Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Дадаист об Отцах, христианское кино, много григорианики

Искусство

Рнгелы греха«Ангелы греха» (1943) — первый полнометражный фильм великого христианского режиссера Робера Брессона. Анна-Мария присоединяется к монашеской общине, помогающей реабилитации заключенных. Там Анна-Мария сталкивается с заключенной Терезой. Фильм о добре и зле, прощении, грехе, вере. Но, как и всегда у Брессона, «святость» фильма не только в сюжете — сюжет сам по себе не делает кино гениальным — нет, «святость» видна на уровне кадров, в чем и состоит чудо брессоновского кинематографа.



«По ком звонит колокол» (текст и аудиоверсия) — главныйПо ком звонит колокол роман Хемингуэя. История о гражданской войне в Испании. Здесь читатель найдет глубокие размышления о человеческой участи, войне, политике, вере. Хемингуэй говорил об этой войне: «это скверная война; я знаю, что республиканцы расстреливают священников; но зачем же Церковь встает на сторону угнетателей вместо того, чтобы становиться на сторону простых людей или оставаться вне политики?».

«Старик и море» — повесть Эрнеста Хемингуэя. Притча о смирении и любви, о том как надо бы было жить. История ловли рыбы становится символом человеческой участи. Хемингуэй говорил о «Старике и море»: «книга, которой я хотел бы увенчать труд всей своей жизни». Фолкнер же отозвался так: «здесь он нашел Бога».



Добавили аудиоверсию нескольких рассказов Генриха Бёлля, гениального христианского писателя, нобелевского лауреата, классика литературы XX века.



Les Tenebres Du Vendredi-SaintЗагрузили много альбомов григорианского пения. Григорианика — стиль богослужебного пения, зародившийся в западной половине Древней Церкви. Эстетически прекрасная музыка, проникнутая подлинным молитвенным духом:

— Песнопения хора бенедиктинского монастыря Святого Петра (Солем, в 250 км от Парижа), посвященные Страстной пятнице и сборник их лучших песнопений. Этот хор исполняет григорианские песнопения как можно более аутентично. В этом монастыре еще в середине XIX в. началось изучение григорианского пения. Сейчас это крупнейший и авторитетнейший центр изучения и исполнения григорианики.

Григорианские песнопения в исполнении мужского хора Boni Puncti и Karel Frana.

Сборник григорианских песнопений на основные праздники церковного календаря. Исполнители — ведущие итальянские григорианские ансамбли из Рима.

Образцы григорианского пения в исполнении францисканцев, хора Кафедрального собора г. Барселоны.

Григорианские песнопения в исполнении Benedictine Monks of the Abbey of Saint-Maurice & Saint-Maur, Clervaux.

— И ещё три диска с григорианским пением.

Книги

Ð’Ð¸Ð·Ð°Ð½Ñ‚Ð¸Ð¹Ñ ÐºÐ¾Ðµ Ñ…Ñ€Ð¸Ñ Ñ‚Ð¸Ð°Ð½Ñ Ñ‚Ð²Ð¾Хуго Балль — один из лидеров дадаистов, то есть европейского авангарда, модернистского искусства нач. XX в., поэт, драматург, эссеист и… автор житий. В итоге своих мировоззренческих поисков Балль приходит к христианству, и более того — «византийскому христианству», как называется предлагаемая здесь книга (посвященная Иоанну Лествичнику, Дионисию Ареопагиту, Симеону Столпнику). То есть тут перед нами пример того, как с самых вершин модернизма человек обращается к Православию (не в конфессиональном, а мировоззренческом смысле). «Византийское христианство» это — во-первых, хорошие, популярно изложенные патрологические очерки; во-вторых, интересные богословские высказывания; в-третьих, литературные творения одного из лидеров модернистов. Со всех сторон, в общем, интересная книга.

Дабы читатель смог понять исходную точку Балля, добавляем фрагменты его автобиографическо-философской книги «Бегство из времени», где отражена мировоззренческая, «экзистенциальная» неразбериха нач. XX века; из этой неразберихи Балль обращается к святым древнего восточного христианства.



«Византийские исихастские тексты. Составление, общая и Ð’Ð¸Ð·Ð°Ð½Ñ‚Ð¸Ð¹Ñ ÐºÐ¸Ðµ Ð¸Ñ Ð¸Ñ…Ð°Ñ Ñ‚Ñ ÐºÐ¸Ðµ Ñ‚ÐµÐºÑ Ñ‚Ñ‹научная редакция А. Г. Дунаева» — переводы аскетико-мистических и богословских сочинений византийских авторов V-XV вв.



«Историческое учение об Отцах Церкви» Филарета (Гумилевского) — первое русское руководство по патрологии. Разумеется, с XIX в. патрологическая наука ушла далеко вперед, а поэтому труд Гумилевского представляет ныне ценность скорее памятника историко-церковной мысли.



«Русская патрология» священника Павла Хондзинского — кратчайшее пособие по истории русской богословской традиции. Первая книга рассказывает о русской патрологии XI–XVII вв., вторая — о Синодальном периоде.



«Лекции по греческой философии» — книга религиозного экзистенциалиста Льва Шестова. Здесь, правда, собственно «шестовского» почти нет; здесь вы найдете популярное изложение идей греческих мыслителей без личных оценок Шестова: ионийцы, Гераклит, элеаты, атомисты, пифагорейцы, софисты, Сократ, Платон, Аристотель, циники, стоики, эпикурейцы.



«Из истории античной философии» — курс лекций, прочитанный священником Павлом Флоренским в Московской Духовной Академии в 1908-1910 гг. Значение книги много шире, чем можно подумать из заголовка: собственно античной философией Флоренский занимается только в последней трети книги. Первая треть представляет собой введение в философию, то есть собственное философствование Флоренского. Вторая треть посвящена религиозному контексту античной философии.

Статьи

5 лучших книг о вереОчередной выпуск проекта «Лучшие книги о вере». На сей раз своими рекомендациями с аудиторией «Предания.ру» делится иеромонах Иоанн (Гуайта).



«Жизнь как Благодарение». Игумен Силуан (Туманов). Полноценная сакраментальная жизнь – это не капризы Типикона, а стремление человека свою жизнь сделать Благодарением, напомнить себе и окружающим о важности заповедей, важности любви, а не озлобленного соблюдения новых 613 правил.



«Как можно верить житиям святых?». Дина Королёк. Важно, что каждое житие существует не только как произведение искусства, не только как эстетически красивый текст. Это всегда остросоциальное повествование. Смысл же в том, что святой прожигал своей жизнью огненный след в той или иной сфере человеческого бытования, показывая вопиющий контраст между обычаями мира и обычаями будущего – обычаями людей, причастных к опыту Церкви. Насколько много у нас друзей, насколько мы не одиноки, если с древних картинок на нас смотрят наши ровесники – радостные той же радостью, что и мы. Насколько много имеет сестёр каждая девушка, сопротивляющаяся тому, что её видят лишь как объект похоти или чью-то будущую матку. Насколько много братьев имеет каждый юноша, который не хочет признавать, что без демонстрации «мужской силы», без приверженности кумирам мира сего – он никто.



«Воскресный наряд: о мини-юбках и берцах». Представьте себе женщину из далекой Америки. Она выросла в небольшом городке в католической семье, затем жила в Чикаго, ходила в разные протестантские церкви. И вдруг решила обратиться в православную веру. Не найдя понимания в собственной семье, не имея поддержки в виде православных знакомых, вопреки собственной социофобии – все-таки нашла свой храм, свою Церковь. О том, как современной американской женщине жить не самой простой жизнью православной прихожанки, как матери четырех детей находить время для церковной жизни, как феминистке входить всей душой в древнюю традицию, описывает – ярко, образно и искренне – Анжела Долл Карлсон в своей книге «Почти православная» (М.: Никея, 2019), отрывок из которой мы публикуем.



«Если бы я был Богом: размышления программиста». Игорь Оначенко. Я не желал бы стать помехой для их жизни, не творил бы перед ними чудеса и фокусы, чтобы они поверили в меня, потому что не хотел бы нарушать их свободы.



«Вернуть Бога в богословие» Дмитрий Матвеев. Рецензия на книгу Алексея Гагинского «Философия беспредпосылочных начал» (М.: ИФ РАН, 2018). Если в Библии Бог мыслился «прежде» бытия, как его Творец и гарант, то, начиная с определенного времени, Бог в христианской мысли стал «высшим Сущим», пусть и первичным и создавшим все остальное, но все же видом бытия и тем самым словно «втянулся» внутрь бытия. Хайдеггер называет это состояние мышления о Боге кантовским неологизмом «онтотеология». Знаменует этот процесс, в частности, появление доказательств бытия Бога – ведь они означают ровно то, что Бог «имеет бытие», зависит от него, а не обуславливает его как его Творец и податель. Отсюда, как можно видеть, уже один шаг до возможности атеизма: если Бог так же «бытийствует» или «существует», то Он лишь вид бытия, и о Нем, как и о любом «существующем», правомерно поставить вопрос о возможном несуществовании. Вопрос вовсе не абсурдный: ведь бытие Бога никак не является нам с той же степенью объективной достоверности, как бытие окружающих нас вещей и самого человека. Автор цитирует слова В. В. Бибихина: «Правда атеизма: Бога нигде нет». Эти слова способны поразить кого-то из верующих в самое сердце, но, будучи до конца интеллектуально честными, мы должны признать: в отличие от мира библейского псалмопевца, в современном мире говорящий «нет Бога» больше не безумец.



Два выпуска цикла В. Шалларя «Христианство и фаллократия». «Бессмыслица жизни», «обезбоженность мира», «смерть Бога» — объективные исторические социальные категории. Вот почему споры с атеизмом смешны: атеизм не концепция, а данность. Не в смысле, конечно, бытия Бога в Самом Себе. А в смысле закрытости человечества от Него. То, как устроено сейчас человечество, не предполагает Бога. Теологические и философские споры надо переформатировать: все возможные аргументы сказаны, и в тысячный раз спорить о сола скриптура, предопределении, бытии или небытии Бога и пр. просто скучно. А вот сказать: христианская ортодоксия (Новый Завет, писания Святых Отцов) сформировались внутри коммунистических (первохристианских и монашеских) общин — это уже интересней:

О социальной природе атеизма. Иоанн Златоуст и Симеон Новый Богослов утверждали, что от Церкви остались лишь «знаки»; да Церковь удерживает догматику и Таинства, но подлинный христианский опыт живет только в монашестве; ибо Церковь тогда была настоящей, когда практиковала общность имуществ; монашество сохраняет подлинное христианство, ибо практикует общность имуществ, тогда когда большинство христиан от этой общности отказались; но и монастырь перестал работать в современную эпоху, согласно Игнатию (Брянчанинову). «Зримо и бесспорно» христианство более никого и ничего не «собирает», как собирали первохристиаские общины и монастыри.

О том, как преодолеть атеизм — реально, то есть социально: Хайдеггер о пролетарской революции; Лосев о бессклассовом обществе; Лившиц об Абсолютной Истине.



Также у нас появилась подборка о Хемингуэе: первым делом знакомим вас с литературоведческими аспектами, вторым — с христианской проблематикой его творчества, третьим — с самим его творчеством.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!