Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Путь к жизни

От редакции: Еще один рассказ – победитель конкурса среди наших читателей. Спасибо всем участвующим!

Солнечные зайчики играют в прятки. Летнее утро улыбается во все глаза. И осторожно выходит из прохлады дома на горячий асфальт маленькая тихая девочка. Сжимая в кулачках фиалковые мечты, устремится навстречу новому дню. Назовем девочку Настей.

Молчаливая и робкая, она чаще всего вызывает у окружающих желание беспредельно опекать маленькое сердце, закрывая ему путь к самостоятельности. Дружат с девочкой единицы. Дружат не ради интересного общения, их привлекает ее готовность помочь во всём. Малышка счастлива быть полезной, а не подружкой для болтовни. В семье ее будет окружать искусство, предопределившее крепкую любовь к творчеству. На рисунках девочки нередко можно увидеть причудливые цветы и солнце – непременно живое, с человеческим лицом и косичками, старательно выведенными длинными ресницами, – такой у нее идеал красоты. И на картинках Насти все обязательно держатся за руки, чтобы чувствовать стук сердца друг друга.

Пожалуй, единственный настоящий ее друг – Бог. Почти ничего о Нем не зная, девочка доверила Создателю все сокровенные детские желания, повторяя в уголке под старинными иконами «Отче наш».

Покрестят ее нескоро и только для формальности, но за этим Настя увидит путь к Жизни. Воскресная школа храма откроет неведомый ранее яркий и живой мир театра…

Вот уже позади школьные годы, но из времени планов и надежд девушку надолго выбило одно событие.

Оно произошло в то время, когда солнце наслаждалось редкими прогулками по шепоту осенних листьев, а застывшее небо таило отчаянную надежду на чудо… Звенящий тишиной дом. И только стоны прорывают безмолвие насквозь. Рядом с Настей на кровати женщина. Вернее то, что от нее осталось. До невозможности истощенные болезнью тростинки-руки, глаза – безумные от боли, блуждающие без смысла. Боль. Боль предсмертных мучений. Молитвы о смерти, желание томящейся плоти скорее вырваться из плена жизни туда, где нет этих страшных ощущений. Настя не могла адекватно воспринять происходящее и не хотела верить, что эта женщина – ее мама.

Впервые в жизни девушка осознала полнейшее бессилие. Кинжалом по сердцу резануло чувство неполноты. Она не успела сделать и сказать многого самому близкому человеку, не попросила прощения за каждую обидную несдержанность. Опоздала… Ничего уже не изменить…

Не выдержав этой пытки, Настя вышла из комнаты умирающей на несколько минут. Когда она вернулась, то… лишь неслышно вспорхнул в небо чистый голубь…

Девушку заставляли что-то делать, но весь ее внутренний мир бунтовал, замыкаясь в панцирь нежелания жить. Телом она с людьми, а мыслями – на могиле, среди озябших октябрьских цветов. Для Насти все – враги, она жаждала свободы действий, но не могла освободиться от самой себя, такой слабой и надорванной, словно растворенной в нечаянно разбитой ампуле с ядом. Казалось, мучает ее кто-то, процарапывая на сердце угольками обжигающих слов свои глухие поучения и противную до тошноты жалость. На самом деле она душила сама себя, пытаясь закрыть непослушную дверь в память.

На полгода словно потемнело в глазах. Но свет забрезжит, он разольется по улицам ванильной весной. И ступит на оживающую бархатную землю Пасха.

В сердце Насти Пасха проникнет не сразу. Она равнодушно отнесется к своему участию в праздничном спектакле воскресной школы. Вместе с ребятами придет в дом для престарелых – странное и небрежное место, лишенное домашнего уюта и искорки любви. Ее взгляд привлечет сгорбленная старушка, медленно пересекавшая комнату…

После каждого шага бабушка слегка вздрагивала, на морщинистом лице читалось колоссальное напряжение. Следом двигался дедушка на инвалидной коляске. Даже если всмотреться в его изъеденные тоской глаза, трудно представить, что это бывший уголовник, в свое время державший в страхе множество людей. Вот они, люди, живущие в чужом доме, принимающие чужую ласку, безгранично одинокие и потерянные.

На спектакль пришли не все, кто-то просто не мог дойти до зала. Настя видела слезы на глазах старушек, слушала аплодисменты, а внутри всё переворачивалось. До этого момента она считала себя самой несчастной – потерявшей родителей, среди людей, которые ее не понимают и постоянно чего-то требуют. Но оказалось, что есть люди, которым в тысячу раз хуже. Больные и брошенные собственными детьми, они день за днем угасают, теряя радость жизни. Да по сравнению с ними Настя – счастливый человек!

Трудно описать всю гамму чувств, но очевидно одно – вместе с Христом в этот день воскресала и душа девушки. Недаром ее имя в переводе с греческого означает «воскресшая». Волной нахлынула ранее не ощущаемая пасхальная радость!

И подумалось Насте, что до этой весны не было у нее жизни, а было лишь существование с наскоро заштопанным сердцем. Все было не то и не так. Настоящее подменялось фальшивым, ошибки не были учтены и исправлены, вместо солнца – луна, вместо белого – черное. И вот сейчас, заканчивая вспоминать, она наконец-то начнет жить.

Писать пока больше нечего: сегодня уже прошло, а завтра еще не наступило. Жизнь впереди, значит, точку ставить рано, пусть будет многоточие…

Елена Карташова


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle