык в любой ситуации, в которой вам пытаются навязать не свойственный или не очень понятный язык. Пересказывайте то же самое другими словами или просите уточнить человека, что он имел в виду, просите попроще вам объяснить — это хорошая контрманипуляция.

Сужение или подмена контекста — это то, с чем мы встречаемся очень часто. Это и выдергивание цитат из контекста, и помещение одних духовных советов, данных совершенно другим людям, в неподходящий контекст.

Одна из частых сложностей: духовные наставления, которые сейчас используются в Церкви, не дифференцированы по их адресатам.

То есть что-то, например, было сказано только для монашествующих, а что-то говорилось в определенной ситуации. Изменение контекста здесь чревато тем, что перед человеком манипулятивно ставятся нерешаемые в принципе задачи.

Эмоциональное заражение. Известно, что эмоции часто заразительны, и в принципе хороший способ манипуляции — ввести самого себя в такое состояние, чтобы оно было заразительным или, изобразить его достоверно. Это может быть восторг, может быть тревога, любая сильная эмоция. И если вы чувствуете какой-то эмоциональный посыл, который вы разделить не готовы, вы говорите: «Стоп! Какая информация подается мне вместе с этим эмоциональным посылом?» Так мы разделяем эмоции и информацию.

Давление на эмоции может быть и невербальным. Это обиды, это агрессия, явная или скрытая, это обесценивание ваших слов, это демонстративное неуважение — все те вещи, которые призваны вызвать вашу неуверенность в себе, ваше чувство вины. Противостоять этому можно, естественно, сохраняя спокойствие. Сохранять спокойствие гораздо проще, если вы понимаете, что происходит с вашим собеседником, почему он так себя ведет.

Воздействие на поведение. Контроль поведения — это мощная вещь, особенно, когда он происходит неосознанно. Любая просьба может быть манипуляцией: текст тот же, а вся разница в том, оставляется вам выбор или нет.

Активизация стереотипов. Это любимое в религиозных сообществах, поскольку позволяет осуществлять деление по принципу «ты наш — ты не наш». Мы русские, мы православные — это тоже апелляция к стереотипам. С одной стороны — гордость, а с другой стороны — страх, что если ты поведешь себя не как наш, посмеешь сказать, что, в общем, не все русские или не все православные делают это, то мы тебя не признаем русским и православным.

Когда вы сталкиваетесь с тем, что вас приписывают к некой общности с тем, чтобы заставить действовать в соответствии с ее формализованными законами, точнее с той их интерпретацией, которая выгодна вашему собеседнику, то тут всегда надо сделать шаг назад.

Нужно сказать: «Стоп! А точно ли все православные, например, обязаны посещать все службы в храме, подстраивать свой рабочий график под это, или все-таки есть варианты?»

Давление статуса. В иерархическом обществе это вещь естественная. И в иерархической структуре, каковой является Церковь, это тоже вещь естественная: это отношение к священному сану, отношения между разными уровнями церковной иерархии. Выйти из этого можно только отделив статус от смысла высказываний.

Для собственного душевного здоровья и равновесия количество манипуляций, которые каждый из нас совершает, лучше ограничивать. Это и есть психологическая и духовная гигиена: отучиться манипулировать людьми теми способами, которыми мы умеем это делать хорошо.

В то же время, когда мы встречаем других, это не означает, что мы должны обличать: «Ах, это манипуляция, дьявольское дело, и ты, исчадие ада, пытаешься меня поработить». Нет, манипуляции часто бывают неосознанные, поэтому исходная позиция — это сочувствие, понимание, логика.

Самое простое, но не самое эффективное, если нам с этим человеком по каким-то причинам необходимо общаться регулярно, — сокращение контактов до возможного минимума. Мы знаем, что нами манипулируют — мы выходим из контакта, уходим от захвата. Мы уже поняли, что каждая манипуляция предполагает некую зацепку. Вот устанавливается контакт, найдена или прочувствована слабая точка, страх, жалость или гордость. К вашей слабой точке подключились и применили к ней манипуляцию. Поэтому, если вы чувствуете, что ясность сознания поплыла, чувствуете, что говорят ерунду, а возразить вроде и нечего, или давят на эмоции и вроде надо посочувствовать (мы же христиане, мы же должны, мы же обязаны и всегда виноваты) — в этот момент надо уходить от захвата.

Можно на пять минут отойти: «а вы продолжайте, продолжайте», а можно перехватить инициативу, например, начать задавать вопросы. Можно изменить свое положение в пространстве, можно начать испытывающе смотреть на собеседника. У каждого человека есть свои любимые способы манипуляции, свой темп и свои приемы, у них это получается, на это попадаются. У вас, естественно, тоже такие есть. Если сбивается этот темп и ритм, и вообще только начали из вас слезу выжимать, а вы вышли и вернулись, надо заново все начинать, это разбивает манипуляцию.

Лекция Наталии Скуратовской «Психологические манипуляции в Церкви — как распознать и что делать» для портала «Предание»

Изменение темпа — тоже очень мощное средство, потому что очень часто манипулятор не дает нам возможности сосредоточиться: давай быстрей, это последний шанс, срочно решайся… Естественно, в этой ситуации надо максимально замедлиться, сделать шаг назад и сказать: я так не могу, мне нужно подумать. То есть изменить темп и отложить решение. Если вас изматывают замедлением, длинными паузами — можно попробовать ускорить общение. Используем непредсказуемость: чем менее вы предсказуемы, тем сложнее вами манипулировать: парадоксальность реакций делает человека практически неуязвимым.

Важно не полное блокирование эмоций, а умение отделять их от подаваемой в комплекте информации. То есть эмоции отдельно, факты отдельно.

Важно сохранять возможность диалога. Сознание человека в естественном своем состоянии диалогично, мы взвешиваем «за» и «против», согласие и несогласие. В процессе манипуляции нас вовлекают в монолог, причем этот монолог не наш. Если вы чувствуете, что у вас по какому-то вопросу одна единственно верная истина в последней инстанции и альтернативы быть не может, это хороший повод эту истину проанализировать: а не явилась ли эта уверенность плодом манипуляции? Можно ли посмотреть на ситуацию, на человека, на ту или иную идею с разных сторон? Этому помогает создание расширенного контекста или перемещение из того контекста, который вам навязывают, в тот контекст, который для вас органичен.

Видеозапись лекции можно посмотреть здесь.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle