К столетию протопресвитера Александра Шмемана

Владимир Шалларь

Редактор медиатеки «Предание.Ру»

13 сентября мы отмечаем столетие со дня рождения протопресвитера Александра Шмемана — классика православного богословия XX века. Он, конечно, совершенно удивительный автор: ясный, чистый стиль; здравый смысл, какая-то светлая разумность при глубине богословских созерцаний и теплоте веры; высокий уровень, но притом читать тексты Шмемана можно и без особого богословского и исторического образования.

Как бы в немногих словах схватить главное в его творчестве? Может быть, так: он, как, может быть, никто более открыл красоту и осмысленность православного богослужения. Богослужение есть сама явленная, «материальная» церковность, и вот отец Александр изъясняет нам его историю, его смысл и — наверное, это главное — сам своими текстами являет любовь к богослужению, к церковности; или, точнее: являет ту Любовь, каковая составляет суть церковности. И поэтому подлинный ответ на секуляризацию, на расхристианивание мира и обмирщение христианства, согласно отцу Александру, может быть дан только изнутри литургической жизни Церкви. В Таинствах Церкви — ответы на все наши вопросы, потому что в них — сама наша Жизнь, Христос и Дух.

Отец Александр — как богослов, как пастырь — был в лучшем смысле этого слова консерватором: он был «просто» православным христианином, без «модернизма». Он просто любил и углублялся в церковность, в богослужение — такие, какие они есть; из них самих извлекал их смысл, не привнося ничего постороннего. Тем паче ценно, что он умел рассказать об это смысле современным людям, не впадая ни в обскурантизм, ни в модернизм; он умел показать вечную актуальность Православия, его всегдашнюю «современность». И именно с этой позиции он мог позволить себе и критику тех или иных сторон церковной жизни. Он любил и знал Православие, и именно потому не романтизировал его, но и не впадал в критиканство. С Православием как таковым все «хорошо», в нем «все уже есть» — и вот из этого «все уже есть» и надо критиковать современную церковную жизнь. И вот что тут необходимо схватить: всякая настоящая подлинная критика негативных сторон жизни Церкви может вестись изнутри подлинной стихии церковности, а именно — что так чудесно показал отец Александр — изнутри радости, изнутри торжествующего сознания Христовой победы над смертью и грехом, из радости веры в Воскресение Христово, из радостной надежды о воскресении мертвых и жизни будущего века — радости о той реальности, которая уже здесь-и-сейчас дана в богослужении Церкви.

Давайте оглянем его труды.



«Дневники» (текст и аудио) — может быть, самое ценное в наследии отца Александра. Здесь несколько уровней, и первый: «Дневники» просто интересны. Жизнь русского православного священника в США в1973–1983 гг., разные перипетии (церковные, академические, повседневные и пр.) этой жизни; жизнь православных в США, «православный» взгляд на события (политические, культурные) американской жизни, вообще взгляд на саму американскую жизнь. Но и шире: православный взгляд на современный мир вообще.

Другой уровень: необыкновенная поэтичность (в хорошем смысле, тихая, ясная, без стилизаций, надрывов, позы, манерности), какой-то свет проницает шмемановские «Дневники». Хочется описать этот эффект например так: глас хлада тонка, тихое веяние Духа.

Отметим еще и следующее (вообще книга большая, и в ней много всего): нечто, что можно было бы назвать «православным антиклерикализмом». Пастырь, богослов, преподаватель духовных учебных заведений, церковный «функционер» прекрасно знал эмпирическую жизнь Православной Церкви, и эта жизнь часто взывает у него просто-напросто раздражение, но раздражение, идущее от подлинной любви к Церкви, критика Церкви из глубины Церкви. В этом смысле эту книгу можно советовать неофитам: ибо она являет подлинную любовь к Православию, являет лучшее в нем, но при этом показывает и все плохое, что случается в эмпирической церковности. Эта книга (помимо прочего) учит тому, чего так часто не хватает современным православным: любя Церковь видеть в ней и уметь корректно артикулировать негативные стороны ее жизни.



Как мы сказали, главное в творчестве отца Александра — православное богослужение. «Водой и Духом» — книга о Таинстве Крещения, то есть о вхождении в Церковь.

Одновременно доступная в изложении, научно выверенная и богословски глубокая. Книга «Водой и Духом» вобрала в себя прекрасный исторический анализ формирования чинопоследования Крещения, великолепное его толкование, попадающую в цель критику современной крещальной практики — но не это главное. Крещение — точка, в которой человек приобщается ко Христу, возрождается в новую жизнь, и прот. Александр Шмеман, как мало кто из богословов, сумел вдохновенно описать это. Поэтому главным образом «Водой и Духом» — описание христианства как такового, руководство к действию, призыв облачиться во Христа, жить в Духе.



Крещение вводит в Церковь, а ее сердцевина — Евхаристия. Книгу «Евхаристия. Таинство Царства» (текст и аудио) можно назвать главной, итоговой книгой отца Александра Шмемана. Главным задачей богословия Шмемана было выявить единство богослужения, вероучения и жизни Церкви. Отталкиваясь от литургической жизни Церкви, отец Александр Шмеман выявляет самую суть христианства. Что может лучше подойти для этой задачи, как не сам центр, основа Церкви — Евхаристия? Как трудно писалась эта книга, можно проследить по дневникам Шмемана. В итоге долгих, трудных размышлений появилась эта книга — одно из лучших толкований Евхаристии, и больше — цельное, охватывающее основные реальности христианства богословие. По сути, «Евхаристия» — это ряд очерков, рассматривающих Литургию как таинство Собрания, Царства, Входа, Слова, Верных, Приношения, Единства, Возношения, Благодарения, Воспоминания, Святого Духа (интересно, что эти аспекты — как бы «первопонятия христианской философии», основные реальности Церкви). «Евхаристия» писалась не в пустоте. Опыт христианства в XX веке: с одной стороны, опыт диаспоры и гонений, аналогичный опыту первохристианства, с другой стороны — крах тысячелетнего христианского мира, вызывавший хаос как внутри христианства, так и во всей культуре — так или иначе нашел отображение в «Евхаристии» Шмемана. 



«Святая святым. Некоторые замечания о причащении Святых Тайн» (текст и аудио) — небольшая книжка, где можно найти такие слова: «только в Таинстве Присутствия Христа и нашего единства с Ним и в Нем, мы можем обрести утвердительные, а не отрицательные принципы, которых так явно не хватает сегодня нашей Церкви. Только они дают возможность изменения и обновления мiрянского сознания, давно уже оторванного от истоков и опыта Церкви. И если этот вопрос приобрел сейчас такую остроту, то только потому, что все больше и больше людей, сознательно или бессознательно, ищут такого обновления, ищут той единственной основы, которая помогла бы Церкви и приходу заново обрести их духовную глубину и остановила бы их стремительное обмiрщение».

«За жизнь мира» (текст и аудио) — и еще одна небольшая книжка, где показано «подлинное отношение Православия к миру и самое трудное для западного христианина — укорененность этого отношения в православном богослужении, в литургическом предании».



«Литургия смерти и современная культура» (текст и аудио) — небольшая книжка прот. Александра Шмемана (запись четырех лекций) о, вероятно, главном в христианстве — победе над смертью. «Что это значит для нас — тех, кто ведь все равно умрет?» — главный вопрос отца Александра. Но не единственный.

Отец Александр Шмеман высказывает в «Литургии смерти» чрезвычайно важные мысли о взаимосвязи христианства и секуляризма (важна вторая часть названия книги Шмемана — «современная культура»). «Потребитель есть только в христианстве» — одна из них, точная, острая, к сожалению, не развернутая. Секуляризм — продукт христианского мира. Секулярное отношение к смерти — «мы не будем ее замечать; она не имеет смысла». Как мир, воспитанный на «Христос воскресе из мертвых», мог прийти к такому пониманию? Христианство, религия воскресения мертвых и чаяния будущего века, на определенном этапе «забыло» эсхатологическое измерение. «Победа над смертью», упование на Царство «выпало» из реальной жизни.

Как и в большинстве своих книг, отец Александр основывается в основном на литургическом материале, в данном случае на богатой богослужебной традиции, созданной Церковью вокруг темы смерти.

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав» — не это ли главное в христианстве? «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века» — не эта ли надежда ведет Церковь к Царству? Поэтому, конечно, любое размышление о сущности христианства приведет нас к вопросу о смерти. Богослужебная традиция Церкви вокруг темы смерти (а богослужение — это ведь и есть «субстанция» церковности) — центральная тема этой книги отца Александра.

Первый его тезис: в современности смерть «забыта», ее как бы нет; она бессмысленна — и о ней не говорят. Если в Средневековье люди хоронили своих предков рядом с домом, строили города вокруг кладбищ, то сейчас смерть «выносят» в специально отведенные места: больницу, хоспис, крематорий, загородное кладбище. Как так получилось, что современный западный мир, возникший на христианской почве, мог стать настолько секулярным и прийти к такой практике взаимодействия со смертью? Отец Александр в «Литургии смерти и современной культуре» дает много ценных и острых замечаний по этому поводу, например: «потребитель есть только в христианстве» — тот самый пресловутый потребитель пресловутого потребительского общества, один из главных жупелов нашего общественного сознания — действительно, почему же потребитель этот имеет место в нашей и только в нашей культуре, культуре как ни крути, христианской — /анти/пост/христианской, если угодно?

Забвение христианством своего эсхатологического измерения (чаяния жизни будущего века) — вот причина секуляризма, считает отец Александр Шмеман.



Еще одна книга в этому ряду — «Великий пост» (текст и аудио). В своей сердцевине Церковь остается такой же, какой была создана в Пятидесятницу. Но искажения, ошибки или прямо предательства неизбежны. Пост, милостыню и молитву называют основами духовной жизни. Из них пост подвергся наибольшей деформации в понимании верующих. Великий пост — время диеты? тягостных, ненужных ограничений? Или все-таки Великий пост — обращение ко Христу, школа покаяния, которое, по прп. Иоанну Лествичнику, — «дочь надежды и отвержение отчаяния»? Это исходное понимание Великого поста как школы покаяния, духовной весны, пути к Пасхе восстанавливает Шмеман в книге «Великий пост».



Перейдем к сборникам статей, бесед и проповедей отца Александра.
«Церковь. Мир. Миссия. Мысли о Православии на Западе» — сборник работ прот. Александра Шмемана, посвященных истории, богословию, литургии, каноническому строю, экуменическому движению, миссионерству. Отец Александр здесь, в частности, пишет: «основной смысл теперешнего кризиса заключается в том, что мир, где суждено жить Православной Церкви сегодня — будь то Восток или Запад — не является ныне ни ее родным, ни даже “нейтральным” по отношению к ней миром — более того, он стал миром, оспаривающим само ее существо и жизненные основы, — миром, вольно или невольно сводящим ее к тем ценностям, тем жизненным “философиям” и мировоззрениям, которые глубоко отличны, если не прямо противоположны ее видению и опыту Бога, человека и жизни».



«Собрание статей 1947–1983» — собрание статей прот. Александра Шмемана. Статьи собраны по рубрикам: «Церковь в мире», «Богословие и богослужение», «Церковь и церковное устройство», «Православная Церковь в Америке», «Византия», «Россия», «VARIA», «Статьи о Солженицыне».



«Вера и Церковь» — сборник произведений прот. Александра Шмемана. Книга разбита на следующие разделы: «Беседы»; «Я верю в Бога…»; «Новая «религиозная война»; «Враги одухотворения»; «Псевдонаучность»; «Литургия и жизнь. Христианское образование через литургический опыт»; «Православное богослужение»; «Освящение времени»; «Освящение жизни»; «Церковь в мире»; «Богословие и богослужение»; «Россия» и пр.



«Воскресные беседы» — собрание бесед прот. Александра Шмемана: о вере, об Откровении, Символ веры, церковный год, почитание Божией Матери: «если чем-нибудь, на глубине, а не только на поверхности, отличен наш XX век от предшествующих, то, конечно, прежде всего — предельным заострением двух противоположных, противостоящих одно другому восприятий человеческой жизни и самого человека. Для одного из них человек потому и человек, что есть в нем духовная жажда, искание, высшая тревога. Для другого — только убив ее, начинает человек свою человеческую судьбу. Все остальное в той борьбе, что ведется в современном мире, в конце концов, второстепенно. Ибо только из этого глубинного, первичного вопроса вытекает все остальное: политика, экономика, культура, все то, о чем так страстно спорят и во имя чего борются друг с другом люди.

И потому — хотят этого люди или не хотят, сознают они это или нет, но в сердце, в самом центре современности стоит вопрос религиозный. Ибо религия, по самой сущности своей, и есть явление и присутствие в мире именно духовной жажды. Как запах дыма свидетельствует о том, что где-то горит огонь, даже если мы и не видим его, так и наличие в мире религии, каковы бы ни были ее формы, есть несомненное свидетельство, что не перестает в человеке жить духовная жажда, духовное искание…»



«Проповеди и беседы» — еще одно собрание проповедей и бесед прот. Александра Шмемана. Книга разделена на пять тематических отделов: о молитве Господней, праздниках, человеке, литературе и России.



«Выступления на радио “Свобода”» — а тут можно услышать голос самого отца Александра.



«Введение в богословие» — курс лекций по догматическому богословию, читанный о. Александром в Свято-Сергиевском институте в 1949/50 гг. Во «Введении в богословие» о. Александр просто и ясно рассказывает о сущности богословия, его истории, отношении к науке и познанию. Как и все книги Шмемана, «Введение в богословие» проникнуто желанием вернуть Церковь к ее собственным, подлинным основам. В данном случае Шмеман вернуть богословию его подлинный статус выявления церковного опыта, а не абстрактных размышлений академических теологов.



«Введение в литургическое богословие» — книга, с которой отец Александр Шмеман начал свое богословие, главным стремлением которого было выявить (или вернуть, возродить) единство вероучения, благочестия и богослужения. Богослужение — это то, где Церковь себя непосредственно являет, сама реальность Церкви, Богообщение.

Поэтому так опасны искажения литургической жизни Церкви, его неправильного понимания: «символическое» толкования, «благочестивые» обычаи и т. д. и т. д. Литургический опыт Церкви замутнен с двух сторон: мифотворческой фантазией «народа», языческой в своей сути и абстрактными схемами «богословов», убивающих Тайну. Задачу литургического богословия Шмеман определяет так: «если богословие есть действительно раскрытие опыта Церкви в богоприличных, то есть этому опыту соответствующих словах и понятиях, если, далее, опыт Церкви дан, сообщен нам, живет в нас, прежде всего, в тайне литургической жизни ее, то богословие должно, по необходимости стоять на страже и этого опыта, в меру своих сил и возможностей охранять его от засорения, искажения и извращения…»

Это самая «научная» книга Шмемана, как бы теоретический фундамент его богословия. «Введение в литургическое богословие» было представлено в качестве диссертации на степень доктора богословских наук в Православном богословском институте в Париже (оппонентами были прот. Николай Афанасьев и прот. Иоанн Мейендорф).



«Исторический пути Православия» (текст и аудио) — не сборник имен и фактов, а попытка осмыслить путь, который прошла Православная Церковь в истории, обратить внимание на важное и честно сказать об ошибках. Эта книга — одновременно и отличное введение в историю Православной Церкви, такой «популярный» курс и книга, серьезно и честно осмысляющая исторические судьбы православия.

Отец Александр Шмеман писал о характере своего «Исторического пути православия»: «Эта книга не история Православной Церкви, еще менее — научное исследование. Писать общую историю на четырехстах страницах значило бы свести ее к одному перечню имен и дат. Читатель найдет здесь как бы комментарий к такой истории со ссылками на главные события, попытку в прошлом различить главное от второстепенного, отметить — хотя бы в основном — вехи длинного исторического пути Православной Церкви. Я не скрываю своей оценки событий, но не считаю ее, конечно, ни сколько-нибудь окончательной, ни исчерпывающей. Мне думается, что раздумье над прошлым, оценка его по совести, безбоязненное приятие исторической правды сейчас особенно необходимы всем тем, для кого Церковь стоит в центре всех стремлений, всех надежд. Свою собственную оценку я понимаю, скорее как вопрос, чем как ответ или «суд».

В основе этого «обобщения» лежит курс по истории Восточной Церкви, который я читал с 1945 по 1951 г. в Православном богословском институте в Париже, а последние два года — в Свято-Владимирской духовной академии в Нью-Йорке».



«За жизнь мира» — небольшой документальный фильм об отце Александре Шмемане. Рассказ о его жизни, служении, богословии. Самое ценное здесь, пожалуй, — сам отец Александр, его слова.



«Моя жизнь с отцом Александром» — воспоминания супруги отца Александра Шмемана. Иулиания Сергеевна Шмеман описывает жизнь отца Александра с самого его рождения, но, конечно, самые интересные страницы посвящены тому, чему она сама была свидетельницей. Голодная, но счастливая юность в оккупированном немцами Париже, Свято-Сергиевский институт, переезд в Америку, строительство православной церкви в Америке… «Эти воспоминания — мой способ благодарения за то счастье, что я разделила с Александром, и я повторяю вместе с ним: “Господи, хорошо нам здесь быть!”» — заканчивает свои удивительные мемуары Иулиания Сергеевна Шмеман.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle