Дружба, супружество, любовь, чувства, гендер, поэзия, культура в свете христианства

01.03.2021

Статьи

Два новых ролика/текста клинического психолога Наталии Матвеевой в проекте «Личные границы: взгляд психолога»:

О личных границах как залоге полноценного супружества.

О том, почему выстраивание личных границ делает дружбу более полноценной.



Психолог Никита Плащевский считает, что не нужно стыдиться своих чувств, даже таких «плохих», как зависть и злость. Но их нужно правильно проживать! О том, какие шаги для этого можно предпринять, какие существуют для этого психологические инструменты, он рассказывает здесь.



Книга «Бога нельзя выдумать. Беседы с подростками о Христе и Церкви», вышедшая в издательстве «Никея», — это беседы митрополита Антония Сурожского с подростками в летнем лагере Сурожской епархии.

Владыка Антоний говорит с ними очень честно и очень глубоко — кажется, в чем-то глубже и откровеннее, чем со взрослыми.

Предлагаем вашему вниманию главу из этой книги — беседу с молодыми людьми, будущими вожатыми лагеря, состоявшуюся 17 мая 1989 года.



«Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3:28). Мало кому интересны теоретические ответы, даже если они правильные. Большинство из нас стремится понять, есть ли тут практическое применение. Если теоретически (пускай речь идет о самой высокой, богословской теории) «нет мужеского пола, ни женского», но это никак не меняет нашу жизнь, то что с того? — об этом рассуждает Тимур Щукин.



«Шесть фильмов об отношениях между братьями и сестрами». Алеся Храмова: вряд ли существует рецепт семейного благополучия, но есть фильмы и мультфильмы, которые при совместном семейном просмотре могут помочь детям и родителям взглянуть на себя со стороны.

190-летие Лескова

«Полунощники», «Заячий ремиз» и другие произведенияК юбилею Лескова собрали его произведения о Церкви и христианстве. Жесткая привязка Церкви к империи не могла не сказаться на христианском отношении к православию. Как в народе — православном по культуре, по мировоззрению — не все отнюдь были православными (Россия цвела многочисленными народными сектами), так и у Лескова не все гладко с православием. «Христианство и Церковь» — наша тема. Эти два понятия в первой половине творчества Лескова плюс-минус синонимичны. Во второй — они уже чуть ли не антонимы. Народ был, конечно, христианским, что отнюдь не гарантирует «положительного отношения» к Церкви, напротив, христианское видение всех неправд империи необходимо переходит и в видение всех неправд Церкви, империю поддерживающей. Творчество Лескова — глубоко народное — это выражает. Лесков религиозен, «народен», любил самую «плоть», быт народа, духовенства в частности, и он — жесткий критик империи и ее Церкви. Вот и проследим — очень бегло, пунктиром — тексты Лескова на эту тему.

Мы добавили много книг Лескова в нашу медиатеку: теперь у нас вы можете найти 12-томное собрание сочинений 1989 г. и 11-томное собрание сочинений 1956-1958 гг. Среди них —издание, повторяющее знаменитый шестой том собрания сочинений Лескова, выпускавшееся при жизни автора. Знаменит этот том тем, что его «зарезала» царская цензура.

Открывает том одна из лучших повестей Лескова — «Захудалый род». Именно она стала причиной разрыва сотрудничества Лескова с консервативным публицистом Катковым. Катков тогда объявил: «Мы ошибаемся. Этот человек не наш. Жалеть нечего, — он совсем не наш!».

«Захудалый род» посвящен дворянству. Остальные тексты тома посвящены церкви, имеют славу «антиклерикальных»: «Мелочи архиерейской жизни», «Архиерейские объезды», «Епархиальный суд», «Русское тайнобрачие», «Борьба за преобладание», «Райский змей», «Синодальный философ», «Бродяги духовного чина», «Сеничкин яд», «Случай у Спаса в Наливках» (в первом варианте — «Поповская чехарда и приходская прихоть»). Надо, конечно, иметь в виду, что лесковский «антиклерикализм» имеет христианский характер: критика тех или иных аспектов русской церковной жизни XIX века от верующего христианина.

Все книги Лескова и аудиоверсии по ним смотрите здесь.

Другие новинки

Скептицизм против аргумента от зла«Скептицизм против аргумента от зла»

В шестой лекции цикла о теодицее кандидат философских наук Игорь Зайцев рассказывает о «скептическом теизме».

С 90-х годов прошлого века существует направление «скептический теизм». Его представители нашли новые подходы к решению проблемы зла и построения теодицеи. В частности, на лекции рассматривается «микробный» аргумент Стивена Вайкстры.

Лектор: Игорь Зайцев, кандидат философских наук, сопредседатель секции «Философская теология» международной ассоциации IOTA.



Письмо, запечатанное в бутылке: Поэзия Осипа Мандельштама«Черное солнце: Пушкинская тема в книге Мандельштама “Tristia”»

Ахматова свидетельствовала: «У Мандельштама к Пушкину было какое-то небывалое, почти грозное отношение — в нем мне чудился какой-то венец сверхчеловеческого целомудрия». Мандельштам редко произносит имя поэта, но солнце Пушкина сокровенно озаряет его поэзию. Это тот свет, с которым не страшно войти в ночь советскую и вселенскую. Лекция посвящена памяти Пушкина, о годовщине гибели которого мы вспоминаем 10 февраля.

Лектор: Марина Михайлова, доктор философских наук, профессор Русской христианской гуманитарной академии. Филолог, историк литературы, культуролог, катехизатор, автор и ведущая программ на радио «Град Петров».



«Возлюбить ближнего как самого себя»?«Возлюбить ближнего как самого себя»?

Что значит — «возлюбить ближнего как самого себя»? Любить себя — новомодный психологический тренд, не имеющий ничего общего с христианством, или основополагающая заповедь, без которой невозможно осуществить заповедь о любви ближнему? Из чего состоит настоящая любовь к себе и что конкретно делать — пошаговое руководство для верующих и не только.

Лектор: Никита Плащевский, психолог медицинского центра «Бехтерев», специалист по химической зависимости и созависимости, актер кино, тренер и КМС по пауэрлифтингу.



Православие и культура в религиозной мысли русского зарубежья. Антология«Православие и культура в религиозной мысли русского зарубежья. Антология»:

Зеньковский В. В. Православие и культура (1923)
Зеньковский В. В. Идея православной культуры (1923)
Карташев А. В. Влияние Церкви на русскую культуру (1928)
Протоиерей Сергий Булгаков. Догматическое обоснование культуры (1930)
Струве П. Б. Притягательная сила и внутренняя мощь русской культуры (1931)
Бердяев Н. А. Кризис христианства и кризис культуры (1931)
Зайцев Б. К. День русской культуры (1932)
Лаговский И. А. Спасение и культура (1932)
Вышеславцев Б. П. Культура сердца (1934)
Монахиня Мария (Скобцова). Испытание свободой (1937)
Федотов Г. П. Письма о русской культуре (1938)
Архиепископ Иоанн (Шаховской). Что такое культура? (1954)
Протоиерей Георгий Флоровский. Вера и культура (1955)
Ильин В. Н. Иночество как основа русской культуры (1958)
Вейдле В. В. Религия и культура (1965)
Евдокимов П. Н. Этапы духовной жизни (1964)
Протопресвитер Александр Шмеман. Можно ли верить, будучи цивилизованным? (1973)
Протоиерей Иоанн Мейендорф. Церковь, общество, культура в православном церковном предании (1975)
Архимандрит Софроний (Сахаров). Благодать смертной памяти (1985)
Митрополит Антоний Сурожский. Мы должны нести в мир веру (1989)
Митрополит Антоний Сурожский. Из беседы «У нас есть что сказать о человеке» (1989)
Струве Н. А. На подступах к третьему тысячелетию христианства (1995)



«Войдите!» для двух скрипок, челесты и струнных«”Войдите!” для двух скрипок, челесты и струнных» — важное сочинение для Владимира Мартынова, одного из самых значимых композиторов последних десятилетий. Творчество Мартынова хронологически разбивается на три периода. Первый: авангард и рок. Второй: отказ от композиторства, вхождение в «пространство Церкви», богослужебное пение. Третий: «новая простота», «сакральный минимализм», поиски «нового сакрального пространства». «Войдите!» — первое сочинение третьего периода, знаменующего возвращение Мартынова к музыкальному творчеству, но уже одухотворенному Церковью. Это не возврат к композиторству, но поиски «нового сакрального пространства».

Своему сочинению Мартынов предпосылает такие слова: «Один древний подвижник сказал своему ученику: «Постарайся войти во внутреннюю клеть твоего «я» и узришь клеть небесную. И первая, и вторая – одно. Одним входом входишь в обе. Лестница в Небесное Царство находится внутри тебя. Оно существует таинственно в душе твоей. Поднимаясь по этой лестнице, начинающейся в сердце, человек достигает того, что воспевается как прекрасное и красота, как любовь и как предмет любви. Это царство истинной красоты».

Но как трудно исполнить эти слова в наш век космических скоростей, дискотек и грандиозных шоу. Такой скучной и неинтересной может представиться нам красота, порою. Каким интересным и завлекательным кажется нам блеск внешнего мира. И все же, когда-нибудь мы должны превозмочь себя и преодолеть эту завесу из шума и блеска. Когда-нибудь мы должны постучаться в тайную дверь нашего сердца в надежде на то, что дверь эта откроется, ибо сказано: «Стучите, и отворят вам».



Восхваления и Плачи«Восхваления и Плачи» Джона Тавенера, еще одного представителя «сакрального минимализма» — «литургическая драма, оркестрованная для необычной комбинации мужских голосов, флейты, басового тромбона, струнного квинтета и группы ударных инструментов – литавр, византийского монастырского колокола, очень большой тибетской храмовой чаши, очень больших там-тамов, трубчатых колоколов и семантрона (большого деревянный резонатора, по которому ударяют молотом)».

«Это сочинение основывается как на иконах Страстной седмицы и Воскресения, так и на утренней службе Страстной субботы. В греческой православной церкви эта служба известна как Восхваление (Praises), в то время как в русской православной церкви она известна как Плач (Lamentations). Несмотря на то, что в подзаголовке этого сочинения Тавенер указал «литургическая драма», слушателю, возможно, будет более полезно воспринимать его как последовательность икон, которые, как Тавенер объясняет в партитуре, «связаны коридором музыки». Это произведение состоит из 13 частей, или икон, из которых каждая четвертая – The Descent from the Cross, Stasis, Thrinos, и Epitaphios — образуют структуру, которая повторяется три раза на протяжении всей драмы. В частях озаглавленных Descent from the Cross тело Христа осторожно снимают с креста. Thrinos (плачи) представляет икону «Плакальщицы у могилы Христа». В первом эпизоде Epitaphios Epitaphios (или «гроб») Христа переносится к камню миропомазания, где женщины совершают миропомазание его тела. Во втором эпизоде Epitaphios относят ко входу в захоронение, а в третьем, обозначенном Procession into Hades, он вносится в захоронение. Заключительная часть сочинения – Resurrection in Hades – описывает икону, показывающую, как Адам и Ева вытаскиваются из Гадеса воскресшим Христом, в то время как остальные певцы/мимы смотрят снизу вверх с протянутыми руками».

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle