Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Блез Паскаль: книга, фильм, статьи и лекции

Блез Паскаль

ÐŸÐ°Ñ ÐºÐ°Ð»ÑŒ, Блез (Blaise Pascal)19 июня — день рождения Паскаля, по этому случаю решили собрать то, что есть о нем в нашей медиатеке.

Паскаль — уникальная личность, один из величайших философов, выдающийся ученый (один из основателей математического анализа, теории вероятностей и проективной геометрии, создатель первых образцов счетной техники, автор основного закона гидростатики), блестящий литератор. В историю философию вошел в первую очередь своими «Мыслями».

Место Паскаля в истории Запада уникально. Современник Декарта, он представлял альтернативу ему. Европа пошла по пути, начатому Декартом: пути рационализма, «объективного знания», забвения экзистенции, разрыва с христианством и т. д. То, что мы называем Новым временем, можно было бы назвать временем Декарта. Если бы Запад пошел по пути Паскаля, то, возможно, мы жили бы совсем в другом мире: в мире с такой же блестящей наукой, мире гармонии разума и веры, гармонии наукотехники и экзистенциализма мире «современном», но имеющем своим основанием христианство, культуру, не забывшую, что она произросла из Благой Вести.

Хрестоматийный случай из детства Паскаля: отец запретил ему заниматься математикой, но восьмилетний мальчик, не послушавшись, без всяких учебников пересоздал геометрию Евклида. Дальше его жизнь пошла по научному и светскому руслу. Это плавное течение оборвалось в ночь с 23 на 24 ноября 1654 года, «от десяти с половиною часов вечера до половины первого ночи», Паскаль, по его словам, пережил мистическое озарение свыше. Придя в себя, он тут же переписал мысли, набросанные на черновике, на кусочек пергамента, который был зашит им в подкладку своей одежды. С этой реликвией, тем, что его биографы назовут «Мемориалом» или «Амулетом Паскаля», он не расставался до самой смерти. Вот этот удивительный текст:

«Год 1654. Понедельник, 23 ноября, день святого Климента, папы и мученика. Накануне Дня св. Хрисогона мученика. С 10:30 вечера до 12:30 ночи. Огонь. Бог Авраама, Исаака и Иакова, а не философов и ученых. Веруй, веруй, почувствуй Радость и Мир. Бога Иисуса Христа Мой Бог и твой. Deum meum et Deum vestrum — забудьте обо всем в мире, кроме Бога. Лишь Евангелие приведет к Нему. Величие человеческой души. Праведный Отче, мир не знает Тебя, но я знаю. Слезы радости. Я не с ними. Dereliquerunt me fontem aquae vivae. Боже, Боже мой, почему ты меня оставил? Позволь мне быть с Тобою на веки. Ибо Он жизнь вечная, истинный Бог наш, Иисус Христос. Иисус Христос. Иисус Христос. Я бежал и отверг Его, распятого. Могу ли я жить без Тебя? Он открывается через Евангелие. Отвергаю себя. Отдаюсь в руки Христовы. Вечная Радость за малое испытание на Земле. Non obliviscar sermones tuos. Amen».

C этого момента мысль Паскаля повернулась к Господу (хотя науку, он, конечно, не бросил). Он присоединяется к янсенистам (движение, развивавшее идеи Августина, боролись против иезуитов, в частности, против их морали). Тогда Паскаль создает «Письма провинциала» — блестящий труд против иезуитов (классика моральной философии и богословия).

В последние годы он тяжело болеет. Не имея возможности ни читать, ни писать, ни размышлять, Паскаль занимается благотворительностью и изредка посещает старых друзей. Основной свой труд — Апологию христианства — он завершить не успел. Фрагменты из нее нам известны как «Мысли», один из лучших образцов философии.



ÐœÑ‹Ñ Ð»Ð¸«Мысли о религии и других предметах», или просто «Мысли» (текст и аудиоверсия) — главный труд Паскаля, одно из высших достижений философии. «Мысли» — это собрание заметок к «Оправданию христианской религии», задуманной, но не воплощенной Паскалем апологии христианства против атеизма. Бессмысленно говорить, насколько гениальна эта книга. Приведем лишь несколько случайных афоризмов из «Мыслей»:

Знаменитое «пари Паскаля», сформулированное им именно в «Мыслях»: «Бог есть или нет. На которую сторону мы склонимся? Разум тут ничего решить не может. Нас разделяет бесконечный хаос. На краю этой бесконечности разыгрывается игра, исход которой неизвестен. На что вы будете ставить? […] не выбирать нельзя. Не спрашивая вашего согласия, вас уже засадили за эту игру. Так на что вы поставите? Давайте подумаем. Поскольку выбор неизбежен, подумаем, что вас меньше затрагивает. Вам грозят два проигрыша: в одном случае проигрыш истины, в другом — блага, на кон поставлены две ценности — ваш разум и ваша воля, знания и вечное блаженство, меж тем как ваше естество равно отвращается и от заблуждения, и от безмерных мук. На что бы вы ни поставили, разум смирится с любым выбором — ведь отказаться от игры никому не дано. Так что тут все ясно. Но как быть с вечным блаженством? Взвесим наш возможный выигрыш или проигрыш, если вы поставите на орла, то есть на Бога. Сопоставим тот и другой: выиграв, вы выиграете все, проиграв, не потеряете ничего. Ставьте же, не колеблясь, на Бога!»

О «резонах сердца» (Паскаль — предтеча экзистенциализма, но его век избрал путь забвения экзистенции, путь «новоевропейского субъекта», «объективного познания»): «У сердца есть свой разум, о котором наш разум ничего не знает». «Бога познают сердцем, а не рассудком. Вот что такое вера. Бог является сердцу, а не рассудку». Надо помнить, что это пишет великий ученный.

О «мыслящем тростнике»: «Человек — всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он — тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не нужно, чтобы на него ополчилась вся Вселенная: довольно дуновения ветра, капли воды. Но пусть бы даже его уничтожила Вселенная, — человек все равно возвышеннее своей погубительницы, ибо сознает, что расстается с жизнью и что он слабее Вселенной, а она ничего не сознает. Итак, все наше достоинство — в способности мыслить. Только мысль возносит нас, отнюдь не пространство и время, в которых мы — ничто. Постараемся же мыслить благопристойно, в этом — основа нравственности».

Об абсурде войны (собственно, ксенофобии): «Почему вы убиваете меня, когда за вами преимущество? Я безоружен. — Как разве, вы не живете на другом берегу? Друг мой, если бы вы жили на этом берегу, я был бы душегуб и убивать вас таким способом было бы несправедливо. Но коль скоро вы живете на другом берегу, я храбрец, и это справедливо».

Об ужасе бесконечности: «Я не знаю, кто вверг меня в наш мир, ни что такое наш мир, ни что такое я сам; обреченный на жесточайшее неведение, я не знаю, что такое мое тело, мои чувства, моя душа, не знаю даже, что такое та часть моего существа, которая сейчас облекает мои мысли в слова, рассуждает обо всем мироздании и о самой себе и точно так же не способна познать самое себя, как и все мироздание. Я вижу сомкнувшиеся вокруг меня наводящие ужас пространства Вселенной, понимаю, что заключен в каком-то глухом закоулке этих необозримых пространств, но не могу уразуметь, ни почему нахожусь именно здесь, а не в каком-нибудь другом месте, ни почему столько-то, а не столько-то быстротекущих лет дано мне жить в вечности, что предшествовала моему появлению на свет и будет длиться, когда меня не станет. Куда ни взгляну, я вижу только бесконечность, я заключен в ней, подобно атому, подобно тени, которой суждено через мгновение безвозвратно исчезнуть: Твердо знаю я лишь одно — что очень скоро умру, но именно эта неминуемая смерть мне более всего непостижима. И как я не знаю, откуда пришел, так не знаю, куда иду, знаю только, что за пределами земной жизни меня ждет либо вековечное небытие, либо длань разгневанного Господа, но какому из этих уделов я обречен, мне никогда не узнать. Таково мое положение в мироздании, столь же неопределенное, сколь неустойчивое. И вот мой вывод: ни в коем случае не следует убивать время на попытки разгадать уготованный людям жребий».



ÐŸÐ¸Ñ ÑŒÐ¼Ð° к провинциалу«Письма провинциала» — шедевр сатирической и полемической прозы, глубочайшее исследование по нравственной философии и богословию. Это апология янсенизма начата Паскалем в преддверии разбирательства в Сорбонне, учиненном иезуитами — главными оппонентами янсенистов, и дописана после осуждения янсенизма. Начатая как ироничные заметки, Паскалева апология через жесткую критику возвышается до почти пророческого негодования. Если совсем огрубить суть конфликта можно представить так: янсенисты, поклонники Августина, защитники христианской морали против, что называется, «иезуитской морали». Сейчас спустя 300 лет этот спор представляет собой скорее исторический интерес, но про «Письма провинциала» так сказать никак нельзя — это, безусловно, классика литературы и мысли.

 

 

 

 

Книга

Реформаторы«Паскаль» — беллетризированный роман, религиозно-философское эссе Мережковского.

«Если вам кажется верным и сильным то, что я вам говорю, то знайте, что это говорит человек, который, став на колени, молился и будет молиться за Безграничное Существо, Которому он отдаст все, что сам имеет, а также все, что и вы имеете, для вашей же собственной пользы и для Его Славы», — говорит Паскаль читателям своим, и, чтобы понять его как следует, это надо помнить: слово его — молитва за тех, кто читает его, кем бы они ни были — умными или безбожниками; за тех, которые не только читают его глазами, но и принимают его сердцем; за тех особенно, которые следуют за его словами: «Посмотрите, как они стонут».

Люди наших дней начали понимать, чем для них может сделаться Паскаль, только во время Великой Войны. «Там, в огне и крови окопов, „Мысли“ Паскаля были как бы нашим предсмертным Причастием», — вспоминает один из его читателей, и другой: «Некогда мы видели вблизи жизнь, вдалеке — смерть, и еще дальше — вечность… Мы теперь на той же высоте, на какой был и ты, наш великий друг, Паскаль». «Ты нас опередил и встретил нас именно там, где ты был нам нужнее всего». Кажется, вернее было бы сказать: мы не «на той же высоте», как Паскаль, а над той же бездною.

Быть или не быть христианству? — на этот вопрос никто, за триста лет от дней Паскаля до наших, не ответил так, как он отвечает: «Быть». К будущей вселенской Церкви — необходимому условию для того, чтобы христианство было, никто не приблизил нас так, как приближает он. Если люди наших дней, на пороге второй Великой Войны, все еще не могут понять так хорошо сказанных слов Паскаля, то они, может быть, их никогда и не поймут: быть или не быть христианству? — значит быть или не быть человечеству, заслуживающему это имя».

Фильм

Блез ÐŸÐ°Ñ ÐºÐ°Ð»ÑŒ«Блез Паскаль» — одна из кинобиографий позднего Росселини, в которых он рисует «предхристианскую и христианскую историю», по выражению одного критика. Костюмированая драма, посвященная как науке, так и философии Паскаля. Пожалуй, лучшая из них. Росселини удалось передать дух мысли великого французского философа и ученого.

 

 

 

 

 

 

 

Статьи

Ра Ð²ÐµÑ Ð°Ñ… Иова«Гефсиманская ночь. Философия Паскаля». Лев Шестов.

«В ответ на его молитву: Сделай (Господи) так, чтобы в этой болезни я сознавал себя как бы умершим, отделенным от мира, лишенным всех предметов моей привязанности, одиноко предстоящим Тебе. Бог послал ему Обращение его сердца, о котором он мечтал. Seul en votre présence, из этого стремления стать лицом к лицу пред Богом (у Плотина — φυγη μόνους πρòς μόνον) и выросла решимость Паскаля призвать к ответу пред Господом мир и Рим. Это и вытолкало его из общей колеи, это дало ему силу и смелость так властно разговаривать с не знающим над собой господина разумом, это научило его противоставлять здравым рассуждениям свое магическое «рассыпься». Всем можно пожертвовать, чтоб найти Бога. И прежде всего нашими вечными и нематериальными истинами, которые «положительная философия» за их действительную нематериальность и мнимую вечность поставила на место Бога. Этого нельзя «простить», никогда нельзя «простить» Декарту. Через Декарта люди вновь были ослеплены, приведены к тому чудесному enchantement и assoupissement, о котором нам рассказал Паскаль. Как пробудить мир от оцепенения? Как вырвать людей из власти смерти? Кто вдохнет действенную силу в заклинательное слово «рассыпься»? Кто поможет нам сделать из manque de clarté наше profession? Кто даст нам великое дерзновение отказаться от даров разума, nous abêtir? Кто сделает, чтоб скорбь Иова оказалась тяжелее песка морского?

Ответ Паскаля: Jésus sera en agonie jusqu’à la fin du monde: сам Бог прибавил свои бесконечные страдания к страданиям Иова, и к концу мира Божеская и человеческая скорбь перевесят морской песок. А пока — и в этом сущность философии Паскаля, так непохожей на то, что обычно философией называется, — не будем же искать уверенности и прочности в нашем сверхъестественном зачарованном мире. Нельзя быть спокойным, нельзя спать. Не всем нельзя — а лишь некоторым, редким «избранникам» — или «мученикам». Ибо если и они уснут, как уснул в достопамятную ночь великий апостол, то жертва Бога окажется напрасной и в мире окончательно и навсегда восторжествует смерть».



Во что Ñ Ð²ÐµÑ€ÑŽ«Мой долг перед Паскалем». Фрасуа Мориак.

«Я сомневаюсь, что без Паскаля я сохранил бы веру. Вернее, мне трудно представить себе, на что могла бы опереться моя верность в критические периоды моей личной истории и истории общечеловеческой, если бы его не было. В молодом человеке темные силы тела и любопытство ума заключают союз против Христа. Я в значительной мере обязан Паскалю тем, что не поддался им.

Удивительно, что писатель, которому я стольким обязан, который наложил на меня самый глубокий отпечаток и был моим учителем с 16 лет — с тех пор, как мне в руки попали его «Мысли и творения», — остался им и по сей день. Но самое странное то, что мне труднее говорить о Паскале, которому я всем обязан, чем о любом другом писателе. Один аспект гения Паскаля ускользает от меня совершенно и как раз тот, который лучше всего характеризует его. Ведь этот поглощенный геометрией юноша принадлежит к миру науки с тех пор, как началась его сознательная жизнь. Можно было бы представить себе какие-то другие обстоятельства его жизни, отличные от тех, вследствие которых Паскаль оказался совершенно под влиянием янсенистов; обстоятельства, которые предоставили бы ему возможность жить полной жизнью в свете. Наверное, он бы не потерял от этого своей природной тонкости. Но страсть убеждать не так воспламеняла бы его тонкий ум и не подняла бы его на вершины совершенства, каких он достиг в своих «Мыслях». Зато совершенно невозможно представить себе такие обстоятельства, которые могли бы сделать его равнодушным к математическим проблемам, к открытиям и исследованиям».



О тайне Ñ‡ÐµÐ»Ð¾Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ ÐºÐ¾Ð¹ души«Огонь Паскаля». Иоанн Шаховской.

«Ум наш человеческий способен даже отвлеченно, «мате­матически» доказать, что вера в Бога и в бессмертие души есть нечто гораздо более разумное, жизненное и достовер­ное, чем неверие в эти истины. Математик Паскаль доказы­вает это своим знаменитым рассуждением о пари, которое держат верующий с неверующим: есть Бог или нет Бога? Неверующий, по мысли Паскаля, всегда теряет. А верую­щий в одном случае ничего не теряет, а в другом все выиг­рывает. Предположим, говорит Паскаль, что существует в мире лишь холодное, отвлеченное решение этого спора – «за» или «против» существования Бога и бессмертной в Нем жизни. Если Бог есть, то ценность человеческого решения за Бога, ценность этой человеческой «ставки» на Вечную Жизнь является бесконечно драгоценной и безгранично спасительной. Если, предположим, человек «ошибся» в своей ставке на Вечную Жизнь, то эта его ошибка мало что будет для него означать; она не составит никакой потери по сравнению с величайшей потерей не верующего в Бога че­ловека, ошибочно сделавшего ставку не на жизнь, а на смерть своей души. Такая ошибка неверующего будет для него офомна, ужасна и неисправима. Такова сущность знаменитой мысли Паскаля о пари ве­рующего с неверующим.

Но человек есть не только умственное существо; он есть и живое сердце. Сам Паскаль не сомневался в величайшей реальности Божьего бытия. Имея подлинный опыт позна­ния этого Бытия, Паскаль считал, что настоящее доказа­тельство существования Божьего исходит не из отвлеченно­го, теоретического рассудка, а от сердца, из глубины духа, из целостной интуиции человеческого существа. Ум, сердце и воля, соединяясь воедино в постижении Духа Божия, це­лостно познают истину Божьего бытия в чистоте, любви и истине. Познают в меру своего очищения. И именно это со­стояние синтетического познания в человеке называется в Священном Писании верой».



Статьи и речи«О Паскале». Георгий Чистяков.

«Размышляя над истинностью христианской веры, над истинностью Евангелия, Блез Паскаль восклицает: «Наша религия и мудра и безумна. Мудра, потому что она самая сведущая и самая обоснованная путём чудес, пророчеств и т. д. Безумна потому, что совсем не этим всем руководствуются верующие. Хотя этого достаточно для осуждения неверующего, но не то заставляет верить верующего. Верить – восклицает Паскаль, — заставляет их крест, — и дальше поминает слова апостола: «Да не упразднится крест Христов». Верить нас заставляет крест, то есть прикосновение к бесконечной человеческой боли, к той боли, которую испытал Иисус на кресте. И апостол Фома, он тоже ведь поверил в тот момент, когда прикоснулся к язвам на руках Воскресшего. Не что‑то, а именно язвы Христовы сделали его верующим, апостолом, пламенным проповедником Христова Воскресения. И нас с вами тоже делает верующими наше личное прикосновение к Его боли. Если мы этого прикосновения ещё не пережили, значит встреча со Христом в нашей жизни ещё только впереди, ещё только ждёт нас эта встреча. Паскаль был человеком, остро пережившим опыт личной встречи со Христом в своей жизни. Паскаль постоянно подчёркивал, что именно личный опыт его собственного сердца сделал его христианином, христианином не потому, что он был, как все люди его времени, крещён во младенчестве, и не потому, что он, как все люди своего времени, участвовал в церковных богослужениях. Нет, христианином, потому что сердце его горело любовью к Иисусу, христианином, потому что он хотел быть учеником распятого, учеником Распятого во всём».

Лекции

«Галилей и Паскаль о естественном богопознании». Диакон Николай Серебряков

«Знаю, в Кого уверовал (Блез Паскаль)». Передача из цикла «Библейский сюжет»

«Паскаль». Лекция Петра Рябова из курса «Лекции по экзистенциализму»

«Блез Паскаль, его жизнь, религиозные представления и «Мысли». Представители протестантской схоластики». Лекция Сергея Пименова из курса «Философские основания протестантизма: история и современность»

«Мартин Лютер, Френсис Бэкон, Рене Декарт, Блез Паскаль». Лекция Сергея Пименова из курса «Философия Возрождения и Нового времени»

«Блез Паскаль, И. Сведенборг и Иоганн Шефлер (Ангел Силезский) — внутренняя реакция на идеалы гуманизма и просвещения». Лекция Дмитрия Бурлаки из курса «Философия Возрождения и Нового времени»

Метки: подборки