Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Финал «Игры престолов»: долой религию, долой революцию!

Всякий культурный продукт имеет политическое измерение, а всякая политика на пределе упирается в религию. Докажем это правило на примере «Игры престолов».

Вот и закончилась «Игра престолов» (простите за хайповую тему). В мире сериала было несколько движений, которые с большим или меньшим успехом можно назвать религиозно-освободительными. И все они морально и физически слиты сценаристами сериала.

Братство без Знамён, этакие робингуды и монахитуки, кто-то вроде зороастрийцев. Их морально слили, когда они сдали Джендри Красной жрице, а физически слили в войне с Королем Ночи.

Была коммуна условных «толстовцев», где недолгое время скрывался Пёс. Борьбой они никакой не занимались, а поэтому сливать их морально нет нужды («не опасны»). Их просто перерезали.

Мои любимцы — воробьи. Движение нищенствующих монахов, скорее даже кого-то вроде спиритуалов, братьев апостольской жизни, такое типичное социальное религиозное движение, которых было много в Средние века. Они в момент политического кризиса активно стали влиять на власть в столице Семи Королевств. Их слили морально следующим образом: они давили на власть с помощью сексуальной морали, а именно боролись с гомосексуальностью брата младшей королевы и распущенностью королевы старшей, — а нашим современникам такое не нравится, да и вообще они клерикалы. Физически их слили во взрыве септы Бейлора.

Ну и, конечно, — Дейенерис, Разрушительница Оков, поднявшая революцию рабов, желавшая «сломать колесо» угнетения. Мессианская (как оказалось — псевдомессианская) фигура. Понятно, что её с самого начала готовили на роль Сталина «Игры престолов», но финальная серия все же слишком пропагандистская. Тут все штампы либерального сознания: «хотите революции? — получайте репрессии и моря крови!», «да, конечно, общество несовершенно, но с революцией будет ещё хуже», «мечты о лучшем мире ведут только и исключительно к крови». Финальная серия прямо проговаривает: Серсея и пр. владыки были лучше революционерки Дейенерис. Дейенерис прекрасна, как прекрасны революционные мечты, но, чу! — будьте благоразумны, лучше терпеть привычного тирана, тирания революционная во сто крат хуже. Сериал мог показать трагедию революции, но он показал не её, а безумие, вред, ненужность революции. Что согласитесь не одно и тоже.

Убивает Дейенерис другая псевдомессианская фигура и фигура при том христоподобная — умерший и воскресший Джон Сноу и на этом его роль в в общем-то и заканчивается. «Христос» сериала не спасает мир от нашествия Белых Ходоков, не останавливает разрушения столицы, вообще он ничего полезного не делает кроме убийства Дейенерис. То есть «Христос» сериала нужен только для остановки революции.

С Серсеей и Дейенерис вообще смешно. Нашлись те, кто обвиняли сериал в потакании феминизму и пр. (моя любимая сцена: на королевском совете Дейенерис большинство женщин, среди них — двое мужчин — кастрат и карлик). Феминизма здесь нет никакого: во время кризиса и социального разрушения к власти приходят женщины, обе — тираны. А вот до кризиса и после него, в «нормальное» время — правят мужчины (хотя на Севере и Железных Островах таки женщины сели на престолы, но Вестерос таки в руках мужчины). Сюжет с женщинами-правительницами на деле оказывается антифеменистичным, главные злодеи сериала — злодейки Серсея и Дейенерис (на всякий случай скажу, что любые параллели с реальным Средневековьем бессмысленны, особенно в последнем сезоне: мы исследуем идеологический месседж современного культурного продукта). Более того, Дейенерис — это типичный мужской фантазм, истеричка, опасная и неуправляемая, которую мужчинам надо остановить: торжество патриархата! Сериал не имеет «освободительного» заряда даже на уровне либеральной политкорректности. Революция опасна, женщины опасны, религия никуда не годна, пусть правят умные, умные в смысле — неверующие ни во что, «знающие», что ничего изменить нельзя, мужчины.

А какой мужчина выигрывает в «Игре престолов»! Финальная серия прямо противопоставляет Дейенерис с ее «будущим» (утопия, лучший мир) и Брана с его «прошлым» (он в силу какой-то там магии помнит прошлое Вестероса). Она одержима утопией, она — уничтожает в революционном безумии столицу, ее приходится убить. Бран — фигура если не религиозная, то «мистическая» уж точно — «память мира», он знает прошлое, он революционных безумств творить не будет, его делают новым королём. Политическое послание сериала: не мечтайте о лучшем мире, будет хуже, доверьтесь «опыту» (то есть — подчинению, традициям и пр.: будьте послушны!).

«Не рыпайся, хуже будет» — вот мораль сериала. Ох уж этот «опыт»! Что помнит Бран? Как всех убивали, насиловали, завоевывали веками напролет? Чем этот опыт пригодится? Чем плохо будущее Дейенерис? Да ничем, она сама плоха, ибо слетела с катушек и на ровном месте сожгла город. Заметим, однако, что в истории так не бывает: ни Кромвель, ни якобинцы, ни большевики, ни янки в Гражданской войне, не Мао не убивали «просто так». Всему есть рациональное объяснение (что не означает «моральное оправдание»). Но сериал рассчитан на среднее не особо взыскательное сознание: вот революционеры всех убивают. Революция = убийство.

Но надо все-таки кинуть кость либеральному сознанию. Не только негативную («революция — это очень плохо»), но и позитивненькую: государственное устройство в Вестеросе меняется с наследственной монархии на выборную. Типа «путь реформ, а не революций». Реформ, которые разумеется вряд ли к чему-то приведут, коли система никак не изменилась (лорды все на своих местах) и «игра» стало быть продолжится: насилие продолжится, но не будучи «революционным», оно не пугает: в сущности «Игра Престолов» вообще ничем не закончилась, все вернулось на круги своя, и почему это надо воспринимать как хэппи-энд не ясно (Сэм Тарли мило предлагает ввести демократию, над ним смеются: и поделом, ибо демократия «реформами» и «доброй волей» не вводится; либералы как-то забывают, что либерализм, «права человека» и пр. вошли в жизнь кровью и «безумием» Английской, Французской и пр. революций: но сериал-то снимается сейчас и его посыл ясен: сейчас революции не надо).

И все это сопряжено с презрением к народу. Когда народ желает что-то сделать сам, он проигрывает, как движения Манса Налетчика, воробьев или коммуна Пса. Если народу делают благо, то какие-то добрые владыки вроде Дейенерис или Джона Сноу, а не он сам. Народ предстает как пассивная масса: ее или бросают на смерть, или она голодает. Единственная ее активность — бунт бессмысленный и беспощадный. Народная политика невозможна! — вот еще одна максима «Игры Престолов».

Любой культурный продукт имеет политическое измерение. Финальная серия «Игры престолов» — агитка против революции. Доверяйте своим хозяевам, не пытайтесь ничего изменить.

Можно представить, что «Игра престолов» — исторический фильм и какой-нибудь вестеросский BadComedian ее бы разоблачил: нашел бы там море клюквы, передергиваний и пр. Восстановил бы доброе имя нашей белокурой Вождицы.

Что во всём этом абсолютно типично и что вместе с тем редко понимают: неприятие революционной политики сопряжено с неприятием религии.

В «Игре престолов» есть фанатики, сжигающие маленьких девочек (Красная жрица), есть коррумпированные, развращенные клерикалы (верховный септон до воробьев) и пр. Ибо верить в Бога и верить в лучший мир — это, как ни крути, — вера, то есть нечто такое, что либеральному, мещанскому сознанию абсолютно чуждо. Другой мир невозможен: ни как утопия, ни как «мир иной»; справедливости нет и не будет.



Читайте о революционной политике в Библии

Лекция М. Штейнман «Добро и зло в «Игре престолов»

Лекция Я. Солдаткиной «Джоново царство»: христианские ценности в мире «Игры престолов»

Научно-популярная конференция по вселенной «Игры престолов»: «Зима близко»


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!