Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Да будут все едины… А хотят ли?

О том, что важнее для православных — христианская или политическая идентичность — рассуждает Дарья Сивашенкова.

Интересно, многие ли из тех, кто хочет автокефалии, осознает, что автокефалия — это не значит расплеваться с Москвой и Русской Православной Церковью?

А те, кто считает, что это — именно расплеваться с Русской Православной Церковью, и хочет именно этого — понимают ли, что такое желание — плохое, очень плохое основание для созидания Церкви Христовой? Просто ужасное основание, если честно.

«Мы не хотим с вами. Мы не будем с вами. Мы хотим сами по себе и без вас».

Господи, мне понятен этот посыл. Я понимаю людей, которые его озвучивают — пусть я русская, но это никак не мешает мне прочувствовать то, что чувствуют жители Украины, желающие отделения. Более того, я считаю, что нет ничего дурного в том, что появится еще одна Православная Церковь, то есть, в самой автокефалии я не вижу ничего плохого — прошу это заметить.

Но не на таком же основании, Господи.

Не на основании же ненависти и вражды.

Ведь при всех автокефалиях мы все равно остаемся одним и тем же — Телом Христовом, братьями по вере, братьями по Причастию, настоящими братьями по крови Христа. Это-то не изменится, от этого никуда не убежишь. Хорошо, пусть будет УПЦ КП официальная и признанная, но на каждой Литургии мы все будем собираться на одной для всех Тайной вечере. И мы, и греки, сербы, грузины, румыны, весь православный мир.

Как мы были единым целым, так и останемся. Ну никуда от этого не уйти, никому из тех, кто хочет быть православным. И тут уже не прокатит «никогда мы не будем братьями». Будем. Еще как будем. Или братьями, или никак. Ну, еще сестрами.

Я читаю много хороших, умных, взвешенных текстов, в которых есть, казалось бы, правильный и добрый посыл: хотят идти — отпустите, ради мира Христова — отпустите, не держите, пусть будет своя Церковь, лишь бы не раскол.

Но что будет за Церковь, если в ее основании — вражда к таким же христианам, таким же православным?

Мне вот от этого больно. Я ничего не хочу про политику, потому что это не политическое дело, и я ничего не смыслю в политике. Но когда я читаю у Vladimir Zelinsky прекрасный текст о том, почему автокефалия хороша (и правда, прекрасный текст) и там есть строчки: «со строгой точки зрения канонической Москвы миллионы украинских христиан пребывают за оградой Церкви и спасения. Они как овцы, не имеющие пастыря, которые думают, что имеют. «А кто мешает им вернуться в лоно канонической Церкви, нашей Киевской митрополии?» — следует обычно риторический полувопрос. Сами знаете, что мешает, и то знаете, что больше никогда они к вам не вернутся. Так почему бы Русской Церкви не сжалиться, как Христос, над миллионами бывших своих пасомых, и не даровать им каноническую Церковь, их спасения ради?» — у меня внутри поднывает.

Ведь получается, что своя каноническая Церковь появится ради того, чтобы поддержать то состояние духа, которое толкает к самому крутому размежеванию по политическим мотивам. Но ведь мы — едины, едины, едины, не политически, но духовно, из одной Чаши едим и пьем, один Символ веры читаем.

Если это будет Церковь исключительно по политическим мотивам — добро ли это? Получится, что Церковь служит нынешним политическим мотивам. Разве мы в храм за политикой ходим?

Расфрендите меня после этого текста, или объясните, какова духовная необходимость автокефалии именно сейчас. Ведь нельзя же сказать: мы создаем свою Церковь, чтобы разорвать отношения с вашей. Политически это, может, и верно. А по-христиански — провал.

Я не знаю, если честно, каково правильное решение этого вопроса. Просто не знаю. Понимаю, что многие украинцы считают нас врагами и не хотят ходить в храмы, связанные с Москвой. Это-то мне как раз очень понятно. Чего уж тут не понять. Но я не уверена, что с духовной точки зрения это правильно, потому что Христос выше всякой политики, а братство во Христе выше национального единства. И Церковь — любая Церковь — прежде всего Христова, а не Москвы, не Константинополя, никого еще. И в Церковь мы приходим ко Христу, а не к политическим убеждениям священников и иерархии в целом, а политические убеждения можно совершенно игнорировать, они на Таинства никак не влияют.

Но с другой стороны — люди есть люди, и когда кому-то ну невмоготу, если кому-то больно — нужно ли требовать подвиг, можно ли требовать подвиг такого духовного осознания?

Я не знаю.

Но я знаю, что Христос сказал, что по тому узнают, что мы Его ученики, если будем любить друг друга.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!