Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Живая Псалтирь день за днем. Псалом 98

Мы подготовили великопостную рассылку — для тех, кто хочет большего, чем формальное. Подписаться.

В нашей церковной жизни есть немало парадоксов. Например, одновременная любовь к чтению Псалтири и при этом стойкое отсутствие интереса к содержанию этой богодухновенной книги. Совместно с издательством «Никея» мы подготовили серию публикаций, в которых библеист Владимир Сорокин помогает ввести текст Псалтири в наши будни. Книга В. В. Сорокина «Живая Псалтирь день за днем» — действительно живой опыт молитвенного чтения псалмов, который может быть доступен каждому. По мере погружения в размышления автора нам открывается, что книга псалмов пророка Давида — это не просто собрание заклинаний на всякий случай и потребу, а кладезь мудрости и благочестия, из которого по сей день можно в изобилии черпать воду живую.

Псалом 98

[Псалом Давида.]

1 Господь царствует: да трепещут народы! Он восседает на Херувимах: да трясется земля!

2 Господь на Сионе велик, и высок Он над всеми народами.

3 Да славят великое и страшное имя Твое: свято оно!

4 И могущество царя любит суд. Ты утвердил справедливость; суд и правду Ты совершил в Иакове.

5 Превозносите Господа, Бога нашего, и поклоняйтесь подножию Его: свято оно!

6 Моисей и Аарон между священниками и Самуил между призывающими имя Его взывали к Господу, и Он внимал им.

7 В столпе облачном говорил Он к ним; они хранили Его заповеди и устав, который Он дал им.

8 Господи, Боже наш! Ты внимал им; Ты был для них Богом

прощающим и наказывающим за дела их.

9 Превозносите Господа, Бога нашего, и поклоняйтесь на

святой горе Его, ибо свят Господь, Бог наш.

Отрывок для молитвенного размышления на день (Пс. 98: 1–9):

1 Господь царствует: да трепещут народы!

Псалом 98 — один из гимнов, посвященных празднику дня Яхве. Об этом говорит выражение «Яхве воцарился» («Господь царствует»), а также призыв поклоняться Яхве на святой горе, под которой, очевидно, подразумевается Сион и, соответственно, Иерусалимский Храм. Вместе с тем псалмопевец не забывает и о преемственности в том, что касается истории отношений Бога со Своим народом. Он не случайно вспоминает облачный столп, Моисея, Аарона и Самуила: речь идет о тех теофаниях, которые сопровождали народ и по пути в обещанную Богом землю, и уже на самой земле, в те времена, когда Храм еще не был построен. Бог всегда тот же, Его замысел остается неизменным, и празднование дня Яхве с сопровождающими его теофаниями представляет собой продолжение того откровения, которое началось на Синае.

Между тем понятие святыни здесь становится уже не совсем таким, каким оно было во времена Моисея и Аарона. Тогда под святыней понималось священное пространство, внутри которого происходила теофания и становилось возможным богообщение. Главной святыней было, разумеется, Присутствие, которое открылось Моисею на Синае, а затем открывалось народу в Скинии, так же, как позже в Храме. Божье присутствие, а значит, Сам Бог, всегда оставалось для народа Божьего центральной святыней. Вместе с тем ею становилось все, связанное со священным пространством: Скиния, относящиеся к ней предметы, жертвенник, утварь, используемая во время жертвоприношения. Однако при таком понимании налицо было четкое разграничение совершенно неприступного Присутствия, к которому даже приблизиться можно было немногим (впоследствии — одному лишь первосвященнику и только один раз в году), и самого священного пространства. В священное пространство человек мог войти для того, чтобы приобщиться Присутствию, соприкоснуться с ним если не прямо, то опосредованно, через жертвоприношение. Таким было положение дел во времена Моисея, таким же оно оставалось и при Самуиле с Давидом.

Теперь же положение несколько менялось. Теофании дня Яхве  открывали народу святость иначе, по-новому. Теперь сквозь Присутствие, называвшееся у священников славой Яхве, стал проступать Престол славы. Прежде Присутствие оставалось чем-то совершенно неведомым, оно было просто Божьим светом, неприступным сиянием, которым Бог обозначал место Своего пребывания на земле, к которому нельзя было даже подойти — не случайно уже на Синае Бог остановил Моисея, который иначе мог бы подойти слишком близко к сияющему облаку, опустившемуся на куст. Однако к Престолу славы подойти было возможно. Это случилось, например, с Исайей Иерусалимским в день его пророческого призвания: Бог позвал его к Себе, и Исайя подошел. Разумеется, такой опыт был дан не всем, но в принципе это было реально. Человек стал ближе к Богу, Божье присутствие открылось ему не просто как неприкосновенная завеса, скрывающая от него Непостижимого, а как пространство встречи и богообщения. Прежде таким пространством было рукотворное пространство Скинии и Храма, теперь же оно стало лишь вместилищем пространства нерукотворного. Не случайно автор псалма упоминает «подножие Божье», имея в виду, несомненно, Престол славы: к нему можно было подойти, и ему можно было поклониться.

Так же не случайно упомянуто в Псалме 98 почитание священного имени, а кроме того, Суд и праведность. Речь идет и о праведности Божьей, и о праведности человеческой. Божий суд и есть момент соотнесения Божьей праведности с праведностью человеческой. Из пророков Израиля о Суде первым так заговорил Амос, а в Евангелии Иисус прямо говорит о нем как о свете (Ин 3:19), вошедшем в мир, от которого люди отшатнулись из-за своих грехов, поскольку они оказались им дороже. Конечно, бессмысленно ставить вопрос о том, достоин ли человек Бога. Бессмысленно не потому, что Бог есть Бог, а человек есть человек, и им между собой не равняться, а потому, что человеческая праведность вообще невозможна как нечто отдельное от праведности Божьей. И Бог не меряет ее какими-то критериями и не оценивает на соответствие неким правилам, заранее для человека написанным, — даже те заповеди, которые мы находим в Декалоге, представляют собой не моральный кодекс, а описание духовного пути, ведущего к Богу.

Подлинная праведность для человека возможна лишь как проекция Божьей праведности в его собственную жизнь. Полнота этой проекции, ее отчетливость и мера соответствия тому, что она отражает, и есть та человеческая праведность, которая для Бога имеет определенный смысл — постольку, поскольку она неотделима от отношений, связывающих человека с Богом, являясь их неотъемлемой составной частью. Праведность и открывает человеку Божью святость, позволяя ему приобщиться Божьей жизни настолько, насколько он может ее вместить.

А что такое святость для нас?

Из книги Владимира Сорокина «Живая Псалтирь день за днем. Практика чтения, молитвы и созерцания». — М.: Никея, 2019.

Вы можете послушать курс лекций Владимира Сорокина о псалмах.
А здесь собраны все его лекционные курсы.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!