Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Экономика Нового Завета

В прошлый раз мы совершили небольшой экскурс в Ветхий Завет, сейчас попробуем совершить экскурс в Новый Завет, а именно посмотрим, какое значение имеет в Новом Завете слово κοινωνία.

Слово «койнония» употребляется и в Евангелиях, и в Книге Деяний, и в Соборных Посланиях, и в Посланиях апостола Павла, и в Апокалипсисе. Употребляется не один и не два раза. На русский это слово в разных случаях переводится как общение, общее, приобщение, причастие, участие, товарищество, щедрость, братство и пр. На греческом все эти понятия — одно и то же слово κοινωνία. Но важен контекст употребления: койнония фигурирует на разных уровнях, при этом обозначая одну и ту же реальность, одну и ту же логику, нечто специфически христианское, некую важную черту христианской жизни. Выясним, что это за реальность.

Богословие койнонии

Троица. Цель христианской жизни — быть в общности (койнонии) с Богом, стать общниками Божественного естества. Но Бог христиан Сам койноничен: Бог-Общность, Бог-Любовь. Бог, как Его знают христиане, это три Ипостаси (Личности) в общности Божественной усии (природы). Усия — важный богословский термин — первично означал собственность, имущество. Божественная природа «обобществлена» Ипостасями Троицы. Единосущие, омоусия — термин, вокруг которого велись тринитарные споры древней Церкви, в результате которых был сформулирован Символ веры. Этот термин и означает «совместность владения», «обобществленность» усии, а не так, что у каждой Ипостаси своя особая, пусть одинаковая усия (как утверждали еретики своим подобосущием, омиусией). Быть общниками Бога-Общности означает сообща владеть усией. Троица изначально — совместное владение Трех Личностей, в это совместное владение приглашены все.

Дальше я каждый раз буду давать примеры употребления койнонии, используя Синодальный перевод, кроме случаев специально обговоренных; но каждый раз можно вместо «койнония» поставить «общность»; надо также иметь ввиду, что те или иные цитаты можно было бы поместить и в другие рубрики, рубрикация здесь условна.

Причастники (κοινωνοὶ) Божественного естества (2 Пет 1:4). Вы имели общение (κοινωνίαν) с нами: а наше общение (κοινωνία) — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом. Имеем общение (κοινωνίαν) с Богом. Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение (κοινωνίαν) друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха (1 Ин 1:3, 6–7). Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение (κοινωνία) Святаго Духа со всеми вами (2 Кор 13:13).

Христос. Как открывается путь к общности с Троицей? Через вочеловечивание Сына Божьего, Одного из Троицы. Общность с Богом-Общностью достигается через общность с Христом, с Его смертью и воскресением. Вторая Ипостась Троицы, находясь в единосущии-койнонии с другими Ипостасями, входит в единосущие-койнонию с человеческой природой. Мы приглашены к обратному жесту: войдя в единосущие-койнонию со Христом в Его человеческой природе, мы входим в единосущие-койнонию с Божественной природой.

Как вы участвуете (κοινωνεῖτε) в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете (1 Пет 4:13). Верен Бог, Которым вы призваны в общение (κοινωνίαν) Сына Его Иисуса Христа, Господа нашего (1 Кор 1:9). Познать Христа, и силу воскресения Его, и участие (κοινωνίαν) в страданиях Его, сообразуясь смерти Его (Флп 3:10). А как дети причастны (κεκοινώνηκεν) плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола (Евр 2:14). Я, Иоанн, брат ваш и соучастник (συγκοινωνòς) в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа (Откр 1:9).

Евхаристия. Но где и как конкретно люди могут войти в общность со Христом, то есть с Богом-Общностью? Физически, телесно мы в Евхаристии входим в общность со Христом, то есть с Троицей. Евхаристия есть таинство койнонии.

Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение (κοινωνία) Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение (κοινωνία) Тела Христова? (1 Кор 10:16).

Церковь. Но где происходит Евхаристия? В Церкви, в собрании верующих. Церковь есть Тело Христово, общность тех, кто приобщается Телу и Крови Христовым, через них входя в общность Троице. Церковь есть сообщество, социум, где происходит приобщение к Троице, Богу-«сообществу». Койнония есть жизнь Троицы, переданная Христом апостолам, а те передают ее Церкви. Койнония таким образом есть жизнь Церкви.

Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник (κοινωνός) в славе, которая должна открыться (1 Пет 5:1). Узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения (κοινωνίας), чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным (Гал 2:9). Если ты имеешь общение (κοινωνόν) со мною [если я тебе не чужой — в пер. А. С. Десницкого], то прими его, как меня (Фил 1:17).

Благовествование. Как появляется Церковь? С помощью выхода из мирских общностей в общность Троицы через благовествование, проповедь. Троица, коя есть перихореза (круговое движение) Отца, Сына и Духа, посылает Сына в мир, где Он через Свои смерть и воскресение, через Церковь, то есть Евхаристию, приобщает людей к перихорезе Троицы. Переход от мира сего к Троице происходит через благовествование смерти и воскресение Сына. Благовествование есть весть о койнонии.

Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником (συγκοινωνὸς) его (1 Кор 9:23). Всегда во всякой молитве моей за всех вас принося с радостью молитву мою, за ваше участие (κοινωνίᾳ) в благовествовании от первого дня даже доныне, будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа, как и должно мне помышлять о всех вас, потому что я имею вас в сердце в узах моих, при защищении и утверждении благовествования, вас всех, как соучастников (συγκοινωνούς) моих в благодати (Флп 1:4–7).

Практика койнонии

Смотрите, пока мы говорим тривиальные вещи: Троица-Христос-Евхаристия-Церковь-благовествование, всё это более-менее привычно для христиан, хотя даже и здесь часто христиане, помня на словах, забывают на деле о «социальности» Троицы, об общности Церкви, сводя свою жизнь к индивидуальным практикам, отвергая койнонию. Дальше — интереснее.

Негативный уровень. Христианам заповедано не быть в общности с силами зла. Люди суть общники тьмы, беззакония, бесовщины, злых дел, греха, Вавилона. Благовествование есть нечто, что выбивает их из мирской общности в общность иного рода. Мы в негативной общности первородного греха, зла, смерти. Тема двух градов — надо выйти из одного в другой: для этого Сын воплотился, пострадал и воскрес. Весть об этом есть переход их общности мира сего в общность Троицы.

И говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками (κοινωνοὶ) их в пролитии крови пророков (Мф 23:30). Участвует (κοινωνεῖ) в злых делах (2 Ин 1:11). Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники (κοινωνοὶ) ли жертвенника? Что же я говорю? То ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь? Нет, но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении (κοινωνοὺς) с бесами (1 Кор 10:18–20). Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение (κοινωνία) праведности с беззаконием? Что общего (κοινωνία) у света с тьмою? (2 Кор 6:14). Не участвуйте (συγκοινωνεῖτε) в бесплодных делах тьмы (Еф 5:11). Не делайся участником (κοινώνει) в чужих грехах (1 Тим 5:22). И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее [великой блудницы Вавилона], народ Мой, чтобы не участвовать (συγκοινωνήσητε) вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее (Откр 18:4).

Жизнь. Общность Троицы-Христа-Евхаристии-Церкви-благовествования предполагает общность жизни христиан, общность скорбей и славы. Койнония — слово для специфически христианской активности, это не абстракция, не пассивное состояние. Койнония есть активное, действенное участие в общности, со-участие, со-деятельность, со-жизнь, со-бытие.

Общность веры есть общность жизни: исповедуя веру, христиане становятся ее свидетелями-мучениками. Вера есть верность-стойкость в определенном образе жизни и определенном исповедании. Общность Троицы, передаваемая Христом людям, — определенный образ жизни-веры, конфликтующий с миром сим.

Христианская вера не набор идей, а деятельное участие (койнония) в жизни, страданиях и смерти Христа, дарующих вечную жизнь Троицы. Догматика — лишь выражение опыта этого участия (поэтому мы не выделяем веру в отдельную рубрику: койнонически понимаемая вера от жизни неотделима). Церковь есть братство-товарищество, претерпевающее, например, потерю имущества ради «имущества лучшего и непреходящего». И другой аспект общей жизни: во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни скифа, ни варвара, ни мужчины, ни женщины, ни раба, ни свободного. Во Христе аннигилируют религиозные, национальные, гендерные, классовые различия, аннигилируются мирские общности, разобщающие людей: в христианскую общность призваны все. Койнония есть реальность, уничтожающая все разделения.

И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, утешаемся для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете (κοινωνοί) как в страданиях наших, так и в утешении (2 Кор 1:7). Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами (κοινωνοὶ) Симону (Лк 5:10). Что касается до Тита, это — мой товарищ (κοινωνὸ) (2 Кор 8:23). [О христианах из язычников] если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником (συγκοινωνὸς) корня и сока маслины. (Рим 11:17). Дабы общение (κοινωνία) веры [общность в вере — в пер. А. С. Десницкого] твоей оказалось деятельным в познании всякого у вас добра во Христе Иисусе (Фил 1:6). Вспомните прежние дни ваши, когда вы, быв просвещены, выдержали великий подвиг страданий, то сами среди поношений и скорбей служа зрелищем для других, то принимая участие (κοινωνοὶ) в других, находившихся в таком же состоянии; ибо вы и моим узам сострадали и расхищение имения вашего приняли с радостью, зная, что есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее (Евр 10:33).

Деньги. Койнония, будучи понятием богословским, экклезиологическим, жизненным, крайне конкретно-практично: оно денежно. Общность жизни предполагает общность денег. Койнония схватывает определенное качество жизни: совместной, общей, жизни-братства, жизни-товарищества, опознаваемой, проявляемой в щедрости, в даре. Деньги — нечто кардинально разделяющее людей. В христианской койнонии, преодолевающей все разделения, сами деньги должны быть общими, не разделяющими, а соединяющими.

Павел пишет: если мы стали общниками в духовном (в христианстве, в таинствах, во Христе, в Троице), то должны стать общниками и в телесном: в Теле Христовом. И без какого-либо логического разрыва — в деньгах. И общая жизнь эта лучится радостью: общая жизнь есть радость и добродетель, в добродетельной радости своей через край переливающаяся щедростью.

Обратите внимание, что набор цитат с денежными коннотациями койнонии самый большой:

В нуждах святых принимайте участие (κοινωνοῦντες); ревнуйте о странноприимстве (Рим 12:13). А теперь я иду в Иерусалим, чтобы послужить святым, ибо Македония и Ахаия усердствуют некоторым подаянием для бедных между святыми в Иерусалиме. Усердствуют, да и должники они перед ними. Ибо если язычники сделались участниками (ἐκοινώνησαν) в их духовном, то должны и им послужить в телесном (Рим 15:25–27). [В пер. А. С. Десницкого] Сообщаем вам, братья, о благодати Божьей, которая была дана церквям в Македонии: они испытывают великую скорбь – но переполнены радостью, они в глубокой нищете – но изобилуют запасами щедрости. Свидетельствую, что они добровольно собрали дары, и не по своим силам, а сверх сил, и настойчиво просили нас их принять, – лишь бы им быть причастными (κοινωνίαν) к благодати и служению святому Божьему народу. Они не только дали то, на что мы надеялись, но сначала самих себя предали Богу и нам по воле Божьей. Потому мы и поручили Титу у вас завершить начатый таким образом сбор даров («сбор даров» — в оригинале — «благодать», имеется ввиду подаяние) (2 Кор 1–6). Ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Евангелию Христову и за искреннее общение (κοινωνίας) с ними и со всеми (щедро делитесь с ними и с остальными — в переводе Десницкого) (2 Кор 9:13). Наставляемый словом, делись (kοινωνείτω) всяким добром с наставляющим (Гал 6:6). Если есть какое утешение во Христе, если есть какая отрада любви, если есть какое общение (κοινωνία) Духа, если есть какое милосердие и сострадательность (Флп 2:1). Впрочем вы хорошо поступили, приняв участие (συγκοινωνήσαντές) в моей скорби. Вы знаете, Филиппийцы, что в начале благовествования, когда я вышел из Македонии, ни одна церковь не оказала мне участия (ἐκοινώνησεν) подаянием и принятием, кроме вас одних (Флп 4:14–15). Впрочем вы хорошо поступили, приняв участие (συγκοινωνήσαντές) в моей скорби. Вы знаете, Филиппийцы, что в начале благовествования, когда я вышел из Македонии, ни одна церковь не оказала мне участия (ἐκοινώνησεν) подаянием и принятием (в переводе Десницкого — в сборе и распределении средств), кроме вас одних (Флп 4:14–15). Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения; чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны (в переводе А. С. Десницкого — пусть щедро делятся с другими; willing to share — согласно New King James Version) (κοινωνικούς) (1 Тим 6:17–18). Не забывайте также благотворения и общительности (κοινωνίας), ибо таковые жертвы благоугодны Богу (Евр 13:16).

Собственность. Общая вера, общая жизнь, общие деньги: общая собственность. Книга Деяний так описывает жизнь первохристианской общины-общности: все же верующие были вместе и имели всё общее, никто ничего из имения своего не называл своим, не было между ними никого нуждающегося. Ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов. И каждому давалось, в чем кто имел нужду. Итак общность предельно конкретная — общность собственности, дарующая конец разделениям и нуждам. Общность столь же «духовная», сколь и «материальная».

К слову, Книга Деяний святых апостолов в оригинале называется просто «праксис»: практика, практика Бога, практика христианства. Койнония есть общность собственности. Усия, термин для обозначения Божественной природы, как мы уже сказали, первично обозначал собственность, имущество. Единосущие, омоусия Троицы есть общность владения. Что же сделала христианская община? Она обожила свою собственность, обобществила ее, то есть свою материальную, социальную жизнь устроила по образу Троицы.

Так наша цепь замкнулась: койнония есть имя для общности Божества, имя для общности людей и Бога, имя для христианской общности имущества. Характерно, что в некоторых местах «благодать» корректнее перевести как денежный дар: неразличимость общих денег и благодати, неразличимость общего имущества и Божества. Эту-то неразличимость и передает слово «койнония». Божественная жизнь, как она явлена в земной жизни, есть общность денег и имущества. Обожение есть принятие формы жизни Троицы: обобществленной, совместной жизни.

Любовь личностей, совместно владеющих всем, — это определение и христианского Бога, и христианской общины.

Они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении (в братском единстве — в переводе «Радостная весть») (κοινωνίᾳ) и преломлении хлеба и в молитвах. Был же страх на всякой душе; и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме. Все же верующие были вместе и имели всё общее (κοινά) (Деян 2:42–44).

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее (κοινά) (Деян 4:32).

Койнония сейчас

Таким образом, койнония — наиважнейший новозаветный термин, обозначающий особую специфическую реальность христианской общности. В сущности, это синоним любви, но с акцентом на социальном аспекте, коллективизме. Можно проиллюстрировать это, взяв латинские термины: commūnis — общий, commune — община, communio — причастие: коммунизм.

Эту специфическую реальность термин «койнония» улавливает на уровнях Троицы-Христа-Евхаристии-Церкви-благовестования-жизни-денег-собственности. Реальность койнонии пронизывает всю эту цепочку, койнония — имя для всех этих звеньев вместе. Жизнь Троицы койнонична (первое звено), жизнь людей должна быть койнонична (последнее звено), звенья между — путь от одного к другому. При выпадении хотя бы одного звена вся цепь рвется.

Что же мы можем сказать о койнонии сейчас? Мы, современные христиане, теоретически удерживаем койнонию на уровне богословия Троицы-Христа. Проблемы начинаются на уровне религиозных практик Евхаристии-Церкви-благовествования: здесь, хотя по видимости всё это в силе, на деле логику койнонии подменила логика индивидуализма. На уровне же обыденности жизни-денег-собственности койнонии нет, и ее даже не вспоминают, ее просто не знают. Это просто-напросто означает, что специфически христианская жизнь нам неизвестна, не дана нам.

Будем же помнить, что койнония, имея богословский, экклезиологический, жизненный смыслы, — в первую очередь экономический термин: общая жизнь, общие деньги, общая собственность, христианская экономика. Богословие, вера, которое не трогает вопросы денег и собственности, — это богословие и вера про безвоздушное пространство, не про жизнь, не про реальных людей. Мы начали с Троицы и кончили собственностью: теоретически это верно, но практически ведь наоборот.

Реальность койнонии, новой жизни во Христе — вот что практически было дано, а потом уже эта жизнь теоретизировалсь в богословии и распространилась благовествованием. Сначала был Христос и Его община, явленная в практике койнонии, а потом всё остальное. Всё остальное мы сохранили, а койнонию потеряли.

Не «духовность» — ответ на все вопросы. Койнония, обнимающая реальность от Троицы до собственности, — вот ответ. Совокупность религиозных практик (пост, молитва, милостыня, таинства и пр.) не висит в воздухе, она есть функция от общности Бога и общности христиан: без общности это ничто. «Духовное понимание» это непонимание, нежелание понимать, понимать «духовно» это понимать как «не на самом деле», «не всерьез». Евхаристия не индивидуальна, это не средство индивидуального спасения, это совместная трапеза, физическое, в плоти и крови, явление общей жизни, которая без этой общей жизни, без экономического измерения — в осуждение.

Христианская община, специфически христианская экономика, христианская практика — метатеория христианства. Догматика есть выражение христианского опыта: жизни со Христом, куда призваны все, жизни в первохристианской и монашеской общине, где все обобществленно-обожено, койнонизированно. Но именно первохристианские общины и монахи создали Новый Завет и христианскую теологию. Новый Завет и православная догматика есть теоретическое выражение живой жизни в койнонии, жизни в общности имущества.

«Живая жизнь» из Церкви ушла, есть теория и религиозные практики, не более. Поэтому думать над тем, как возможна койнония сейчас, в XXI веке, — это ответ на все мыслимые вопросы, мучающие сейчас христиан. И не их одних, ибо христианство — ответ на все вопросы.

Возродив христианскую жизнь, мы обретем ту почву, которая даст нам всё нужное, без нее же — ничего не будет.



Мы как раз недавно писали про самую впечатляющую попытку воплощения общей жизни — о монашестве в рецензии на книгу Агамбена «Высочайшая бедность».

О Новом Завете и о других темах нашего текста мы писали в статьях:

Смотрите раздел толкований на Новый Завет: множество книг, статей, лекций, курсов лекции.

Неразличимости денег и благодати посвящена книга Леона Блуа «Кровь бедняка». Деньги — кровь бедняков, кровь, которую пьют богатые, убивая — даже не замечая — бедняков.. Но Бедняк по преимуществу — Иисус, и Его Кровь, кровь его младших братьев и сестер (бедных) кощунственно пожирают буржуа: антиевхаристия, сатанинский шабаш капитализма. Книга Блуа — попытка теологии денег.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!