Вакцинация и карантинные меры — пастырская забота или духовная слабость?

Протоиерей Андрей Ефанов

Клирик Кинешемской епархии Ивановской митрополии, миссионер, публицист.

Вакцинация против коронавируса вызвала не только медицинские споры, но и всплеск конспирологических теорий. Споры среди верующих подчас доходят до раскола на два лагеря. За порцией здравомыслия мы обратились к клирику Кинешемской епархии Ивановской митрополии протоиерею Андрею Ефанову — миссионеру, публицисту, ведущему блог в сети.

Введение QR-кодов в Москве обострило дискуссию между сторонниками и противниками вакцинации. Много разногласий и в среде верующих. Как вы относитесь к обязательному вакцинированию? Не нарушаются ли здесь права человека, ведь он в состоянии сам оценивать риски от возможного заражения и последствий прививки для своего здоровья.

— Сегодня важно соблюдать все необходимые меры профилактики, стараться не заразить другого человека. В определенной мере это сопряжено с понятием греха: если человек имеет возможность не причинять вред другому, он должен это делать. Я говорю сейчас о существующих мерах, в частности, о масочном режиме.

С вакцинированием ситуация такова: у людей нет доверия к прививке от коронавируса. Любая новая вакцина, новое лекарство должны проходить проверку в течение нескольких лет. Бывают отложенные последствия, которые могут повлиять на здоровье человека спустя какое-то время. Поэтому, прививаться или нет, человек должен решать сам. Когда только появилась вакцина, была информация, что прививаться нежелательно некоторым группам с определенными болезнями, а сейчас установка — привить всех.

Обязательная вакцинация, на мой взгляд, может существовать для групп населения, связанных в своей профессии с другими людьми. Но обязать все население прививаться не вправе решать никто. Это право человека.

Митрополит Иларион (Алфеев) сказал: «Не привитые от коронавируса люди, заразившие других и ставшие причиной их смерти, будут замаливать свой грех всю жизнь».

— Вакцина не дает гарантий, что ты не заразишься сам или не заразишь другого. Греха в отказе от вакцинации я не вижу. А вот принуждение к вакцинации считаю недопустимым. Нас и так стараются притеснить в наших естественных свободах. Человека Бог не стесняет так, как мы друг друга стесняем. Заповеди Божии легче, чем те обязанности, которые мы возлагаем друг на друга. И более того, за Бога решать, что является грехом, а что нет, это совсем уж неправильно.

А если вакцинироваться не благословляет духовник? Или, наоборот, настоятельно рекомендует? Имеет ли он такое право?

— Лично я никому не даю рекомендаций, прививаться или нет. К священнику принято обращаться по поводу любой бытовой ситуации, но все-таки священник — это духовный наставник, и он не должен раздавать советы, не относящиеся к духовной жизни: покупать или не покупать квартиру, разводиться, жениться и т. д. Недавно была ситуация: священник дал совет прихожанке развестись на основании того, что муж неверующий, в храм не ходит, детей в вере не воспитывает. Но она же и сама вступала в брак невоцерковленной. И вместо того, чтобы посоветовать ей нести тяготы своего супружества, он дал совет развестись. Надеюсь, она ему не последовала.

В вопросе вакцинации священник может очень мягко посоветовать на основании собственного примера. Например, я вакцинировался и не вижу в этом ничего плохого, или, наоборот, я не вакцинируюсь по такой-то причине. Но лучше даже этого избегать. И совсем недопустимо со стороны священников и иерархов давать четкие рекомендации по поводу вакцинации. Это вопрос не духовный. Священник — не специалист в данной области. Цена его ошибки может быть очень велика. Для одних людей вакцинация — спасение жизни. Для других, при наличии сопутствующих заболеваний, она может привести к смерти.

Прививочники и антипрививочники: новый раскол в обществе

Протоиерей Андрей Ефанов

Не является ли противостояние между прививочниками и антипрививочниками специально раздутым социальными сетями и новостными программами? Допускаете ли вы, что это делается умышленно, с целью раскола общества и разобщения людей?

— Некоторые известные и уважаемые священники видят определенный управляемый процесс во всем, что происходит сегодня. Возможно, есть силы, которые лоббируют свои интересы, влияя на властителей дум. Но большинство социальных спикеров — люди самостоятельные, и ими руководить сложно. Они выражают свое мнение и мнение общества. Я сам блогер. И мне невозможно внушить, что публиковать, если это противоречит моему мнению.

Понятно, что есть люди, которые работают за деньги. Но, повторюсь, большинство спикеров просто выражают общественное мнение, которое им близко. Тема вакцинации очень горячая. Несколько моих последних постов на фейсбуке посвящены этому. Читатели входят в тему спора и свободно высказывают свое мнение. Люди не хотят, чтобы ими манипулировали. Но есть проблема нарастающего недоверия всему официальному. И вот этим надо заниматься. Надо менять отношение власти к людям. Иначе это может привести к катастрофе.

А как вы относитесь к конспирологической версии, что дивный цифровой мир, в котором мы уже живем, как считают особенно радикально настроенные верующие, это начало царства Антихриста?

— Христианству в той или иной степени присуще ожидание конца земной жизни для всего мира. Не случайно Откровение Иоанна Богослова включено в состав Библии. Люди ждут этого уже 2000 лет. Но каждое новое поколение видит, что Господь готов терпеть нас, готов продолжать давать нам жизнь на Земле.

В конце XIX — начале XX века многие люди духовного склада, в частности праведный Иоанн Кронштадтский, говорили о приближении царства Антихриста, даже указывали срок. «Ваше поколение доживет до Антихриста…» — вот их слова. Но любой человек, даже святой, может ошибаться.

Сейчас тоже может сложиться впечатление, что будущего у нас нет. Кажется, хуже, чем есть, быть уже не может. Но я оптимист. И говорю: может быть и хуже. Но Господь готов нас терпеть даже в падшем, ужасном состоянии.

А вспомните страхи, которые были связаны с ИНН, со штрихкодами. Они пришли не из церковной среды, а от неохаризматических западных движений. Потом только были у нас подхвачены. Повторюсь, ожидание конца присуще христианству. Но это точно не наше время. Когда такое время наступит, все это увидят. Государственный тоталитаризм будет возведен в ранг религии. Вот тогда надо будет задуматься, как спасать себя.

Сейчас государственные проблемы, которые существуют в каждой стране, не срослись воедино в глобальном масштабе. И нет большой спайки между властью и религией. Отчасти это существует в мусульманских странах. У нас такого нет. И это хорошо, что мы можем разделить секулярный мир от религиозного, духовный от светского. Слава Богу, что в России так.

К каким изменениям в церковной жизни, помимо соблюдения гигиены, привела пандемия? Насколько сегодняшняя Церковь должна идти в ногу с прогрессом и меняться? Что допустимо, а что нет: Литургия по видеотрансляции, исповедь и причастие по зуму и прочее…

— Думаю, с самого начала у людей было большое увлечение этими всякими зумами, трансляциями, удаленками. Потом все почувствовали, что это не заменяет полноценную церковную жизнь, и у нас увлечение сейчас практически сошло на нет. Приведу пример: в самом начале пандемии прихожу к своей прихожанке после службы. Она меня усаживает за стол чаем поить и говорит: «А я как раз службу сейчас смотрю! Трансляцию по “Спасу”, богослужение». Садится, у нее недопитая чашка чая, печенье. Она смотрит в экран. Я говорю: «Неужели Литургию можно вот так переживать? Лучше уж никак. Лучше просто помолиться».

Для совместной молитвы в разгар локдауна мы заранее по WhatsApp договаривались, что, допустим, приходит 10 человек на одну службу. На следующую — другие десять. И так по очереди. У меня несколько храмов, один из них городской, но его вместимость — 20 человек. В тот период собиралось 5 человек. Мы служили практически ежедневно. Составляли график, старались, чтобы в выходные приходили люди работающие, на буднях — пенсионеры, те, кто свободен.

Считаю, это было намного лучше, чем смотреть трансляцию за чашкой кофе и на телевизор молиться. У меня так не получается. Так можно и икону дня, которую мы кладем на аналой, на планшет скачать.

Церковь, конечно, идет в ногу со временем, но есть вещи, которые нужно сохранять. Если лишиться традиций, будем слишком быстро меняться, быстрее, чем надо. Изменения должны происходить по мере надобности, когда возникает в них необходимость. Например, возникла необходимость даже не в исповеди, а в такой исповедальной беседе, — пожалуйста, есть WhatsApp, есть Telegram, ему все доверяют.

На каждом приходе — своя атмосфера

В вашем инстаграме выложены замечательные летние фотографии сельской жизни. Такое ощущение, что в этот оазис не доходят никакие тревожные новости. Беспокоят ли ваших прихожан вопросы пандемии? Как в провинции люди относятся к сложившейся ситуации?

— В провинции тоже разные люди. Есть люди, которые нарушают масочный режим даже в общественных местах, пользуясь тем, что контроль не столичного уровня. А есть люди ответственные. В храм приходят и те, и другие: кто-то обязательно в маске, а кто-то без маски.

На каких-то приходах строго соблюдаются те рекомендации, которые были даны священноначалием (Инструкция настоятелям. — Прим. ред.) — обработка лжицы, одноразовые салфетки, одноразовые стаканчики. Но сказать, что это соблюдается везде, я не могу.

Где-то прихожане поддерживают священнослужителей в соблюдении мер и видят в этом заботу о них, где-то не поддерживают и видят в этом некую духовную «слабость», недоверие Богу…

Я думаю, что за прошедшие 30 лет жизни Церкви в новых условиях свободы люди смогли разделиться по приходам — по своим интересам и предпочтениям. В основном прихожане выбирают себе тот храм, в котором им комфортно.

Поэтому на каждом приходе складывается своя атмосфера. Это связано и со священником, и с лидерами среди прихожан. Есть приходы, где все карантинные меры воспринимаются в штыки, им отказываются следовать, но таких немного. В основном, конечно, люди понимают, что есть вынужденные меры, стараются им следовать.

Недовольство, конечно, есть — кому приятно ходить в маске, нарушать привычный ритм жизни? Но болеть никто не хочет. В нашем городке пока необходимости в паспортах, QR-кодах нет. За границу ехать никто не собирается, на посещение магазинов запретов тоже нет, в кафе мои прихожане ходят редко… А у себя на дворовом участке кода не требуется (смеется).

Многие переболели. Но не все заболевшие обращаются к врачам, некоторые следовали рекомендациям, найденным в интернете. Им, кстати, уже активно пользуются даже наши пожилые прихожане.

Какие санитарные меры лично вы применяете на своем приходе?

— Нам ведь из Патриархии пришли четкие указания, которые должны соблюдаться. Например, санитарная обработка помещений. Иконы протираем спиртом. Дистанцию соблюдаем, даже разметку делали, она сейчас подстерлась, но все уже знают, где можно стоять.

Главный контакт происходит во время причастия и помазания святым елеем. Для елея используем одноразовые ватные палочки, для причастия — одноразовые стаканчики, салфетки — даже красненькие приобрели специально, лжицу обрабатываем платом, пропитанным спиртом. Вот такие меры у нас на приходах соблюдаются неукоснительно. В других местах не скажу… думаю, в основном соблюдаются.

Есть, конечно, диссиденты, но таких меньшинство. Знаю одного священнослужителя, который был категорический ковид-диссидент, сказал, что у него на приходе никогда этого не будет. Но ровно до того момента, пока он не попал в реанимацию с тяжелой формой ковида. Теперь у него все изменилось. Бывает, и нас, священнослужителей, жизнь учит на собственных ошибках.

Уповай на Бога, но не переходи дорогу в неположенном месте

Как побороть тревогу и страх в ситуации пандемии? Сейчас, через год, люди устали, а напряженная ситуация сохраняется.

— Самый правильный способ борьбы с любым страхом — это положиться на попечение Бога. Христиане, которые говорят, что «Бог есть защититель, некого страшиться», уже знают ответ на этот вопрос. Любой страх побеждается тем, что человек начинает уповать на Бога. Во всем, во всей своей жизни.

Это не значит, что нужно переходить дорогу в неположенном месте. А в вопросе пандемии это не значит то, что нужно не носить маски. Не значит, что не нужно вакцинироваться, если человек не является каким-то идейным противником и не считает, что вакцина может нанести ему вред. Если есть сомнения, то я уважаю сомнения. Если сомнений нет, считаю, что препятствий к вакцинированию быть не должно.

Как бы там ни было, главное — во всем положиться на Бога. Об этом говорит нам Господь: «Без Меня не можете творити ничесоже» (Ин 15:5). А раз мы не можем ничего делать без Бога, значит, будем делать, но делать с Богом, во всем уповая на Него, во всем прося Его помощи. И тогда, вместе с Богом, все сможем.

Беседовали Ольга Лебединская, Анна Кузьмина

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle