Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Чувства. Кто кого испытывает?!

Психолог Никита Плащевский считает, что не нужно стыдиться своих чувств, даже таких «плохих», как зависть и злость. Но их нужно правильно проживать! О том, какие шаги для этого можно предпринять, какие существуют для этого психологические инструменты, он рассказал в своей лекции.

Убить за не надетую маску

Задайте себе вопрос: «Что я чувствую прямо сейчас?». Многие меня не поймут. «Ничего мы не чувствуем». Но это невозможно: чувства — это сама наша жизнь, это наше проживание действительности, соприкосновение с ней. Как на приборах автомобиля всегда что-то отображается — скорость, количество бензина, исправность электрики, — что-то отображается и в нас. Чувства — наши приборы. Более продвинутые скажут: я чувствую себя плохо или хорошо. Еще более продвинутые конкретизируют свои переживания, указав, что они чувствуют недовольство, протест, восторг, разочарование, скуку, радость, восхищение, умиление и т. п.

Я бы выделил четыре чувства, а точнее, четыре разновидности чувств, четыре оси координат — страх, радость, уныние и агрессия — на каждой из которых, от центра к краю, располагаются конкретные чувства по степени их силы. Например, радость градируется от покоя к эйфории, а агрессия — от осуждения до бешенства. Между осями располагаются более сложные чувства, представляющие собой смесь «простых» чувств: например, смесью страха и радости являются азарт, интерес, благоговение и т. д.

Почему так важно понимать свои чувства? Сейчас в новостях очень много сообщений о том, как люди спорят, ругаются и даже дерутся из-за того, что кто-то не надел маску. Но и безо всякого коронавируса сколько угодно ситуаций, когда вроде бы ерундовый повод может стать причиной серьезного скандала.

Понимаете, человеку очень важно, чтобы его чувства признавались окружающими. Мы месяцами и годами стараемся вести себя так, чтобы по нашему внешнему виду невозможно было определить, что мы на самом деле чувствуем.

Мы запрещаем себе злиться, учим детей (особенно мальчиков) не плакать, на вопрос «Как дела?» отвечаем с улыбкой: «Лучше всех!». А самое ужасное, что мы и сами себя постепенно убеждаем в том, что у нас все хорошо, мы загоняем чувства вглубь, не даем им естественного выхода. Но потом они вырываются наружу в виде масочных скандалов или чего-то подобного. Вернусь к образу прибора в автомобиле: мы можем сколько угодно убеждать себя, что бензина достаточно, но если есго на самом деле недостаточно, если он закончился, то машина рано или поздно остановится.

Важно понимать то, что ты испытываешь, важно не стыдиться своих чувств. Например, я долго боялся признаться себе, что я завидую. Во-первых, меня с детства учили, что это плохо, во-вторых, я же крутой и не могу завидовать какой-то ерунде вроде мобильного телефона, в-третьих, я прочитал Евангелие и решил, что теперь буду ему следовать. И вот я несколько лет ходил со стиснутыми зубами, убеждая себя и окружающих, что я не завидую, не осуждаю, не злюсь. Но ведь чувства есть, с ними ничего невозможно поделать! Они должны найти выход — иначе человек просто заболеет.

Чувства не спрячешь, но можно научиться правильно их проживать, научиться культуре их выражения. Можно провести параллель с отправлением известной нужды: у принца и нищего с физиологической точки зрения процесс выглядит одинаково, но обставлен совершенно разными «ритуалами». Так и с чувствами: даже злость, ярость, зависть, негодование можно выражать социально приемлемым способом.

Два шага вперед

Лекция Никиты Плащевского «Чувства. Кто кого испытывает?!»

Первый шаг — признать свои чувства, капитулировать перед ними, может быть, проговорить самому себе. Например, когда я злился на детей, я взял за правило говорить им об этом: «Я, дети, злюсь на вас. Ух, как я зол» — я не шучу, я говорю правду, но происходит чудо: они смеются.

Второй шаг — признать, что я — это не мои чувства, и что если чувства оказываются в «поле зрения» моего Я от них не нужно отворачиваться.

Приведу пример. У мальчика в детстве украли любимый велосипед. Ему плохо, он испытывает боль, тоску, ужас, переживает утрату, а ему говорят: «Ну-ка прекрати, мужчины не плачут!». И вот все эти чувства, не выплеснутые наружу, сохраняются в дальнем уголке сознания, капсулируются. Потом от него ушла девушка. Друзья говорят этому уже юноше: «Да забей. Таких, как она, еще миллион». «А, и правда! Да пошла она…». И вот уже вторая утрата складывается в чулан… Эти невыраженные чувства копятся, и однажды какая-нибудь продавщица хамит ему, или у него угоняют автомобиль, — он идет и вешается. Конечно, не продавщица и не воры виноваты в этом, а огромное скопление не пережитых эмоций.

На этом же построены химические зависимости и созависимости. Их называют болезнями замороженных, то есть не пережитых, чувств. Эти замороженные чувства мешают нам, мешают обрести счастье, прийти к нему.

Как же проживать чувства? Не нужно бить подушку. Людей тем более бить не нужно. Чувства нужно просто… чувствовать.

Однажды я ехал на «терки» с судебным приставом и очень боялся. Вот веду машину и чувствую: боюсь. Я решил просто остановиться и две минуты хорошенечко побояться. И через две минуты страх прошел — я спокойно пообщался с приставом, который оказался милейшим человеком.

Моя знакомая купила крутейший телефон — 12-й айфон или что-то в этом духе. Я позволил себе позавидовать: искренне завидовал секунд тридцать, а потом на место зависти пришла столь же искренняя радость за подругу.

Я тяжело, целый месяц, болел ковидом. В определенный момент мне было трудно, настигло уныние, но я не стал бороться с ним, потому что это бессмысленно: я просто поунывал пару дней, а потом пошел на поправку.

Триединый мозг

Есть такая теория — теория триединого мозга. Самый древний, самый могучий мозг — рептильный. Он отвечает за выживание, за работающий кишечник и за то, чтобы вы зажмуривались, когда в глаза летит пыль. Грубо говоря, это голые инстинкты, и вмешаться в работу этого мозга совершенно невозможно.

Поэтому мне смешно слышать всякие тренинги на тему «Заставь себя не бояться!». В этом рептильном мозге и живет страх: наш организм сканирует окружающий мир в поисках опасности. Наверняка у вас было что-то похожее: вы лежите дома, в теплой постели, после вкусного ужина и внезапно вспоминаете, что у вас завтра встреча с начальником. Вас охватывает страх, по телу бегут мурашки, в животе урчит — вы реагируете на воспоминание так же, как древний человек реагировал на визит медведя или саблезубого тигра в пещеру.

Как с этим страхом бороться? Правильный ответ: никак. Как только вы начинаете со страхом бороться, он побеждает. Нужно признать его и вспомнить, что страх — это всегда гость из будущего. Когда у меня заболевает ребенок, я не боюсь этого, я действую: бегу за лекарством, вызываю врача. А когда я боюсь, когда мне мерещатся маленькие гробики, мозг реагирует на то, чего еще нет.

Второй мозг — лимбический. Он отвечает за то — если совсем упрощать — чтобы все было хорошо. Этот мозг запоминает то, что однажды доставило нам удовольствие, запоминает путь к нашему сердцу и постоянно ведет нас этим, одним и тем же, путем. Папа свозил девочку в Геленджик в 1982 году, подержал ее ручку в своей шершавой ладони, купил мороженое в вафельном стаканчике, и вот это воспоминание детства, это ощущение абсолютного счастья будет преследовать девочку во взрослом возрасте. Она будет подсознательно искать мужчину, который, условно говоря, возьмет ее за руку и купит того самого мороженого.

На этом построены и химические зависимости: человек пьет тридцать лет, кайфа давно никакого нет, а мозг по-прежнему ведет его тем же путем, напоминая человеку, как хорошо было после первой рюмки.

Третий мозг — неокортекс. Это разум, логика, то, чем мы слушаем лекцию, то, чем принимаем решения. Как правило (за редчайшими исключениями), этот мозг не способен противостоять рептильному и лимбическому.

Я могу решить пойти на лекцию,  я могу решить записаться на тренинг, но все это… несерьезно. Чаще всего у меня не получается жить так, как я вроде бы хочу. Что же делать?

В центре циклона

Есть хороший инструмент, который называется «Дневник чувств». Это специальная таблица, куда я заношу то, что чувствую, и то — очень важно! — как на эти чувства реагирует мое тело. Цель этого дневника — найти так называемую точку покоя или, как это по-другому называется, «глаз тайфуна» (в центре тайфуна, как известно, всегда есть некая зона неподвижности).

Например, дети сломали телевизор, вас это вывело из себя. Вы заносите в таблицу:

  • (1) что произошло;
  • (2) что вы почувствовали: боль, отчаяние, злость, вину;
  • (3) как на это отреагировало тело: сердцебиение, учащенное дыхание, озноб;
  • (4) какие мысли возникли: дети — плохие, я плохой, всех убью;
  • (5) что я сделал в этой ситуации: громко кричал, размахивал руками;
  • (6) как поступить в следующий раз: уйти в соседнюю комнату и подождать, пока гнев выдохнется.

Если нам удастся все это записать, то уже в следующий раз наш мозг, запомнив это, на автомате, возможно, сработает так, как мы бы хотели. Мы станем уже не участниками, а свидетелями — мы посмотрим на себя со стороны.

Конечно, это не волшебная таблетка. Это набор упражнений. И я далеко не сразу смогу справиться с волнением по 10-балльной шкале, с новостью вроде «Пандемия! Все уходим на месячный карантин… Доллар по 200! Все магазины закрыты!». Ну так и серферы сначала седлают низкую волну, и только спустя годы отваживаются прокатиться на большой.

Жизнь нам всегда дает возможность для тренировки. Чтобы справиться с тяжелой ситуацией, нужно тренироваться на чем-нибудь простом, мелком.

Хотел искупаться в горячей ванне, а жилконтора воду отключила. Это не шторм на 10 баллов, это 2–3 балла от силы. Но это хорошее упражнение для начинающих. Лиха беда начало.

Подготовил Тимур Щукин


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle