Африканский гамбит

Денис Собур

Кандидат физ.-мат. наук, многодетный отец. Имеет богословское образование.

Кадр из фильма «Айболит-66», режиссер Ролан Быков

Раскол в православном мире продолжает усугубляться. Накануне нового, 2022 года Синод Русской Православной Церкви создал Патриарший экзархат на территории Африки. И если о каноническом статусе православия Украины можно спорить, то обосновать канонами вторжение на территорию Африки можно только в одном случае: Московская Патриархия больше не считает древнюю Александрийскую Церковь православной.

Восточные патриархи скоро подготовят свой ответ. Например, актуализируют древнюю теорию Пентархии, по которой вся ответственность за мировое православие лежит на пяти древнейших патриархатах: Римском, Константинопольском, Александрийском, Антиохийском и Иерусалимском. Москвы здесь, разумеется, нет: в эпоху Вселенских Соборов Московского патриархата просто не существовало. Что касается отпавшего Римского престола, то его место, возможно, займет предстоятель древней Кипрской Церкви.

Православные патриархи решили поссориться глубоко и надолго. Ситуация настолько сложная, что предстоятель Православной Церкви Албании архиепископ Анастасий заявил: «Утверждение о том, что в православии нет раскола, а просто разногласия, напоминает теорию о том, что коронавируса не существует». И действительно, создание параллельных церковных структур в истории Церкви обычно означало закрепление раскола.

С начала церковного кризиса в Украине мы устно и письменно указывали на то, что церковные ошибки и расколы не излечиваются временем. Напротив, это углубляет и ожесточает их. Недавнее решение Московского Патриархата о создании экзархата на Африканском континенте подтверждает первоначальные опасения. Наряду с расколом среди миллионов украинских православных, новая трещина также возникает на чувствительном Африканском континенте, где в последние десятилетия развивается православная зарубежная миссия…

Утверждение о том, что в православии нет раскола, а просто разногласия, напоминает теорию о том, что коронавируса не существует. Раскол с множеством мутаций очевиден, и необходимо срочно искать терапевтическое лечение и использовать вакцину, которую определила апостольская традиция: примирение, обращение.

В ноябре 2019 года мы разослали всем православным предстоятелям текст, опубликованный в прессе, «призыв-мольба о преодолении церковной поляризации», в котором мы подчеркнули абсолютный приоритет долга единства, необходимость использования диалога, недопущения межэтнических столкновений, срочной активизации принципа соборности, на который Православная Церковь опиралась с течением времени. … Этот мучительный призыв остается абсолютно актуальным и сегодня.

Архиепископ Тиранский Анастасий, предстоятель Православной Церкви Албании

Архиепископ Тиранский Анастасий, предстоятель Православной Церкви Албании

Раскол в Православии начался не вчера. Помню, как меня, выпускника Свято-Тихоновского университета, шокировал первый раскол в моей церковной жизни. Тогда, в 2015 году, Александрия и Иерусалим разорвали евхаристическое общение между собой. Причина казалась смешной: статус прихода в Катаре, который они не смогли поделить. Для меня, воспитанного нашими богословскими учебниками, это было катастрофой. Ведь богословы подробно обосновывают, что двух истинных Евхаристий, не сообщающихся друг с другом, не может быть. И тут разрыв евхаристического общения используется исключительно в дипломатических целях. А главное, другие поместные Церкви никакой проблемы в этом не видят и спокойно общаются с обеими ссорящимися сторонами. А значит, богословские размышления к практической жизни Церкви отношения не имеют.

Потом был провал Всеправославного собора в 2016 году. Его готовили чуть ли не сотню лет, а потом неожиданно отказались ехать под совершенно надуманными предлогами. В учебниках столько писали о важности единства, которое православие стремится показать секулярному миру! В реальности же епископы отказались даже просто собраться все вместе. Даже между собой договорится не смогли, хотя подготовка шла десятилетиями.

Одной из причин отказа Грузинской Церкви поехать на собор стал документ о Таинстве Брака. Грузины требовали вообще запретить брак между православными и инославными. Это выглядит нереальным и бессмысленным даже для Русской Церкви, не говоря уж об американских православных. Удивительная оторванность от реальности и уверенность в собственной непогрешимости. Это напоминает мне любимого и прекрасного монаха из произведения Честертона «Шар и крест»:

Он был необычайно умен и мудр, и не знал печали в своей окруженной горами хижине, обличая ереси, чьи последние приверженцы переказнили друг друга 1119 лет тому назад. Ереси эти содержали немалый соблазн, и монах сумел обличить их; однако никто, кроме него, не понял бы хода его мыслей.

После провала Всеправославного собора я стал иначе смотреть на перспективы православия в мире. Дела свидетельствовали лучше, чем множество слов.

Дальнейшие события уже известны широкой аудитории. В качестве мести Москве за провал собора Константинополь усугубил раскол на Украине. А теперь и Москва решила ответить созданием Африканского экзархата, вообще игнорируя каноническое право. Эти политические игры легко перечеркнули тот образ церковной иерархии, который так старались создать наши преподаватели.

Герои старого доброго фильма «Айболит-66» пели: «это даже хорошо, что пока нам плохо». Кстати, там герои тоже направлялись в Африку. Может, через этот раскол Бог являет нам Свой Промысл об устройстве Церкви на земле?

Каноническое право в Православной Церкви давно устарело. Там есть актуальные правила, есть весьма устаревшие (вроде многолетних епитимий за любой грех или запрета мирянам проповедовать перед народом (64-е правило Трулльского собора). Есть там и незаслуженно игнорируемые каноны, например, строгий запрет рукополагать в священники до 30 лет.

Попытки привести это законодательство в какой-то понятный вид так и не случилось. Может, поэтому проще вообще их игнорировать, как сделал Московский патриархат, создав экзархат в Африке?

Делегаты Всеправославного Собора 2016 г. Русская Православная Церковь отказалась принимать в нем участие

Вообще, наше каноническое право напоминает байку о студенте Оксфорда, которого отчислили за явку на экзамен без меча. Суть в том, что в правилах проведения экзаменов Оксфордского университета сказано: если вы появитесь на экзамене верхом на лошади в доспехах и с мечом, экзаменаторы дадут вам кувшин эля. Причем есть несколько разновидностей данной байки. Один из вариантов: некий студент, явно «плывя» на многочасовом экзамене, якобы потребовал себе пива с копченой телятиной, согласно положению закона от 1513 г., никем, кстати, не отмененного. Закон гласит, что каждому экзаменующемуся более четырех часов причитается кусок копченой телятины и кружка пива. Скандал кое-как удалось погасить сэндвичами с кока-колой (недавно был принят закон, запрещающий пить алкоголь на территории университета), но на следующий день студента все равно отчислили за нарушение закона 1415 г., который также никто не отменял, а именно «за явку на экзамен без меча».

Возможно, с началом раскола наступает эпоха множества канонических православий. Ответом на создание Африканского экзархата РПЦ может стать Русский экзархат Константинопольской Церкви. Конечно, в нынешней России это невозможно. Но если следующая власть будет не так лояльна к РПЦ, то она вполне может закрыть на это глаза. И это создаст совсем иные условия: возможность реальной конкуренции.

Сейчас россияне имеют возможность выбирать священника и приход, но все равно находятся под омофором епископа РПЦ. А значит, священника в любой момент могут перевести на другой приход или даже в другую страну. И альтернатив нет, только извержение из сана. Если же в России появятся вполне канонические епископы Константинопольского патриархата, то священники смогут выбирать: принять перевод или сменить юрисдикцию. Такая «конкуренция» епископов наверняка улучшит условия для служения духовенства. Что, собственно, и происходит сейчас в Африке. Там, по слухам, некоторые священники перешли в Московский патриархат, не разрывая отношений с Александрией. «Ласковый теленок двух маток сосет».

Уже сегодня похожая ситуация сложилась в европейских приходах РПЦ: с одной стороны, архиепископия Западноевропейских приходов РПЦ перешла под омофор Московского патриарха. А с другой стороны, они не спешат окончательно разрывать отношения с бывшей материнской Церковью Константинополя. И знают, что в случае давления могут уйти и в другую юрисдикцию. Тем более в Европе, где вся собственность принадлежит приходу, а не епархии.

Старые структуры перестают работать, и сейчас уже внутри Московской Патриархии мы имеем раскол между архиепископией Западноевропейских приходов и РПЦЗ. Формально обе структуры под юрисдикцией Москвы. Но при этом РПЦЗ запрещает своим священникам сослужить с представителями Архиепископии. И наоборот, никто не запрещает чадам Русской Православной Церкви причащаться в монастырях Афона — несмотря на раскол с Константинопольской Церковью, частью которой и являются афонские монастыри.

Если вы запутались в юрисдикциях, читая предыдущий абзац, то насколько сложнее разобраться в этом будет простым прихожанам! Да и мало кто захочет это делать. Важность каноничности юрисдикции стремительно падает. В Европе и тем более Америке это давно уже норма: в одном городе могут быть и русские, и греческие, и сербские православные приходы. В России это не так заметно, поскольку централизованная государственная власть поддерживает единство РПЦ: информационно и организационно. Но если ветер переменится, то и у нас альтернативой Православной Церкви станут не только католики или протестанты, но и вполне канонические православные юрисдикции. Не знаю, хорошо это будет или плохо. Но в любом случае мы живем в интересное время. Как пел Айболит:

Если б в Африку спешить

Не было б причины,

Мы не знали бы, что мы

Справимся с пучиной.

Что не страшен будет нам

Шторма сиплый грохот.

Это даже хорошо,

Что пока нам плохо.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle