Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

«Страшные» либералы

Арина Воскресенская — о своем пути понимания Церкви…

Сложно сказать, когда началось моё «воцерковление». Наверно, с того времени, когда я начала близко общаться со своей православной тётей.
Тётя – классический неофит 90х годов прошлого века. С кучей магии в голове, кучей суеверий и святой верой известному фейку «Протоколы сионских мудрецов».
Я помню её откровения. «Мы не были венчаны с В.Я., я всё время в этом каюсь». Да, это было до 2000 года с его Социальной концепцией РПЦ, но всё равно для меня сейчас звучит дико. В.Я. был не крещен.
Мне повезло. Первым моим приходом был приход с очень добрым и хорошим настоятелем, который нас всех звал чаще причащаться. Жаль, я тогда не понимала, что «чаще» — это не раз в месяц.
А потом меня окружали очень «консервативные» священники и миряне. Платочки как святое и «Мень» как ругательство, а «меневец» как оскорбление. Я всему этому верила и дико боялась «либералов».
Мне казалось, что они небрежно относятся к таинствам. Я не читала тексты отца Александра Меня, но была уверена, что он – еретик. Ещё мне казалось, что среди «либеральных» православных процветает снобизм по отношению к «консервативным».
Но так вышло, что я почти случайно попала в один «либеральный» московский приход. Удивление моё было огромно…. Я не увидела ничего страшного, не увидела никакого легкомыслия по отношению к таинствам. Не увидела я и снобизма. Может быть, когда-то он существовал, в некие неофитские годы, но сейчас я ничего такого не вижу и не чувствую.
А главное, что я увидела – я увидела общину. Люди молятся вместе, у этих людей можно попросить помощи и получить много-много любви. Дети, подбегающие к мамам и папам обниматься, друзья, целующиеся и обнимающиеся до и после службы, прекрасные руководители воскресной школы, которые стали друзьями. С ними могу отпустить своего сына в лагерь. Я всегда к этому формату каникул относилась со скепсисом, но в наш – можно. И нет, там нет дресс-кода вроде «девочки только в юбках» и нет вычитывания канонов перед причастием. Но «Отче наш» сын выучил там. А другая девочка привезла из лагеря «песенку» — «Царю Небесный».
В нашей общине принято причащаться за каждой литургией, но я никогда не чувствовала давления. Нет такого: «Причащайся или не ходи». Для меня это естественно, я давно причащаюсь за каждой литургией, но ни в проповедях я не слышала категоричности, ни в общении с прихожанами. Мы не исповедуемся в обязательном порядке перед каждым причастием, но было время, когда мне нужна была исповедь каждую неделю. И нет, я ни разу не слышала упрёка от священника – чего пришла еще раз?
Идеально? Да нет, конечно. Мне бы еще хотелось того, этого, побольше и чтобы ничего самой не делать. Если всерьёз, то, конечно, есть вещи, которые отличаются от картинки в моей голове «идеальный приход». Но это даже радует. Мы на земле, а тут нет ничего и никого идеального.
Вот такой вот опыт бывшего «консерватора», который рубился в сети за святые платочки, строгое следование Типикону в пищевом поведении во время поста, и необходимости исповедоваться перед каждым причастием. Сейчас не рублюсь. За обратное, кстати, тоже. Выросла, наверное. А может быть, лично мне гораздо более понятен «либерализм» и я перестала сомневаться во всех своих решениях, а от этого и спорить незачем.
Но это была длинноватая преамбула. А амбула в том, что мне очень горько, когда я вспоминаю всё, в чем была уверена. Особенно про отца Александра Меня. Я только недавно прочитала его тексты и для меня они стали открытием, хотя и в Церкви я уже достаточно давно. Так он пронзительно писал. Я так и не поняла, в чем может быть его «ересь» и почему столько злобы разлито в нашем сообществе. Злобы, недоверия и страха. Ведь часто я слышала: «О! Мень… Лучше не будем. Ты даже лучше не читай». Не читай, не знакомься, не узнавай об этом проповеднике, который так страшно погиб. Зачем? Страшный же человек. Чем страшный? Лучше не будем.
Я почти уверена, что и те, кто так мне говорил, слышали примерно это же самое от кого-то ещё. Может, в каких-то закрытых священнических компаниях тексты чуток разбирались, но читались они, похоже, по диагонали. Бесы одолеют, если читать будешь.
Нет, и отец Александр не идеал, хоть и святой. И с ним можно спорить и не соглашаться. Можно даже сознательно выбрать, что ничего о нём знать не хочешь и не читать ни про него, ни его самого. Но вот не уважать…. Горько мне от этого всего.
Но что тут можно сделать? Наверно, только стараться не разливать злобу и подозрительность в пространство. Только самой свидетельствовать, что никаких страшных «либералов» не существует. Причем не криками в соцсетях, а жизнью. И уважать другие взгляды, даже если кажутся диковатыми.
Наверно, вот так.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!