Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Все побежали, и я побежал

О том, как и почему политика перетекает в жизнь Церкви и что с этим делать, размышляет инокиня Евгения (Мария) Сенчукова.

 

Скажу-ка и я пару слов про автокефалию.
Все это ужасно глупо, мелко и политизированно. Очень не хватает покойного Игоря Гаслова, который бы весь этот бардак по полочкам разложил. Что вижу лично я.

У Константинополя есть два возможных варианта логики:

1) Константинополь имеет право давать автокефалию всем, потому что он Константинополь, Царьград и Второй Рим;
2) Константинополь считает территорию Украины своей канонической территорией.
Первый вариант в принципе тянет на ересь — по крайней мере, с католиками у нас основная проблема именно в этом пункте: есть ли у земной Церкви единый центр, неважно, лично (епископ Рима) или соборно (Константинопольский патриархат).
Впрочем, будем смотреть правде в глаза: это не ересь, а один из возможных подходов к Церкви — у нас, в конце концов, Патриарх тоже не ограничивает свои права как епископ Москвы. Вопрос в том, распространяется ли это все на иные Поместные церкви. Мое глубокое убеждение — нет, не распространяется. Именно этот экклезиологический перехлест для меня стал определяющим в выборе конфессии. Мне весьма симпатична Католическая церковь, но сама мысль, что один дяденька, пусть и очень хороший, является последней инстанцией в земных делах ВСЕЙ земной Церкви — кажется абсурдной. Это какой-то нелепый магизм. Если дяденька сидит в Константинополе и у него большая борода — ситуация не меняется. Более того, даже предположение, что последней инстанцией в земных делах ВСЕЙ земной Церкви является коллектив дяденек с большими бородами просто по факту того, что они собираются в Константинополе — для меня не убедительно совершенно.
То есть тут вопрос веры.

Второй вариант требует более пристального рассмотрения.
Насколько я знаю, тот древний томос тысяча шестьсот лохматого года действительно предполагал небезусловность принадлежности Киевской митрополии к Московской церкви. Но, опять же, насколько мне известно, эти условия закончились уже довольно давно, а претензий на Киевскую митрополию Константинополь не предъявлял. Петр Алексеич открыл глаза на правду, что ли? Простите, не верю.
В реальности существует общецерковная рецепция (именно общецерковная, и Константинополь тут в первых рядах), согласно которой первенствующим епископом в Киевской митрополии является митрополит Киевский, утвержденный Патриархом Московским. Иными словами, Константинопольская церковь имеет общение только с Украинской Православной Церковью, состоящей в каноническом единстве с Русской Православной Церковью.

Если же, предположим, Константинополь хочет оспорить права Церкви Русской в украинском церковном вопросе, то он и должен его оспаривать: созывать церковный суд, предъявлять претензии митрополиту Онуфрию и патриарху Кириллу и все такое — но действовать в правовом поле. А вот направлять каких-то епископов без согласования с действующим архиереем (в данном случае митрополитом Онуфрием) — это канонический беспредел, простите. Даже Патриарх в пределах управляемой им Церкви на голову архиереям не сваливается — о визите предупреждают заранее. А уж заявиться в другую Поместную Церковь под лозунгом «здрасьте, мы вас щас контролировать будем» — это что-то из области церковной истории про папских легатов в 1054 году.

Вывод: очень неприятно, когда политика перетекает в жизнь Церкви. Даже в такие формальные вопросы, как каноническое право. Потому что тогда не надо жаловаться, что где-то «Церковь спелась с государством».