Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Рабы не мы. Библия в свете постколониальной оптики

Акция движения Black Lives Matter. Чикаго

В США и Европе вот уже несколько месяцев идут протесты представителей движения Black Lives Matter, борющихся за права национальных меньшинств. Когда возник расизм? Что об этом говорит Библия? Есть ли в ней темнокожие персонажи? Разбираемся вместе с иереем Алексием Волчковым, специалистом по Ветхому Завету и директором «Школы библейской филологии» при Феодоровском соборе Санкт-Петербурга.

Что такое постколониализм

Так получилось, что последнее время мы обсуждаем актуальные, злободневные вопросы, и сегодня мы поговорим о взаимоотношениях рас. Существует постколониальный подход, значительно повлиявший на мировую библеистику, и о нем пойдет наша речь. Каждый, кто включает телевизор чаще, чем раз в три дня, знает, что в Америке и Европе сейчас непростая ситуация: бунтует чернокожее население, и их поддерживают многие люди с белым цветом кожи. Многие мои коллеги по цеху, исследователи Библии, тоже поддерживают движение под названием Black Lives Matter.

Многие люди затронуты этим процессом, переживают, и это очень важная проблема общемировой жизни — и наша тема актуальна, но мне бы не хотелось превращать наш разговор в реалити-шоу, сплошной словесный мордобой, мне бы хотелось спокойно погрузиться в эту тему и поделиться своими знаниями о соотношении постколониализма и библеистики.

Когда-то была колониальная эпоха. Она прошла, но ее последствия до сих пор имеют большое значение. Постколониальный подход исходит из того, что в мире были зависимые колонии и полноправный могущественный центр — и между ними существовали комплексные отношения.

Нахождение в центре или на периферии влияет на то, как думают и говорят люди, как устроено их мировоззрение, как они читают важные тексты. Постколониальный подход утверждает, что наше чтение текстов предвзято, нам далеко до объективной оценки происходящего. Каждый читает текст из своей оптики, и каждая группа населения (мужчины и женщины, индейцы и американцы) имеет разный взгляд. Раньше ученые были белыми бородатыми мужчинами, считавшими, что они располагают какой-то истиной, но в эпоху постмодерна оказалось, что это не так — и методология этих ученых мужей заранее предопределяет то, что они находят в текстах.

Живая Библия — это не конкретный упорядоченный список, и каждая группа обладает своим подходом к ее чтению. В каждом подходе есть свои достоинства и свои комические детали, и не стоит абсолютизировать какой-либо из них.

А как индейцы будут читать библейский текст? Совсем не так, как белые американцы.

Феминизм и Библия

Лекция священника Алексия Волчкова «Разве Библия это колония?»

Ученые говорят, что каждый из подходов похож на отдельный фильтр, и эти фильтры помогают измерять что-то в разных диапазонах: каждый дает отдельную крупицу знания. Например, работая в контексте феминизма, мы становимся чувствительнее к разным нюансам существования женщин — проблематике разводов, женской нечистоты.. Кто раньше занимался такими вопросами? Библия говорила о них на многих страницах, но только с помощью феминистской оптики мы смогли наконец их заметить.

История, где все правы и все виноваты

Нам здесь трудно полностью понять эту проблематику, и даже был поднят вопрос — были ли у России колонии. Мы поспорили с другом, являлся ли, например, Татарстан российской колонией… У нас толком не было тех вещей, которые касаются отношений центра и периферии.

Что такое центр? Это империя, метрополия, где есть фабрики, университеты, образованные люди… И со временем элиты понимают, что есть потребность в новых территориях для дальнейшего развития — но вот беда, в Европе очень плотное население, воевать с соседями опасно и себе дороже.. Что же делать? Ну, мироздание большое! Есть Африка, есть Австралия… И между регионами выстраиваются асимметричные отношения: колония служит придатком для центра, рынком для сбыта товара.

Индия, например, до проникновения англичан была весьма развитым регионом, не хуже, чем Московская Русь. Там была металлургия, текстильная промышленность, не как в Англии и Португалии, конечно, но это была развитая цивилизация — и англичане по кусочкам переработали этот континент, что-то давая, а что-то забирая.

Экономика периферии встраивается в экономику центра как источник ресурсов: сами центры думали, что дают своим колониям максимум того, что могут. Это история, где все правы и все виноваты — строятся дороги, возникает элементарная система образования; элита периферии встраивается в элиту центра. Там работают миссионеры. Исчезают кровная месть и жертвоприношения — христианство дает свои плоды. Появляются местные проповедники… Но плюсы и минусы делят историю пополам.

Гнет и опека все равно присутствуют — и начинаются войны, борьба за независимость. Местные жители получили какие-то части западной культуры, но в их душе был раздрай: христианство для них было внешней, не родной религией, и она создавала вторую идентичность для них. Они будто бы теряли себя, начиная верить в белого Бога и читая Книгу белого человека. И как будто это богоугодно — чтобы ты повиновался белому, был лоялен институциям из Европы… И что-то, что кажется нам абсолютно нормальным, человека другой культуры ранит и уничтожает.

Хозяева Библии

Помните замечательный фильм «Унесенные ветром»? Чтение Библии белым хозяином и чтение Библии чернокожей служанкой сильно различается. Проблема есть, и она очень актуальна. И если в «Унесенных ветром» все выглядит относительно мирно, то другой фильм, которые многие знают и любят, «Джанго освобожденный», показывает иную картину, полную насилия.

Кадр из фильма «Джанго освобожденный», режиссер Квентин Тарантино

Когда читаешь бытовое описание работорговли, волосы на голове начинают шевелиться — но это тоже было правдой, и в этом участвовали, к сожалению, белые христиане.

Есть о чем порассуждать — и появилась постколониальная практика чтения Библии. Хозяева Библии — белые ученые, а другие люди оказываются пришельцами, и их задача — обнаружить Библию как свою книгу тоже.

Богословы XVIII–XIX веков рассуждали, как в Библии появились чернокожие. В Библии объяснено, почему есть мужчины и женщины, почему женщина рожает, и это вызывает у нее боль, откуда появились разные народы и языки… Но вот почему же Библия не объясняет, почему есть чернокожие?

Появился спектр теорий, которые объясняли это. Некоторые теории присутствовали даже в Талмуде. Например, первая европейская теория, принадлежавшая Парацельсу (извините меня заранее!): «Негры — это преадамиты. Это раса, появившаяся до Адама». Вспомним Каина — у него ведь была жена, но не женился ведь он на сестре? Возможно, он взял в жены девушку из преадамитского племени. По мнению Парацельса, преадамиты — не совсем люди, они ближе к животным, и задача человека — управлять ими.

В XIX веке эта теория была очень популярна, возникло ужасное расоведение, и эти мысли повторялись в учебниках. Талмуд размышляет, что чернокожие — каиниты, и причина цвета их кожи такова: Каин приносит Богу жертву, но жертва отвергнута, Каин окутывается дымом и становится чернокожим, поэтому черная кожа — наследие Каина, его метка. Правда, возникает вопрос, а как же тогда они пережили Всемирный потоп, ведь спаслись только потомки Ноя.

Третья теория связана как раз с ним. У Ноя было три сына: Сим, Хам и Иафет, и появляются семиты, яфетиды и хамиты. Существует такая версия, что Хам возжелал свою жену, находясь в ковчеге, — а это была священная территория, и поэтому он оказался наказан Богом темной кожей. В самой Библии есть эта фраза: «Потомки Хама будут рабами» — и вырисовывается страшная картина. Чернокожие будто бы должны быть рабами, потому что Бог приговорил их к этому.

Спешу вас обрадовать: смысл Библии вовсе не в этом, никаких чернокожих там в виду не имеется — речь идет о спорах израильтян, евреев и окружающих их хананеев.

Современная тем теориям библеистика не подтверждала ни одно из этих предположений. Богословие вообще часто оказывалось в сложных позициях, даже в Третьем рейхе существовало богословское учение, которое оправдывало нацистские преступления.

Люди из красной глины

Есть ли в Библии чернокожие? Ясное дело, что китайцев или индийцев там нет — уж очень далеко они жили. В Библии будто бы нет проблемы, что кто-то белый, а кто-то нет. Так что же, Библия — это текстуальное пространство, посвященное белым людям? Нет. Вспомним Эфиопию. И в России чернокожих людей называли эфиопами — даже Пушкина! — так вот, вся черная Африка называлась в библейские времена Эфиопией или страной Куш. Кушитов в Библии много. Но нет ни одного места, где о них было бы сказано негативно.

Множество событий, описанных Библией, происходит именно в Африке: в Египте. Евреи постоянно общались с египтянами, они жили в Александрии… Событие Исхода происходит в Африке. Вы помните, что «Адам» значит не только имя, но и вообще человека и название красно-бурого цвета? Есть целая гипотеза, что Бог творит из праха земного, берет красную глину и лепит краснокожего человека — эфиопа!

Еще одна очень важная деталь. Где находился Рай, Эдем? Две реки — Тигр и Евфрат — указывают на Месопотамию, но еще есть указание на страну Куш, которая не имеет отношения к Месопотамии, а относится к Эфиопии. Там находят древнейшие останки человека… Считается, что Агарь была темнокожей — как и Сепфора, жена Моисея.

Известное место из книги «Песнь Песней» — «не смотри на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня» (Песн 1:5). Слово «смугла» может быть переведено не как «загорелая», а именно «темнокожая». Почему бы и нет? Всякое возможно. А еще мы помним о взаимоотношениях Соломона и близких ему по духу царей и цариц — и царица Савская жила либо на территории современного Йемена, либо на территории уже упоминаемой Эфиопии.

Еще одно место из Книги пророка Амоса — глава девятая, стих седьмой. Амос рассуждает: что означает то, что евреи — народ Божий? Даже сейчас есть такая мысль: если христиане — народ Божий, то им все обеспечено? А вот Амос (или Бог) говорит что-то необычное: «для меня каждый народ является маленьким Израилем». Вот сам стих: «Для меня вы, израильтяне — все равно что жители Куша». То есть евреи — это то же самое, что и жители Эфиопии. Израильтян привел из Египта, филистимлян — из современного Крита, арамеев — из Кира. У каждого народа был свой Исход, поэтому не гордись своим Исходом, о еврей!

Псалом 67, стих 32 рассказывает о том, что однажды будут такие идеальные времена, когда исполнятся все планы о человеке: «Послы придут из Египта, кушиты руки возденут. Царства земные, воспойте Бога, воспевайте Господа!». То есть жителям библейского Израиля была известна Африка, и в богословии проблема цвета кожи не поднимается. Это так же неважно, как форма твоих ушей.

Исход для каждого

Для читателей из меньшинств важно событие Исхода. Как они видят это? Мы, евреи, были жителями не у себя на родине, мы были в рабстве, мы были зависимы и неполноправны. Наши хозяева хотели лишить нас имени, они хотели, чтобы мы забыли свои корни и были легко управляемы. Но вот вмешивается Бог и дает нам освобождение, Исход — и в этом победа бесправного над теми, у кого есть колесницы, победа колонии над империей.

Бог спасает бесправных, а не тех, у кого есть все богатство оружия. Это очень важная вещь для современных меньшинств: даже Боб Марли поет песню «Мы люди Исхода».

Боб Марли (1945–1981) — ямайский исполнитель в стиле регги

Где бы евреи ни оказывались — в Риме, в Александрии, в Малой Азии — они всегда были меньшинством. Они понимали угрозу ассимиляции, растворения.

Еще один важный термин для постколониального подхода к Библии: «люди с гибридной идентичностью». Они вроде бы свои, они помощники царей, важные функционеры — но они все равно какие-то не местные. Пример тому — помощник Давида Урия. Урия был хеттом, представителем некогда коренного народа, но к моменту Давида его народ уже был меньшинством. И вот Урия никогда не был до конца своим для свиты Давида — и в итоге Давид отнимает жену Урии и убивает его самого. Может быть, христианин из меньшинств — всегда в положении Урии?

Я читал статью, в которой один американец африканского происхождения размышляет о драме Урии. Некоторые вещи ранят, расстраивают сторонников постколониального подхода. Завоевание Ханаана — самая ранящая история. Моисей привел вчерашних неполноправных людей к реке Иордан, они были скитальцами и беженцами на грани жизни и смерти — и вот они становятся завоевателями. Это кровавая идея. Каково читать все это афроамериканцам, индийцам, арабам? Кто они в этой истории — евреи, пришедшие захватить Ханаан, или другая сторона?

Быть гонимыми

Повторю еще раз: меньшинства получают Библию из рук белого человека. Она подается в нужном переводе, в нужном издании, в нужном месте — в школе, в церкви. Она делает их белыми. Для кого-то это дискомфортная расстраивающая вещь: «я должен перестать быть собой». Что-то оказывается навсегда потерянным. И тогда нужно вспомнить, когда сами христиане были гонимым меньшинством.

Изучая историю христианства, понимаешь, что оно очень долго и очень часто не было религией белых людей: центр христианства, где находились важные проповедники, подвижники — был в Азии и Северной Африке.

Вспомните Киприана Карфагенского, Тертуллиана, Августина Гиппонского — все они жили в Африке. Какая у них была расовая принадлежность? Мы не знаем. Для Римской империи это не было важным — ценилась культурная принадлежность. Если ты знаешь язык, умеешь писать — это имеет значение, а твоя кожа не важна. Поэтому кто-то из названных личностей мог быть либо метисом, либо чернокожим.

Читая римские источники, понимаешь, что люди того времени знали о существовании чернокожих, но этому не придавалось значения. Чернокожих рабов было слишком трудно эксплуатировать — другая культура, другой язык — и поэтому эксплуатировали сирийцев, жителей Малой Азии, греков, а то и своих. Долгое время христианство было религией африканцев и азиатов. Носители библейского мировоззрения не должны быть восприимчивы в расовых вопросах.

Расизм появляется очень поздно — это событие Нового времени. Мы привыкли думать, что в тот период люди становятся образованными, просвещенными — но на самом деле именно тогда возникают ужасные вещи вроде расизма. Раньше этого не было, церковная культура с этим не знакома. Благоразумный вельможа царицы Кандакии, эфиоп, фигурирующий в Книге Деяний, обратился к Христу — но о его коже не сказано ничего. А христианство — всегда и есть меньшинство, противостоящее Империи со всем ее могуществом, силой и соблазнами.

Подготовила Елизавета Трофимова по лекции «Разве Библия это колония?»


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle