Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Теодицея скептического теизма: мы не понимаем, почему Бог допускает зло

Опыт каждого человека говорит о том, что мир, в котором мы живем, полон боли, страданий и зла. Одна за другой вспыхивают войны, откуда-то взявшийся вирус косит людей, как траву. Самый распространенный вопрос, который возникает у человека после осознания этого опыта, — а где во всем этом Бог? В чем Его действие в этой жизни, Его — Абсолютного Добра, Бога любви?

Философ Игорь Зайцев в нашем цикле «И где был ваш Бог?» знакомит с различными подходами к построению теодицеи — «оправданию Бога».

Вопрос о зле — отправная точка развития всякой теодицеи. Невозможно построить оригинальную теорию преодоления аргумента от зла без того, чтобы не предложить свою собственную формулировку проблемы зла.

Сегодня мы поговорим о школе скептического теизма — еще одного из наиболее значимых современных подходов к построению теодицеи.

Скептицизм (от греч. σκέπτομαι — рассматривать, исследовать, сомневаться) — философское направление, подвергающее сомнению возможность познания реальности или какого-то ее фрагмента. Возник в IV в. до н. э.; не представляет единого течения; периодически возникает и исчезает в истории мысли.

Скептический теизм — разновидность аналитической философской теологии (или философии религии, это термины чрезвычайно близкие), распространен в англоязычных странах и на русском языке представлен довольно слабо. Школа возникла в 1980-е годы под влиянием идей американского философа Алвина Плантинги (хотя непосредственно он не основывал эту школу).

Алвин Плантинга

Базовую структуру аргумента от зла против существования Бога скептические теисты определяют следующим образом:

  1. Существует зло, относительно которого люди не могут помыслить оправдывающих его оснований.
  2. Следовательно, таких оснований нет.
  3. Бог не допустил бы зло без достаточного на то основания.
  4. Следовательно, Бог не существует.

Обратим внимание на третий пункт. В нем предполагается самоограничение Бога Его разумностью. Мы несколько раз в ходе наших рассуждений обращались к теме границ Бога, но не устанем подчеркивать — тысячелетняя традиция богословия выступает против идеи о безграничности божества. Скептические теисты полностью в русле традиции.

Бог, безусловно, всемогущ, но Он, будучи разумным, не может не следовать законам логики, Он не допускает к существованию то, что логически невозможно.

Например, для Бога логически невозможно предоставить нам свободную волю таким образом, чтобы мы могли выбирать между добром и злом (т. е. осуществлять свободный выбор между ними, несмотря на все влияния, которым мы подвергаемся) и в то же время заставить нас выбирать добро.

Таким образом, мы понимаем: Бог может допустить зло, если оно является необходимым следствием некоего блага. Повторим наш старый пример: мы миримся со злом (болью), причиняемой стоматологом, потому что ясно понимаем: меньшее зло (боль от укола) ведет к большему благу — здоровым зубам.

Вопрос для нас только в том, чтобы помыслить оправдывающее основание для более сложных случаев зла.

Базовый ход мысли скептических теистов против аргумента от зла в общем виде достаточно прост. Логическое заключение от (1) к (2), по их мнению, проблематично: у Бога могут быть немыслимые для нас основания. То, что мы не можем их помыслить, не доказывает ничего, кроме ограниченности нашей способности познания.

Стивен Вайкстра

Наиболее ярко этот аргумент формулирует Стивен Вайкстра (именно с его публикации 1984 г. принято отсчитывать существование школы скептического теизма). Он называет аргументы типа перехода от (1) к (2) «микробными» (по аналогии с наивным отрицанием существования микробов: если я не вижу микробов, значит, они не существуют). Отрицать что бы то ни было на основании лишь неразличимости нашими органами чувств или нашими когнитивными способностями по меньшей мере опрометчиво.

Например, когда я работаю за своим письменным столом, я довольно точно представляю себе, что находится в среднем ящике стола. Даже если ящик закрыт и я не вижу, что в нем, я знаю, что там находится, что там есть и чего там нет. Но вот я сел поработать за стол жены. Средний ящик закрыт, и я не вижу, что в нем. Является ли это достаточным основанием для меня утверждать, что ящик пуст? Очевидно, что таких оснований у меня нет. Вполне возможно, что ящик действительно пуст, но то, что я не вижу его содержимого, однозначно подтверждает только мою неспособность видеть сквозь деревянные доски, а не отсутствие вещей.

Такое же рассуждение применимо и к знанию: если я не знаю, что в ящике стола, то это обстоятельство характеризует мое знание, но не положение дел в ящике.

Более строго позицию скептических теистов описывают три тезиса:

  1. У нас нет серьезных оснований считать, что известные нам возможные блага репрезентируют имеющиеся в наличии возможные блага.
  2. У нас нет серьезных оснований считать, что известное нам возможное зло репрезентирует имеющееся в наличии возможное зло.
  3. У нас нет серьезных оснований считать, что известные нам отношения зависимости между возможными благами и допущением возможных зол репрезентируют имеющиеся в наличии отношения зависимости между возможными благами и допущением возможных зол.

Если несколько упростить, сомнительными представляются следующие утверждения:

  • мы знаем все возможные блага;
  • мы знаем все возможное зло;
  • мы знаем все о причинной зависимости между возможным злом и возможным благом.

Всякий, кто разделяет три перечисленных тезиса, разделяет базовую установку скептического теизма. Но эти тезисы отвечают за «скептичность» скептического теизма и ничего не говорят о характере его «теизма». За последний может отвечать отдельный тезис о признании существования всемогущей, всезнающей, благой и вечной личности.

Довольно любопытно, что можно разделять смирение в отношении человеческой способности к познанию (и по праву называть себя скептическим теистом), но не разделять теистический тезис — так мы получим скептического атеиста.

Яркий пример последнего — наш современник, американский философ Джон Шелленберг. Он выводит атеизм из тезиса «Бог есть любовь».

Сильно упрощая изложение, можно передать его рассуждение так:

  • «Бог есть любовь» означает (помимо прочего) следующее — Бог максимально открыт человеку: если человек сделает один шаг к Богу, то Он сделает два;
  • следовательно, разумно предположить, что любой искренне верящий и желающий встречи с Богом человек несомненно встретит Его;
  • но если есть хотя бы один верящий, но не встретивший Бога, человек, то это объяснимо один единственным способом — Бога не существует. Ибо невозможно помыслить, почему Бог замедлил встретиться с искренне верящим.

Но мы несколько отвлеклись. Наша цель была познакомить с подходом скептических теистов к построению теодицеи.

Резюмируя, можно сказать, что их идея состоит в том, что нелепо и не логично отрицать существование Бога на том основании, что в мире есть зло.

Да, сейчас мы не понимаем, почему и зачем Бог допустил зло. Как дети не понимают полезности гигиены; и мы, когда были детьми, не понимали, но вот выросли и понимаем. Следовательно, то, что мы сейчас не понимаем оснований, по которым Бог допускает зло, говорит плохо не о Боге, а лишь о том, что мы еще не доросли до понимания.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle