Что делать крестным?

Денис Собур

Кандидат физ.-мат. наук, многодетный отец. Имеет богословское образование.

В свое время мы с супругой вывели «закон исчезновения крестных». Закон гласит, что если хочешь меньше общаться с близкими друзьями, то нужно стать кумовьями. Можно сделать их крестными своего ребенка. Можно, наоборот, стать крестным у их детей. С высокой вероятностью в ближайшие годы вы станете общаться меньше.

Например, одна из моих дочерей своего крестного видела лишь на крестинах. Сейчас он иеромонах-миссионер где-то на Карибских островах. Но даже если не брать этот исключительный случай, роль крестных в жизни детей оказывается довольно мала. Гораздо меньше, чем мы этого ожидали.

У меня самого шесть крестников. И хотя я всех их помню, мне сложно даже просто подряд перечислить их имена. Помогает напоминание, что их три мальчика и три девочки. Через минуту-другую подсчеты сходятся. Но я напоминаю себе кролика из «Винни-Пуха», который мучительно пытался вспомнить, сколько у него детей. Я старался посещать каждого крестника хотя бы раз в год, но с коронакризисом даже это стало невозможным. Да и сами крестники со временем оказались рассеяны от Риги до Брянска.

Почему католики отменили крестных

С институтом крестных вообще много сложностей. Настолько много, что католический епископ города Катания (Сицилия) в этом году издал декрет Ad experimentum, отменяющий на 3 года участие крестных родителей во время таинств крещения и миропомазания. В Италии, где особенно сильна любовь к крестным отцам, восприемниками детей становились друзья семьи, часто не самые сведущие в вопросах веры люди. Это постоянно вызывало конфликты между священниками и родителями, особенно если крестные канонически не могли быть восприемниками (напомню, что католики до сих пор отлучают от причастия даже второбрачных).

После длительных обсуждений с приходскими священниками и катехизаторами пресвитерский совет принял решение вообще отказаться от участия крестных в крещении. Каноны это позволяют. Через три года, по результатам эксперимента, будет принято дальнейшее решение. Но пока священники рады, что им больше не придется доказывать семьям, что крестных надо выбирать по вере, а не по дружеским отношениям.

Многовековая традиция Церкви гласит, что крестный отец или крестная мать сопровождают человека, которого крестят или конфирмируют, чтобы помочь ему на пути веры. Присутствие крестных требуется не празднования как такового, а для роста веры крещаемого или конфирмированного человека, для чего крестные должны быть твердыми верующими, способными и готовыми поддержать на пути христианской жизни.
Учитывая, что в сегодняшнем социально-церковном контексте присутствие крестных отцов и крестных матерей часто является своего рода формальным исполнением установления или социальным обычаем, в котором измерение веры остается очень мало видимым, также учитывая, что сложное и нестандартное семейное положение стольких людей, которым предлагалось выполнить эту задачу, делает вопрос еще более деликатным, поскольку законодатель в Своде законов в кан. 872 не предусматривает обязательного характера наличия крестных, в соответствии с декретом Ad experimentum e ad triennium приостановлено присутствие крестных отцов и крестных матерей в праздновании Таинств крещения и конфирмации.

Информационная записка на сайте католической епархии Катании (Сицилия)

Конечно, такое решение упрощает проблему выбора крестных. Даже если крестные — верующие не только по названию, им сложно будет участвовать в церковном воспитании детей. А если степень воцерковления родителей и крестных сильно отличается, то это еще и приведет к конфликтам. С формальной точки зрения важна не вера крестных, а вера родителей — ведь именно им воспитывать детей. В том числе и в вере. Крестный в лучшем случае будет появляться в жизни ребенка несколько раз в год. Но станет ли лучше от его отсутствия? Мне кажется, нет.

Что происходит с нашими детьми

Я не хотел повторять стандартных вещей про «разрушение социальных связей», «всемирный рост числа депрессий и самоубийств» и вообще глобальное одиночество. Все это мы слышали в проповедях много раз. Но я удивился, когда встретил такие же рассуждения в книге ведущего мирового специалиста по пограничному расстройству личности, психиатра Джерольда Крейсмана.

Люди с этим расстройством имеют серьезные проблемы с регуляцией своих эмоций и установлением длительных отношений с другими людьми. Люди с пограничным расстройством личности делят мир на черное и белое, причем одно может мгновенно превращаться в другое. Собственно, книга, которую я читал, называется «Я ненавижу тебя, только не бросай меня» и показывает противоречивое отношение к близким людям. Считается, что этим расстройством страдали Мэрилин Монро и принцесса Диана.

Одну из причин распространенности пограничного расстройства сегодня Крейсман видит в социальных изменениях общества. Он даже называет его «пограничным обществом», постоянно находящимся в изменении, разрывающем связи людей с миром и друг с другом. На смену стабильному традиционному социуму пришел социум хаотичный, быстро меняющийся, где неизвестно, чем ты будешь занимать через 10 лет. На смену постоянному месту жительства, отеческим гробам пришли регулярные переезды. На смену родительскому воспитанию — детские сады и ясли, разводы и повторные браки родителей. Жизнь меняется хаотически, и психика не всегда справляется с этим.

Изменения структуры семьи создают хаос в детской жизни и влияют на формирование расстройств личности ребенка. А неопределенность взрослой жизни обостряет эмоциональную неуравновешенность у тех, кто ей подвержен. Оторванные от корней люди оказываются без стабильной жизни, стабильных отношений. Все это приводит к росту различных расстройств, включая и клиническую депрессию, и суицидальные настроения.

И действительно, поглощенность — а некоторые даже скажут, одержимость, особенно среди молодежи — компьютерами и другими цифровыми устройствами и тем, что сейчас повсеместно называют «социальными сетями» (Facebook, MySpace, Twitter, YouTube и т. д.), может по иронии судьбы обернуться еще большей замкнутостью и сокращением физического взаимодействия; переписка, ведение блогов, написание постов и твитов — все это происходит без зрительного контакта. Увеличение числа разводов, растущая популярность детских садов и географическая мобильность способствуют тому, что обществу не хватает постоянства и надежности. Личные, интимные, продолжительные отношения становятся чем-то сложным или даже невозможным, а из этого вытекают глубокое чувство одиночества, самопоглощенность, опустошенность, тревога, депрессия и пониженная самооценка.
Пограничный синдром представляет собой патологическую реакцию на эти стрессы. Без внешних источников стабильности и укрепления самооценки пограничные симптомы: мышление в черно-белых категориях, саморазрушение, резкие смены настроения, импульсивность, плохое умение выстраивать отношения, неполноценное ощущение идентичности и злость — становятся вполне объяснимыми ответами на напряженность нашей культуры.

Дж. Крейсман, Х. Страус. «Я ненавижу тебя, только не бросай меня. Пограничные личности и как их понять»

Но если наш мир быстро меняется, значит, нам нужно дать ребенку как можно больше стабильных опор в этом мире. Воспоминания детства, места, где он регулярно бывал, остаются в памяти на всю жизнь. Так, Достоевский всю жизнь вспоминал подмосковную усадьбу Даровое: «Это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь, и где все полно для меня самыми дорогими воспоминаниями».

Но главное для человека — это все же не места, а отношения с людьми.

Неясно, зачем крестный малышу, но ясно, зачем он подростку

Сейчас я не очень понимаю, зачем крестные маленькому ребенку. То есть это здорово, если есть человек, который будет помогать посидеть с ребенком, сходить с ним в храм или выговорить оказавшуюся в социальной изоляции молодую маму. Это все хорошо, но нужно больше родителям, чем ребенку. Да и возможно лишь для крестных, не сильно занятых работой или воспитанием собственных детей. К тому же детская религиозность обычно со временем исчезает. И наоборот, подростки из нецерковных семей неожиданно приходят в храм в поисках себя или в пику родителям.

Как раз в подростковый период хорошо бы крестным включиться в жизнь восприемника. Подросткам важно общение со взрослыми вне семьи.

Они ищут свое место в жизни и исследуют разные жизненные сценарии. Любят поговорить о жизни, поискать ценности других людей и постараться их низвергнуть. Сканируют то, что важно для родителей, и начинают разрушать их убеждения, чтобы проверить их крепость.

Родителям очень непросто все это выдержать. А подросткам еще труднее. Для них родители — весь мир, и в то же время им нужно разбить этот мир и из получившихся кусков создать свой собственный. И вот здесь крестные могут очень пригодиться.

С одной стороны — они родные для ребенка. С другой — относительно независимы от родительской семьи и имеют собственное мнение. Если отношения очень хорошие, то ребенок даже может прийти посоветоваться с ними в трудную минуту. Особенно если тема слишком деликатна для обсуждения с мамой и папой, но при этом требует если не вмешательства, то хотя бы совета взрослого опытного человека.

Я не сторонник брать в восприемники родственников ребенка. Тети-дяди, бабушки-дедушки и так близки ребенку. Они будут участвовать в его воспитании независимо от того, стали они восприемниками или нет. А вот друзья семьи получают через восприемничество незримую связь со своим крестником, увеличивая число опор в его жизни и возможность сыграть важную роль в будущем.

Шесть постулатов для сознательного крестного

Я не буду сейчас говорить про духовное воспитание. Это большая трудная тема, независимо от того,  идет ли речь о крестниках или о собственных детях. Но чтобы иметь возможность в нем участвовать, крестный должен остаться значимым взрослым для своего крестника в подростковый период. А если повезет, то и после этого.

Но как этого добиться? Эх, если бы я это знал. Это требует не только знаний, но и много времени на выполнение. Но все же попробую составить список и начать его реализовывать.

  • Иметь устойчивое собственное мировоззрение и уметь им поделиться. Цель подростка — проверка окружающего мира на прочность, ведь нельзя сражаться с тенью. И чтобы стартовать, подростку нужно во что-то упереться. Если мы хотим стать этой опорой, то нам нужно самим разобраться в собственных убеждениях, понимать их сильные и слабые стороны.
  • Возможно, где-то еще останется неопределенность и сомнения, которыми можно поделиться с подростком. Главное, чтобы мировоззрение не состояло из одних этих сомнений. Подростки склонны все упрощать и превращать в идеологию. Поэтому простая наивная вера «бретонской крестьянки», служившая идеалом для Луи Пастера, может оказаться даже более надежной опорой, чем постмодернистское сомнение во всем и вся.

Глядя на современную молодежь, иногда забывают, что формирование идентичности, хотя и носит в юности «кризисный характер», в действительности является проблемой смены поколений. И не стоит забывать о том, что старшее поколение в какой-то степени пренебрегло своим долгом и не предложило молодежи сильных идеалов, которые нужны для формирования молодого поколения, — хотя бы для того, чтобы молодежь могла восстать против хорошо сформулированного набора старых ценностей.

Эрик Эриксон, психолог, автор термина «кризис идентичности»

  • Не стараться переделать подростка. Все равно не получится. Подросткам не нужно, чтобы их воспитывали. Они и сами умные. Тем более крестный все равно связан с родителями, а значит, с авторитетами, против которых подростки сражаются. Если у подростков есть свое мировоззрение, не обязательно их переубеждать. Они и сами меняют их как перчатки. Один мой крестник в начальной школе заявлял, что он верит не в Христа, а в олимпийских богов и вообще. А потом просто перерос это.
  • Не играть на стороне родителей. Если мы хотим заслужить доверие подростков, то мы должны если не выступать на их стороне, то как минимум держать нейтралитет. Мысли и поступки подростков не надо передавать родителям, если речь не идет об уголовных преступлениях.

Лично я считаю, что важнее сохранить контакт и быть в курсе, чем предостеречь от одной ошибки, но в будущем вообще не иметь представления о происходящем с ребенком. Игра в мафию с детьми меня научила, что даже шестилетние дети врут так, что мы им верим. Только вот в жизни нельзя потребовать от подростка вскрыть карты. Поэтому уж лучше их жизнь будет неидеальна, но мы будем знать, что там происходит.

  • Рассказывать истории гораздо полезнее, чем спорить. Неслучайно Христос проповедовал людям в притчах. Рассказывайте подросткам истории из жизни — своей и знакомых. Кто что сделал и что из этого получилось. Только не надо прибавлять в конце мораль: подросток может почувствовать манипуляцию, и это все испортит. Со временем он сам осмыслит и сделает свои выводы.
  • Честно отвечать на вопросы. Не надо сильно приукрашивать или тем более обманывать ради благой цели. У лжи вообще короткие ноги, а в эпоху Википедии проверить информацию стало еще проще. Поэтому правда, ничего кроме правды. Но, разумеется, не обязательно говорить всю правду.
  • Проводить время вдвоем с крестником. Это, пожалуй, самое сложное. Общение с крестниками обычно происходит через родителей, при совместных походах в гости. В результате основное время уходит на разговоры с родителями, а крестникам достается совсем чуть-чуть. Хорошо, если удастся куда-то съездить вдвоем, вместе провести время.

Напоминайте крестным о том, что у них есть крестник

Написать — это просто, но вот как это реализовать с шестью крестниками? Да и даже с одним? Я не знаю. Мне кажется, нашему обществу очень не хватает людей со свободным временем. Тех, кто может проводить его с другими, помогать, общаться. Мы настолько загружены бытом, что на действительно важные дела времени не остается. А жаль.

Мир стал бы гораздо более приятным местом, если бы мы делились друг с другом излишками свободного времени. Так, в дореволюционной русской деревне пока отец был жив, братья жили вместе, и хозяйство стояло крепко. Хотя и ругались постоянно, но делали дела вместе и через это обретали устойчивость. Но потом отец умирал, хозяйство делилось и все от этого становились беднее.

Беднее, но независимее. Чем дальше, тем больше мы стали независимыми. На смену традиционной многопоколенной семье пришла нуклеарная семья, состоящая из родителей и их детей. Потом стала распадаться и она, ребенок часто живет лишь с одним из родителей.

У подрастающего поколения становится все меньше надежных опор в жизни. Отец живет отдельно от матери, бабушка и дедушка постоянно работают, друзья в основном виртуальные. Так что будет хорошо, если крестные смогут стать опорой в жизни ребенка.

Нашим крестникам нужны взрослые состоявшиеся люди, имеющие свои убеждения, но готовые слушать и принимать.

Ну а что делать родителям? Моя супруга, например, регулярно пишет сообщения крестным: «Привет, у нашей имярек сегодня ДР/именины. Будем рады поздравлениям от крестного». Да и сама такие сообщения получает. Ведь для ребенка важно прежде всего внимание крестного. А если в суете крестный про это забыл, то можно просто ему напомнить.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle