Психология и Священное Писание о подсознательном

Психология может дать ответы на многие вопросы. Но если к научному измерению личности добавить духовное, нам откроется невероятно глубокий мир человеческой души. Как связаны наши психологические проблемы и внутренние конфликты с духовной жизнью? Об этом в своей книге «Знаешь ли ты себя? Психологические проблемы и духовная жизнь» размышляет известный греческий духовник и психолог архимандрит Симеон (Крайопулос).

Возродившимся, святым человеком не правят внутренние состояния, которых он не может даже осознать. Им правит благодать Божия, напитавшая его до самой глубины существа.

Представим себе, что мы видим озеро. Вода кажется спокойной или иногда чуть колышется, но никто не знает, что скрывается в глубине. Однако если у человека есть определенный опыт (например, он аквалангист), он может нырнуть и опуститься на метр, два или три, добраться даже до дна озера и, увидев, что же там в самой глубине, рассказать нам. Иногда это может помочь принять соответствующие меры.

Попытаемся и мы нырнуть в глубину своего существа, чтобы увидеть и исправить некоторые процессы, происходящие в нас, — процессы, которые вызывают аномалии и в нашем внутреннем мире, и в отношениях с другими людьми.

Сознание, подсознание, бессознательное

Согласно современной психологии, человеческая душа состоит из трех пластов: сознание, подсознание и бессознательное.

В сознании находится то, что понимает, чувствует, ощущает и может контролировать человек: «Вот, у меня есть то и это, и еще вот это. Я ощущаю себя так и вот так». Глубже, чем сознание, находится подсознание, а еще глубже — бессознательное. В подсознании и бессознательном скрыто очень многое, неизвестное нам; мы почти ничего об этом не знаем. Человек на одну десятую состоит из сознательного и на девять десятых — из подсознательного и бессознательного. Приведу пример.

Представьте себе арбуз в озере, в пруду или в резервуаре с водой. Из воды торчит лишь одна десятая арбуза, а девять десятых под водой, их не видно. Так же и в человеческой душе: одна десятая — это то, что мы видим, знаем и контролируем. А это значит, что девять десятых в самих себе нам неизвестны.

Одна часть, скажем, три десятых, — это подсознание; оно находится чуть ниже пласта сознания, и у нас есть некое ощущение того, что там происходит. Но шесть десятых — это бессознательное, этакий темный подвал, о котором мы не имеем совершенно никакого представления. И вопрос не только в том, что этот пласт нам совершенно незнаком. В нем сосуществуют тысячи стремлений, влекущих нас в противоположные стороны, а потому в глубине нашего существа возникают столкновения и конфликты: одно стремление старается уничтожить другое.

Несмотря на то что мы находимся в неведении относительно всех этих процессов, потому что они происходят в глубине нашего существа и их не видно, они все равно очень сильно влияют на нашу жизнь, ведь они внутри нас, а не вовне. Очень часто нами управляют и руководят именно эти скрытые на глубине явления: заставляют говорить одно или другое, вести себя тем или иным образом, занимать ту или иную позицию.

Например, бывают матери, которые совсем не обращают внимания на успехи ребенка, видят только то, что он написал неправильно или некрасиво, и за это отчитывают. Такая мать думает, что, ведя себя подобным образом, она совершает важную воспитательную работу, помогает ребенку вырасти трудолюбивым, старается для его блага. Но на самом деле в ее подсознании есть нечто, о чем она не догадывается, что действует без ее ведома и толкает в ту или иную сторону. Именно это «нечто» принуждает такую женщину видеть орфографические ошибки, а не правильно написанные слова.

Так и в любом человеке есть невидимая, но значительная часть существа, которая им руководит и управляет.

Священное Писание о подсознании

Об этом говорится и в Священном Писании. «Глубоко сердце паче всех», — читаем мы в Книге пророка Иеремии (Иер 17:9). В сердце человека есть глубина, и сколько бы мы ни продвигались внутрь своего «я», как бы ни пытались себя понять, как бы хорошо себя ни знали, какая-то часть всегда будет неизведанной.

Отцы Церкви делали все возможное, чтобы познать себя. Они старались как можно глубже погрузиться в свою сущность, изучая эту неизведанную часть души, чтобы всю ее осенила, просветила и освятила благодать Божия. Поэтому действия и поведение возрожденного, святого человека не обусловлены внутренними состояниями, которых он даже не осознает. Он действует совершенно сознательно. Он знает, что делает и чего хочет. По сути говоря, им управляет и движет благодать Божия, оросившая его до самых недр его существа.

Фрейд, Юнг, Адлер, Хорни

В начале XX века бессознательное было совершенно не изведано с научной, психологической точки зрения. Однако святые отца знали о нем. Отцы Церкви сказали все, что нужно по этому вопросу, и сами действовали соответствующим образом, так что стали святыми.

В первой четверти XX столетия появились выдающиеся психологи, которые специально занялись этим вопросом — постарались как можно глубже погрузиться в человеческую душу, исследовать определенное поведение человека. Почему человек действует так или иначе? Почему ведет себя неправильно, не осознавая этого? Если человек не отдает отчет в своих действиях, значит, он чем-то ведόм.

Альфред Адлер (1870–1937) — австрийский психолог, психиатр и мыслитель, создатель системы индивидуальной психологии

Итак, хотя отцы Церкви знали об этом уже давно, наука лишь относительно недавно обнаружила пласт подсознания и бессознательного. Начали применяться методы психоанализа, который теперь используют специалисты во всех европейских государствах, пытаясь помочь людям, страдающим различными душевными недугами. Но суть в том, что, как бы ни старался человек, если он действует без Бога, он не получает таких результатов, как мог бы получать при содействии благодати Божией. А иногда вместо пользы наносится даже и вред.

Первым зазвучал голос Зигмунда Фрейда, который, конечно, сделал и правильные наблюдения, но одновременно с этим у него были и ошибочные идеи, а также множество богохульного и греховного. Альфред Адлер и Карл Юнг, ученики Фрейда, осознали, что не все постулаты учителя верны, перестали с ним соглашаться и отделились от него. Адлер открыл новый путь в психологии, Юнг тоже пошел своим путем и продвинулся дальше, но во многих вопросах и он заблуждался.

Карл Густав Юнг (1875–1961) — швейцарский психолог, один из родоначальников психоанализа

Конечно, любой человек может быть неправым. Это касается не только ученых, которые ставят опыты, проводят исследования и, естественно, время от времени ошибаются. Это касается и тех, кто занимается самыми святыми и духовными вещами: мы должны знать, что как люди мы будем допускать ошибки, как люди можем заблуждаться. Хотя в Греции и много нас, интересующихся и старающихся жить духовной жизнью, но мы всё только портим и искажаем, потому что недостаточно еще познали себя, чтобы начать что-то делать. А причина кроется в следующем: каждый нас считает, что он всё делает идеально и остальные должны поступать так же. А правда в том, что любое дело, совершаемое людьми, — каким бы оно ни было, даже если ему содействует благодать Божия, — прежде всего несет человеческую печать. И если мы решим, что эта человеческая печать есть печать Божия, то наше дело сразу перестанет быть духовным и вместо добра принесет вред.

Если даже духовники, которые непосредственно занимаются духовными вопросами, могут заблуждаться, насколько вероятнее это может случиться с остальными. А потому неудивительно, что и Фрейд, и Адлер, и даже Юнг заблуждались.

Помню, когда я изучал мнение Юнга по определенным вопросам психологии, некоторые из его утверждений меня не удовлетворяли. Они совершенно не соответствовали тому, что говорят святые отцы, что говорит Священное Писание и предполагает дух христианства.

Карен Хорни (1885–1952) — американский психоаналитик и психолог, одна из ключевых фигур неофрейдизма

Не так давно мне в руки попала книга, написанная психиатром и психоаналитиком Карен Хорни, которая, как видно, была серьезным, выдающимся психологом и в Америке, где она жила, предлагала людям самую разную психологическую помощь. Когда-то и Карен была ученицей Фрейда. Но на меня произвело большое впечатление, что она не соглашается с основными положениями своего учителя, которые принесли миру, да и самой психологии, много зла. Также мне запомнились слова, которые она пишет о Юнге: «Хоть в этом месте Юнг утверждает то-то и то-то, я с ним не согласна, и правильнее будет, думаю, то-то и то-то», — дальше высказывается собственное мнение.

Итак, Хорни не согласна с определенными положениями Юнга. А Юнг считается религиозным человеком (он был протестантом) и не раз говорит, что люди, вместо того чтобы посещать психиатров, лучше бы посещали священников. Но так как священники часто бывают неквалифицированными, пишет он, люди и прибегают к психиатрии.

Юнг говорит много хорошего, но некоторые его положения, как я уже сказал, меня не удовлетворяли. А вот позиция Хорни удовлетворяет меня гораздо больше.

Данные психологии в духе отцов Церкви

Так как я не специализировался в этих вопросах психологии и у меня не было времени и возможности отдельно заниматься этими темами, я не могу сформировать собственной школы, собственной методики и теории. Но я возьму то хорошее, то правильное, что говорили известные специалисты, — как берут данные медицинского исследования. Потому что определенные вещи в психологии и психиатрии примерно совпадают с тем, что утверждается в целом в медицине. Врачи исследуют симптомы, проводят опыты и приходят к выводам, например: чтобы прошла эта боль, нужно принять аспирин; чтобы избавиться от этого недуга, нужно сделать операцию. Или: у тебя болит здесь, но причина на самом деле — в желудке. Так как они специально учились медицине и теперь разбираются в ней, мы обязаны с ними соглашаться, с той только оговоркой, что мы смотрим на их выводы в духе Евангелия, в духе святых отцов, в духе христианства и Откровения.

Архимандрит Симеон (Крайопулос) (1926–2015)

Так же и в психологии. Сегодня эта наука в результате исследований, опытов, наблюдений, открытий пришла к определенным выводам. И непозволительно нам сейчас одним росчерком пера перечеркнуть всё и объявить: «Да ладно, пусть они говорят, что хотят», если в определенных вопросах они могут нам помочь. По крайней мере, таково мое смиренное мнение.

Даже подвижник и величайший святой, если у него заболит живот, будет, конечно, мужественно относиться к своему недугу, терпеть, но, когда поймет, что Бог его не исцеляет, обратится к врачам. Мы встречаем людей святой жизни с Афона, которые приезжают в Салоники делать операции и лечиться в больницах, чтобы избавиться от заболевания. Бог мог бы их исцелить, но Он будто бы говорит: «Раз существует способ получить помощь от докторов, Я не буду тебя исцелять; иди к ним и лечись».

Так же и в психологии. Так как сегодня встречаются заболевания психики и у нас есть данные исследований ученых и врачей на этот счет, почему бы нам их не использовать? Непозволительно игнорировать все это и говорить: «Мы этого не принимаем». Мы примем это. Но посмотрим на открытия психологии в духе святых отцов, в первую очередь отцов-исихастов. Конечно, святые отцы понимали психологические проблемы иначе, иначе на них реагировали и в конце концов победили, преодолели их и стяжали святость.

Сегодня наука открывает мир человеческой психики по-своему. Но беда в том, что она смотрит на него сухо, исключительно с рациональной точки зрения, так что, бывает, специалисты, вместо того чтобы помогать людям, нередко делают им только хуже. Говорю из собственного, пусть небольшого, опыта.

Но если использовать открытия психологии в духе Христовом, в духе Евангелия и святых отцов, они становятся полезными.

***

С помощью новых данных психологии, а также в духе отцов Церкви постараемся немного погрузиться вглубь самих себя, чтобы узнать себя лучше. Так мы сможем освободиться от множества плохих вещей. Если Бог нам поможет и мы поймаем эту «рыбку», плавающую в нас и причиняющую нам столько вреда, то избавимся от больших страданий и почувствуем себя более легко и свободно, и те, кто действительно желает жить духовной жизнью, смогут начать ею жить.

Человек, у которого внутри все запутано и который из-за этого внутренне заблокирован, не может по-настоящему раскрыться навстречу Богу. Конечно, он не совсем пропадет. Если он будет вести себя мужественно, терпеливо и скажет: «Во мне есть проблемы, что же делать? Раз я не могу с ними разобраться, буду надеяться на Господа, на то, что Он меня спасет», — и, если действительно будет иметь терпение и надежду, Бог его спасет; только такой человек не сможет положить начало духовному совершенствованию в своей земной жизни. Но разве у запутавшихся людей может быть столько терпения? Ведь внутренние психологические проблемы создают такую тьму и так сбивают человека с толку, что не дают ему положиться на Бога, довериться Ему, дабы получить успокоение, умиротворение и ощутить хоть немного благодати.

Зло незаметное

Признаём мы это или нет, но каждый из нас при внимательном рассмотрении оказывается заложником некоего внутреннего состояния, подобного лабиринту. Мы — жертвы тысячи различных процессов, сокрытых в нас. Нами правят те или другие переживания, которые действуют, не ставя нас об этом в известность, не находясь под контролем нашего сознания. И хоть, будучи жертвами всех этих темных явлений, мы их не замечаем.

Конечно, плохо быть жертвой. Плохо, что мы, созданные по образу Божию хорошо весьма (см.: Быт 1:31) — простыми, а не сложными, — живем в таком состоянии. Но еще хуже, что мы не знаем, что с нами происходит. Ведомые дурными состояниями, мы принимаем их за нечто хорошее, считаем сокровищем своей души.

Эти состояния дурным образом проявляются и в отношениях с другими людьми, причиняя всем вред. При этом мы уверены, что действуем так правильно, как до нас не поступал никакой другой человек! И это, повторю, самое ужасное.

Перенесем сказанное в духовную сферу.

Как говорят святые отцы, зло не только в том, что мы грешные. Сие Богу известно. Гораздо большее зло — не осознавать состояние греховности, не делать должного, чтобы освободиться от этого состояния, а конкретнее — не идти к Тому, Кто исцеляет от греха.

Плохо не только то, что мы грешны, но и то, что мы не идем за исцелением к нашему Освободителю. Итак, зло заключается в том, что в глубине нашего существа таится лабиринт с множеством темных, неведомых нам сил, которые иногда сражаются друг с другом, прогоняют друг друга (как будто бы стремятся к взаимоуничтожению), а иногда выходят наружу, чтобы вредить окружающим. Причем мы в этот момент можем считать, будто оказываем услугу людям, благодетельствуем им.

Зло чуждо нашей природе

Все эти явления, создающие запутанный лабиринт внутри нас, действуют так, что об их существовании мы едва догадываемся. Они так сильно вплетаются в наше существо, так сильно смешиваются с естественным состоянием души и соединяются с самой ее сутью, что мы считаем эти темные силы частью своего «я». Но на самом деле они совершенно чужды нам и не происходят от естества нашей души.

Эти психопатологические состояния, эти грехи, эти темные чувства не имеют субстанции. Кто за ними стоит? Бог их не создавал. За всем стоит Бог — Тот, Кто сотворил все. Но Бог создал только хорошие вещи. А все плохое — последствие падения.

И потому, хоть все эти процессы в нас существуют, они чужды нашей природе.

Мы поступаем очень неправильно, когда не принимаем это во внимание даже в отношениях с маленькими детьми. Скажем, у ребенка есть какой-то недостаток, например он все время плачет, а мы, вместо того чтобы сказать «он сегодня печальный» или «ему грустно», говорим: «Этот ребенок — плакса». Мы навешиваем ярлык и соединяем недостаток с самой сущностью ребенка. Или говорим: «он врун», «он трусливый» и так далее. Это очень плохо.

Так мы поступаем не только со своими детьми, но и с самими собой. На свои грехи мы смотрим так, будто они объединены с нашим существом, отождествляем их с нашим «я». Мы не можем посмотреть на свою сущность как «хорошую весьма», увидеть, что она создана по образу Божию, а все плохое пришло извне и прилипло к нам, переплелось с существом, но не перестает быть чуждым, — результатом падения. Именно из-за этого смешения, когда наша душа и все эти отрицательные явления становятся одной смесью (как тесто из муки с водой, которое уже не разделить на составляющие), нам не удается разглядеть в себе эти отрицательные черты.

Вот в чем состоит большое зло. У каждого из нас есть недостатки, но беда начинается тогда, когда мы не понимаем, что в нас это зло есть, и не пытаемся от него избавиться.

Важно, кто мы в глубине души

Я вновь хочу подчеркнуть: большое значение имеет, что собой представляет человек в глубине души, — каждый человек, каждый из нас. Как мы мыслим, как действуем. Также очень значимо наше глубинное отношение к единственной подлинной реальности, которая есть Бог, а затем — и к любой другой реальности. Правильную ли мы занимаем позицию или нет? Это важно не только в миру, где у нас часто нет возможности и средств, необходимых, чтобы добиться некоторых духовных успехов, но даже и в пустынях, и в монастырях. Например, можно увидеть подвизающегося человека: он молится, читает духовные книги, старается, не спит ночами. И что из этого выходит? Он ничего не может добиться. Причем, повторяю, это происходит не только в миру, но и в жилище отшельника. Один пустынник бдит, не смыкает глаз, постится, ничего не ест, придерживается самого строгого устава, и все-таки кажется, что его не касается благодать Божия. А с другой стороны, мы видим обычного монаха, который, может быть, даже утруждает себя меньше, чем другие молчальники, совершает меньше подвигов, чем его братья-пустынники, но все же благодать Божия посещает его более других. Почему так? Потому что вопрос не в том, кто что делает. «Я делаю то и это, и еще вот это, потом подсчитываю все вместе, и в сумме все это делает меня таким-то». Нельзя так ставить вопрос. Вопрос в том, какое отношение у моего глубинного «я» к Богу, к любви Божией, к действиям Божиим и к внешней реальности. То же самое говорит нам и современная психология.

Из книги «Знаешь ли ты себя? Психологические проблемы и духовная жизнь». — М.: Никея, 2021

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle