Те, кто поняли слова Христа слишком буквально

Анна Ершова

Журналист, редактор.

Одних святых мы знаем лучше — читая их житие и составленные им молитвы и акафисты, других хуже, только иногда встречая их имена в святцах. И всегда памятование о святом — это что-то очень высокое, а значит, на расстоянии от нас. Где мы — и где они? Можно ли представить их в действительности, среди нас? И как мы ощущали бы себя подле них — благоговейно, трепетно или сияюще-радостно от пребывания рядом?

Три фильма нашей подборки, возможно, помогут представить это. Они показывают повседневную жизнь святого человека и его друзей, причем в словосочетании «святой человек» становятся весомы обе составляющие.

1. «Франциск», Италия, Германия, 1989. Режиссер Лилиана Кавани. 16+

Фильм, неожиданный тем, что звезда Голливуда Микки Рурк играет в нем католического святого Франциска Ассизского, учредителя нищенствующего ордена, названного его именем, — ордена францисканцев.

«Иные» — это слово больше всего подходит последователям странного юноши по имени Франческо, внезапно оставившего комфортную среду, родительский дом, любовь и почитание ближних и ушедшего… не за тридевять земель, а лишь в другую часть своего города, где живут нищие и прокаженные. Иные — среди бедных, среди богатых, среди монахов.

Действительно, возникновение в истории Западной Церкви фигуры святого Франциска знаменует собой перелом в истории аскетического идеала, новую эпоху монашества. Хотя, смотря киноленту, мы обнаруживаем, что этот человек не делал ничего героического — просто пытался буквально следовать словам Евангелия.

«У нас нет ничего. И поэтому у нас нет страха. Но есть свобода», — повторяет загадочно-красивый герой Микки Рурка. «Ты должен возвещать о мире. Но сначала ты должен обрести этот мир в своем сердце», — немногословно учит он, но почему-то один за другим его благополучные товарищи перекочевывают в противоположную часть города, оставляя дома и раздавая богатство.

Очень хорошая иллюстрация того, как харизма неординарного человека может вдохновить других. Как Бог может призвать через преображение и встречу. Прекрасные юноши, вдохновленные еще более прекрасным лидером, ищут среди больных и убогих, среди добровольных лишений и голода нечто иное, о чем они, по-видимому, точно знают и отблеск чего видят на лице их предводителя.

Режиссеру хотелось показать, как человек, любящий земные удовольствия, может отказаться от них во имя идеалов. Микки Рурк называет роль в этом фильме одной из своих любимых:

«Мне постоянно предлагали играть самого себя: боксера, байкера или наркомана. «Франциск» был единственным фильмом, в котором я ушел от своего привычного амплуа и который хоть немного помог мне выкорчевать из себя ненависть к этой жизни».

Правда, создатели фильма особо не показывают, что знаменательного происходит в общине последователей Франциска. Да и сам он, обретши своих последователей, разве что только радуется, вздыхает, иногда плачет, выразительно смотрит и ходит в грязном рубище. И, кроме исторической ретроспективы, не до конца ясно, чем этот человек так прославился, что к нему стекается народ со всех земель. Самым ярким в фильме, пожалуй, для меня осталось именно то, как его друзья уходят за Франциском, — просто поразившись силе его решения.

2. «Я предпочитаю рай», Италия, 2010, режиссер Джакомо Кампиотти

Этот фильм по сценарной задумке получился будто бы противоположным предыдущему. Во-первых, в нем как раз хорошо показано, почему главный персонаж — священник Филипп Нери — становится знаменит, почему к нему на исповедь всегда стоит очередь, почему его так любят люди и почему, в конце концов, Католическая Церковь причислила его к лику святых. А во-вторых, в пику задумчиво-страдающему герою Микки Рурка, Филипп Нери всегда радостен. И хотя он тоже, как Франциск, возится с бедняками, он поет и веселится, а на все вопросы — и даже на предложение кардинальской шляпы — отвечает, что предпочитает рай.

Кино идет на итальянском языке с русскими субтитрами, и это добавляет особого шарма. Слова «парадиз» и «бамбини» не требуют перевода, а это — два самых важных слова этой картины. Потому что однажды простой босоногий священник в прямом смысле слез с дерева, пришел в Рим, увидел детей-оборвышей, нищее отродье, ворье, как называют их люди, — и уже не смог вычеркнуть их из сердца. И вот с этими «бамбини» идет к своему «парадизу» удивительный Филипп Нери — тоже святой, основатель конгрегации ораторианцев. От слова «оратория» — специальные встречи, на которые могут собираться совершенно разные люди — богатые, бедные, принц и сын проститутки, дети портного Папы и оборванцы из катакомб — и говорить о Боге, и исповедоваться прямо там, где настигло покаяние, и петь тут же сочиненные «неканонические» песни про рай, и радоваться, и обниматься, и любить.

Конечно, такое свободное отношение к букве закона не нравилось церковным властям, и Филипп Нери со всей своей искренностью и милосердием два раза представал пред строгими очами Папы… которые, правда, вскорости могли даже наполниться слезами умиления.

Вот бы и в нашей Церкви, как в этом фильме, «консерваторы» погневались бы на «либералов», а потом бы все вместе стали весело смеяться и подбрасывать епископские митры в небо.

В фильме многое может вызвать улыбку и слезы: 70-летний Джиджи Пройетти в роли радостного священника выступил очень достоверно. Кинолента снята без «чернухи», все напряженные моменты заканчиваются самым положительным образом, беспафосно и искренне показаны моменты чудес. Фильм оставляет светлое настроение и ощущение прикосновения к чему-то необыкновенному. Я бы рекомендовала смотреть это кино с детьми с 11–12-летнего возраста.

3. «Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь», Италия, 2007, режиссер Джакомо Кампиотти

Я не зря выстроила именно так этот маленький топ. Если ставить эти фильмы по нарастающей, то этот для меня самый сильный и самый взрослый. Здесь нет ярко выраженных чудес, кроме одного (но не буду спойлерить), и показана повседневная, яркая, прекрасная жизнь и служение.

Молодой хирург «из простых» оставляет и хорошую карьерную перспективу, и, что самое грустное, прекрасную любимую любящую девушку — просто потому, что не может иначе. Он, как и герои предыдущих фильмов, слишком буквально понял слова Христа: «Я был болен, и вы посетили Меня» (Мф 25:36). Или мы, наоборот, понимаем их слишком небуквально?

Святой Джузеппе Москати — неаполитанский врач от Бога и величайший гуманист, который всю свою жизнь декларировал, что главная сила, и лечащая сила в том числе, — это любовь. Он постоянно доказывал это, сочетая блестящие врачебные способности с любовью к ближнему, открывая свой дом для бедных больных, которым иногда вынужден был платить сам — то есть, попросту говоря, кормить их. Москати утверждал, что даже простое сочувствие исцелит больного скорее, чем равнодушное исполнение врачом своих обязанностей, и убеждал в этом своих учеников. Москати был верен своим больным всегда — даже тогда, когда рушились (в прямом смысле этого слова) стены вокруг.

Но самая главная сила этого фильма, как мне кажется, — в истории про дружбу. Если друг вас предал, сколько вы готовы ждать его? Не сидя, конечно, около его дома, а ждать внутренне, любить его, ничего не требуя, не ища своего, не мысля зла. Сможете ли вы при этом видеть его истинного сквозь всю эту шелуху? И верить, что он рано или поздно дорастет до настоящего себя? Надо просто немного подождать. Даже если это случится уже после вашей смерти…

Все три фильма про святых позволяют прикоснуться к прекрасным историческим личностям. И мне совсем неважно, какой Церковью прославлен тот или иной святой. А важно то, что он был живым человеком, и такой человек может жить и сегодня, а значит, нам может быть доступна и “обыкновенная святость”. Только надо попытаться слишком буквально понять слова Христа. Кстати, именно в этом — в «слишком буквальности» — упрекали святого Франциска его ученики, призывая написать хоть какие-то законы для их монастыря. На что им — уже из другого фильма — хорошо отвечает Филипп Нери:

«Чтобы быть законопослушным, нам не надо много законов. Я выбираю один — милосердие».

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle