Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

5 материалов о христианстве в Японии

Говорят, христиан становится все меньше. Это так, но только для традиционно «христианского мира» — Запада. Это, конечно, грустно, но неудивительно. Вспомним, что христианство зародилось в Израиле, но не удержалось в своей колыбели; Церковь, такой какой мы ее знаем, сформировалась в Средиземноморье во времена поздней античности, но христианских Антиохии, Александрии, Нового Рима нет уже много веков. Потом христианство было воспринято варварами — кельтами, германцами, славянами: не отказываются ли они теперь от него?

Важно помнить, что для нас — не русских или французов, а для христиан — «всякая чужая страна есть отечество, и всякое отечество — чужая страна» по слову автора «Послания к Диогнету». Христианин и христианство в целом не имеют национальной идентичности (впрочем как и социальной, и гендерной — так, во всяком случае учил апостол Павел). Может быть, теперь «святой град» в своем историческом странствии снова меняет своё временное пристанище?

Несколько лет назад число христиан в странах третьего мира превысило число христиан в традиционно христианских странах. На побережье Тихого океана находится три христианских страны: Филиппины, маленький Восточный Тимор и Южная Корея (а на коммунистическом Севере до сих пор убивают за Христа…). Активная христианизация Китая была прервана Мао — но не навсегда: именно в Китае сейчас число обращений в веру Христову выше, чем в любой другой стране. Поэтому, если одна из многочисленных современных страшилок осуществится, и Китай правда завоюет всё и вся, очень вероятно, что мир завоюет христианская страна. Тем временем в Африке народилось многомилионное «черное Православие», Латинская Америка, этот удивительный коктейль из рас и культур, строит на наших глазах новую христианскую цивилизацию… А что с Японией?

Христианство проникло в Японию в XVI веке, пережило бурную историю, в том числе жесточайшие гонения, почти уничтожившие его (гнал христианство, между прочим, так любимый многими дзен-буддизм). Являясь третьей религией по количеству сторонников в стране, японское христианство может похвалиться не столько массовостью (к сожалению), сколько крепкой своеобразной культурной и интеллектуальной традицией.

Народ, который создал, быть может, самую изящную культуру на свете — что он «сделал» с христианством? Язычники, которые еще в прошлом веке верили что их император — бог (это было государственным законом) — как они восприняли Благую Весть? Рассмотрим несколько примеров.



1. Сюсаку Эндо: классик японской литературы — христианин

Его считают основателем японской христианской литературы (скорее символически, так как и до Эндо уже писали японцы-христиане) и называют «японским Грином» (интересно, что сам Грэм Грин читал и ценил Эндо). Словом, Эндо — признанный классик японской литературы.

В медиатеке Предание.ру собраны, если не ошибаемся, все переведенные на русский произведения Эндо. Расскажем о двух, по нашему мнению, главных его романах.

Роман «Молчание» считается главным достижением Эндо. По форме — исторический (а по сути — философский), роман повествует об устроенных сегунатом гонениях на христиан. Критики писали, что главная тема романа — трудность, если не невозможность бытия христианства на японской почве (независимо от «Молчания», этот вопрос действительно был больным для Эндо, был его мукой). Приведем цитаты, иллюстрирующие основной образ романа. Из них видно, что проблематика «Молчания» далеко выдаётся за рамки чисто национальные:

«Селенье сожгли, жителей разогнали, пояснил он. Мертвое молчание нависло над сушей, над морем, не слышно было ни звука, кроме глухого плеска волн, ударявших о борта лодки. «Господи! Почему Ты допустил это бесчинство? — прошептал священник. — Даже церковь, воздвигнутую во славу Твою, Ты оставил на поругание! Неужели, когда изгоняли этих несчастных, Ты безмолвно взирал на их муки и не подал им знака, дабы вдохнуть в них мужество? Почему? В чем причина Твоего молчания? Мы не так сильны духом, как Иов, которому ниспослано было испытание проказой. Иов — святой, а здешние христиане — всего только слабые, нищие бедняки-крестьяне. Их терпение небезгранично. Так не посылай же им страданий сверх всякой меры…» Священник молился, но море по-прежнему оставалось таким же бесстрастным, и мрак упорно хранил молчание. Слышался только однообразный глухой плеск весел. «Я, кажется, совсем пал духом…» — с дрожью подумал он. Он чувствовал, что силы его на исходе, он не вытерпит этой муки, если Божественное милосердие не придаст ему мужества. Внезапно плеск весел прекратился».

«Что чувствовал Он в ту ночь? Провидел ли Он безмолвие Бога? Родригес старался не думать об этом. Чтобы отогнать назойливые мысли, священник ожесточенно тряхнул головой. Он снова увидел море, накрытое серым туманом, где умирают Мокити и Итидзо, распятые на кресте… Море, где носит, словно обломок доски, изнемогшего Гаррпе… Море, где тонут один за другим соломенные человечки… Волны, волны — угрюмые волны без конца и без края; и над ними Господь, упорно хранящий молчание. «Элои! Элои! Ламма савахфани…». В девятом часу возопил Иисус на кресте, и голос его взлетел к сокрытым мглой небесам. Нет, это была не молитва. Только теперь священник постиг: то был вопль ужаса перед молчанием Бога».

Финал «Молчания» трагичен, сложен и двусмысленен…

Шедевр Эндо экранизировал его соотечественник Масахиро Синода. А в  2017 году вышла экранизация «Молчания» американским режиссером Мартином Скорсезе, что также говорит о величии этого романа.

Другой роман Эндо, «Скандал», кажется нам наиболее интересным и наиболее «японским» творением Эндо. Его герой — стареющий японский писатель-христианин, успешный и признанный… Понимаете, о ком ведет речь автор? Этот писатель натыкается на следы своего двойника, совершающего страшные, жестокие и грязные вещи. Честный и глубокий роман о зле, о грехе… и о себе.



2. Соно Аяко «Синева небес» — христианка и серийный убийца.

Соно — известная в Японии и за ее пределами писательница, продолжательница традиции Эндо. «Синева небес» — единственный ее роман, переведенный на русский язык. Удивительное произведение.

Юкико, главная героиня — обыкновенная женщина: скромная, непритязательная, простая. За исключением одного — она христианка. Случайно она встречает Фудзио, серийного убийцу. Любить ближнего — это любить «не вообще», а любить того, кто вблизи, рядом. А если рядом убийца? «Преступление и милосердие» — подлинно христианская формулировка проблемы «преступления и наказания».



3. «Идиот» Акира Куросава: Достоевский в Японии

 

«Идиот» Куросавы — даже не оглядываясь на роман Достоевского, — великий фильм. Действие романа в нем перенесено в послевоенную Японию.

Тем более интересно, что многе всерьез называют эту ленту лучшей экранизацией «Идиота». При разговоре о христианстве в Японии нам важно следующее: как великий японский кинематографист понял великого христианского — и зарубежного для себя — писателя.



4. Фильм «Солнце»: Япония глазами Александра Сокурова.

Обратная «Идиоту» Куросавы ситуация: как современный русский — и христианский — режиссер воспринимает Японию, а именно — самую больную точку ее истории: капитуляцию во Второй мировой и отказ императора от статуса бога (так по Сокурову — в реальности, к сожалению, отречение это по формулировке своей весьма туманно). Но исторические реалии здесь не так важны. Важно, что «Солнце» — подлинный шедевр, и шедевр христианский.

«Солнце» — третья часть цикла Сокурова о власти. Первые две были посвященны Гитлеру и Ленину — хоть и разным, но одиноково гибельным для своих народов путям обожествления власти (в христианской перспективе — демонизации власти, ибо един Бог).

Император Хирохито по закону и по вере японцев — бог. Его страна в безумии и гордости начала ужасную войну, и вот — в страшных жертвах и разрушениях проигрывает. Избрать ли путь Гитлера и Ленина? Нет: император избирает спасительный путь смирения, путь подлинной любви к своей стране. Он идет на «позорный» мир и отрекается от статуса бога. Если вы еще не смотрели этот фильм — поверьте, он стоит просмотра. Помимо прочего, отметим чудесную игру актера, исполнившего главную роль: её трудно описать словами — это надо видеть.

У Сокурова также есть три документальных ленты о Японии — «Восточная элегия», «Смиренная жизнь» и «dolce…».



5. История японского Православия: цветущая сакура и планета Православия

 

После двух примеров японской христианской культуры и двух примеров взаимопроникновения Японии и русского христианского искусства, отметим пару источников по истории Православия в Японии. «Цветущая ветка сакуры» популярно излагает историю Православия от свт. Николая до наших дней. «Япония. Гонконг. Дар святителя Николая» — фильм из документального цикла «Планета Православия».



Бонус — христианство в Китае и Корее

История китайского христианства для большинства из нас — тайна. Книга Ломанова «Христианство и китайская культура» приотркрывает завесу, описывая период от прибытия несториан в VII в. до восстания тайпинов в конце XIX в. Особая ценность книги в том, что она не только об истории; акцент ставится на диалоге китайской культуры и Благой Вести. Древность христианства в Китае поражает: кто из нас знает, что во время Вселенских Соборов китайцы уже услашали о Христе?

Тайпины — своеобразное христианское движение, которое пыталось, руководствуясь христинскими идеями, построить коммунистическое общество — «Государство Небесного Благоденствия» (общее имущество, равноправие женщин и т. п.). Их восстание было одним из самых массовых в китайской истории, и привело к одной из самых кровавых войн в человеческой истории вообще.

Упомянем еще Ли Чжон Хян — корейского христианского режиссера. По ссылке вы найдете два ее фильма.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!