Богословие любви или «богословие позитива»?

Из разговоров последних дней я поняла, что «богословие любви» часто путают с «богословием позитива» и осуждающе и пренебрежительно говоря о первом, чаще всего приписывают ему черты второго. Но на самом деле нет ничего различнее и противнее друг другу.

Богословие любви говорит о близких отношениях с Богом; там возможны напряжение и накал. Богословие позитива препятствует этой близости, сводя все отношения к теплохладному «я в порядке, Ты в порядке»: вежливая улыбка с обеих сторон и все.

Богословие любви видит человеческое несовершенство и поврежденность человеческой природы и ищет, как бы его исцелить, а богословие позитива напрочь его не замечает.

Богословие любви говорит о милости и прощении, а богословие позитива отметает нужду в них. Любовь исцеляет боль, позитив ее игнорирует.

Богословие любви протягивает тебе воду, чтобы ты умылся. Богословие позитива говорит: ходи грязный, ты и так прекрасный. И даже больше: не замечай грязь! Ее нет! А шепотом: на самом деле эта грязь и есть ты!

В «богословие позитива», к слову сказать, очень хорошо укладывается теория об «автоматическом спасении», которое считают полным синонимом апокатастасиса: дескать, нераскаянные грешники все равно попадут в рай и беспокоиться тут не о чем, каяться не надо (это полная ерунда, апокатастасис совсем не об этом).

К богословию любви это не имеет ни малейшего отношения: оно непредставимо без покаяния.

Не менее жестокое, чем «богословие вины», «богословие позитива» точно так же не подпускает человека к Богу, только с другой стороны.

Человек, сознающий свои ошибки, вины и несовершенства, оказывается в одиночестве. «Не думай о грехе, — провозглашает радостно богословие позитива, — думай о чем-нибудь хорошем!» «Гляди на мир проще», «Бог тебя и так примет», «греха нет — прощение не нужно», — и так далее.

Это все равно, что сунуть голодному резиновую пустышку вместо куска хлеба. О хорошем-то думать не получается, если ты уже осознал, почувствовал свой грех. Он мучает, грызет тебя, ты ощущаешь себя плохим — но… ты одинок в этом переживании. Некому тебе помочь, некому тебя поддержать и исцелить, потому что в твою боль и твое несовершенство вживаться и сходить не хотят.

«Греха нет, Бог не осудит», — но Тот, Кто не осуждает по справедливости грех, то есть не видит в нем зла, не может по Своей милости простить и помочь грешнику. Дела твои не осуждают, ничего дурного в них не видят, чего же ты еще хочешь? Какой помощи? Ты не в беде. А сложности свои решай как-нибудь сам.

Немудрено, что «богословие позитива» оказывается совершенно бесполезным в ситуации критического выбора или осознания своего греха и толкает человека к тому, чтобы или уйти от такого «Бога» насовсем — или душить совесть, заставляя видеть везде и во всем свою правоту.

Что «богословие вины», что «богословие позитива», будучи полярными крайностями, сходятся в одном: не дают человеку осознать свои грехи, раны и вины рядом с любящим, милующим и прощающим Богом. Милующим — а не карающим! Прощающим — а не равнодушно отмахивающимся со словами «ерунда это все, будь таким, какой ты есть».

И дурное «не парься», и всецелое завиновачивание одинаково лишают человека главного. Не дают принять от Бога исцеление, прижаться к Нему, довериться Ему и зримо ощутить, как Его любовь и милосердие меняют и исцеляют тебя.

Не дают ощутить себя принятым и прощенным… и на самом деле любимым.

Потому что прощение — это один из прекрасных синонимов любви.

Прощение, просьба о прощении и отклик на эту просьбу, принятие прощения — это удивительные, личные, очень глубокие отношения любви. Та ее грань, где соединяются беззащитная уязвимость, слабость и доверие одного — и великодушие, забота, сила и верность Другого.

В просьбе ты вверяешь Ему полностью свою судьбу: как Он решит. И в этом нет ни малейшего унижения. Из этих Рук можно принять прощение, можно дать им поднять тебя, не чувствуя себя размазанным и раздавленным.

Потому что это не подачка, не свысока брошенная милость — это подхватившая тебя любовь, которая ждала твоего обращения и искренне радуется ему.

Через Его прощение ты понимаешь, что ты важнее и нужнее твоих поступков, и твоя ценность в Его глазах ничуть не умаляется твоими винами и ошибками. Он любит тебя сквозь все, что ты натворил — и видит тебя, и ты не умален в Его глазах твоими делами.

Любит тебя больше, чем ты сам себя любишь, больше, чем ты даже можешь помыслить.

Боль от осознания своего несовершенства переживается рядом с Тем, Кто не оставит и не перестанет любить ни на миг, с каким бы ужасом ты ни смотрел сам в себя. И Его любовь оказывается важнее и значительнее нелюбви к себе, и в ней можно жить. Прощение — это любовь и жизнь в любви, где не страшно оказаться слабым и несовершенным, не страшно сделать не то и не так, потому что любовь от этого не проходит и не перестает.

Взято из фейсбука автора

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle