Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Как я похудел на 40 килограммов

Лишний вес появился у меня внезапно. Нет, набирал я свои килограммы в течение нескольких лет, но толстым стал все равно как-то неожиданно. Друзья вдруг начали вежливо дарить абонементы в спортзал (наверное, из-за усилившейся одышки ни до одного из них я так и не смог дойти), одежда стала мала, а отражение в зеркалах, даже тех, которые немного стройнят, перестало приносить эстетическое наслаждение. Встав на весы, я увидел заветные 106 кг при росте 181 см и с удивлением осознал, что мой храм духа стремительно превращается в собор, и похоже, что в кафедральный.

В этой заметке я расскажу, как же мне удалось похудеть на 40 кг, поддерживать вес на протяжении нескольких лет, сохранив при этом мышцы и здоровье, и как изменилось мое отношение к телу в целом.

Я не знал, почему поправился. Ел, как все, и примерно то же самое, что остальные. У меня не было никаких психологических проблем с едой. Я соблюдал посты по мере сил плюс умудрялся даже ходить в многодневные горные походы и перестал это делать только с того момента, как у меня начали ужасно болеть колени из-за возросшей нагрузки на суставы.

Не могу доверять себе

Именно в этот день я понял, что не могу доверять самому себе. Если мое собственное чувство голода обманывало меня на протяжении нескольких лет, то чему вообще в этом теле можно доверять?! Что если, когда я хочу есть, мне на самом деле не нужно есть? Почему я сам довел себя до такого состояния, которое опасно для моего здоровья, стал некрасивым и вялым? Почему инстинкт не ведет нас к гармоничному существованию, а выходит из-под контроля? Этот неприятный разлад с собственным телом я решил исправить всеми силами, какие были в моем распоряжении.

Зигмунд Фрейд совершенно верно, на мой взгляд, понимал опасность инстинктов как таковых через свое знаменитое понятие «инстинкт к смерти». Суть явления заключается в том, что любой инстинкт в своем конечном итоге стремится к покою удовлетворенности. Полностью удовлетворив (гипотетически) все инстинктивные желания, мы приобретаем покой, в конечном счете символизирующий полную остановку и смерть. В этом парадокс инстинктов и человека в целом, с точки зрения Фрейда. Влечение к смерти через конечную точку удовлетворения инстинктов.

Можно сказать, что наше тело нацелено инстинктами не к гармонии или удовлетворению базовых потребностей как самоценности, а к покою. Хоть и идет к этому через попытку удовлетворения желаний.

Наша цель — покой, после того как желудок насытится.

Сейчас любят говорить, что лени не существует, а существуют нелюбимые занятия. Надо просто найти любимое, и не будешь лениться. Мне кажется, что это преувеличение. Лень — инстинкт влечения к покою. Танатос Фрейда.

Вы уже, наверное, поняли, что я клоню к тревоге и стрессу. Тревога, стресс, растерянность пытаются разрешиться покоем. В поисках покоя мы можем идти через парадоксальное посредничество инстинктивных желаний. Мы падаем в базовые переживания, которые помогают нам через их удовлетворение ощутить долгожданный покой.

Какие это могут быть переживания? Испуг при просмотре фильма ужасов, хороший обед, секс, удивление крутому сюжету в фильме или какое-нибудь стадное поведение (массовые спортивные мероприятия, например), различные проявления агрессии — все это занятия, связанные с инстинктивными устремлениями, и их цель (одна из целей) — ощутить покой после удовлетворения желания. Это смысл и механизм действия досуга.

По всей видимости, когда я сильно набрал вес, я чуть больше находился в стрессе, чем мне того требовалось. Мне нужен был покой, и я находил его через удовлетворение инстинктивной склонности. В моем случае — в склонности поесть. Признать свою лень, обеспечить ее реализацию как тягу к покою было очень важно для меня и всего процесса моего похудения в целом. Это некоторый базис, без этого осознания стресс и тревога могут затянуть и в совершенно иную степь. Вы можете не переедать, но станете чрезмерно реализовывать какое-то другое инстинктивное побуждение.

Однако для похудения этого мало. Нужно сверхусилие, чтобы пустить процесс вспять. Вы не похудеете, если не будете что-то делать, что заставит организм сжигать жир. И если с психологической точки зрения мне удалось, кажется, попасть в точку и сразу принять правильный настрой, остановив тем самым набор веса, то с точки зрения обратного процесса — сжигания жира — мой путь состоял из проб и ошибок.

Идеальное тело

Почти все, хотя бы в минимальной степени, вынуждены планировать свою карьеру, обучение, семейную жизнь, бюджет или даже личностный рост. Формирование тела же не планирует практически никто, если не брать в расчет спортсменов, моделей и любителей инстаграма.

Обыватель отдает свое тело социальным и интуитивным стихиям, которые и творят тело обывателя.

Я же больше не хотел попадаться на удочку «самотека», цель для меня должна была стать осознанной и конкретной.

Я задался вопросом — до какой степени я хочу похудеть? Этот вопрос очень явно продемонстрировал мне, что я не знаю собственного телесного идеала. У меня не было картинки собственного тела, которая маячила бы в конце пути, и ничто в моем христианском, философском или психологическом самообразовании не могло мне с этим помочь.

Христианство предлагало мне несколько абстрагироваться от тела и переключиться на что-то более важное — какое-нибудь интеллектуальное или духовное делание. Похоже, что христианским проповедникам было гораздо важнее полемизировать с теми, кто обходился с телом очень пренебрежительно, нежели чем с теми, кто хотел направить свое тело на путь конкретного идеала. Физического идеала человека в христианстве не существует. Тело должно не мешать, и о нем стоит заботиться, но ровно до той степени, чтобы оно не отвлекало от интеллектуальных и духовных сфер.

Философия о теле говорит в таком ключе, в котором говорит и об «абсолютном духе», «дазайне» или о «гиперреальности». Т. е. как о какой-то мало кому понятной абстракции, а малопонятного абстрактного тела я не хотел.

Психология явно занималась вопросом более плотно. Но и там не нашлось ничего, что бы мне подошло. Я наотрез отказываюсь верить в психосоматику (кроме случаев заболеваний, подстегиваемых стрессом), у меня до сих пор не найдено никаких «зажимов» в теле, и я подозреваю, что их не существует в природе. Я прекрасно понимал свой образ тела, и он был адекватным.

Все это совершенно ничего не говорило о том, куда направляться. Христианство предлагало отвлечься на более важное, философия — отвлечься совсем, а психология — принять все как есть, и посмотреть, что будет.

Помогло только увлечение Античностью. Видимо, когда необходим идеал, в первую очередь нужно обращаться к литературе или искусству, а не к всецело интеллектуальным течениям культуры.

Я захотел не просто похудеть, а сделать тело красивым, функциональным и здоровым.

Это было тем, что привлекало меня, а образы Античности и Возрождения стали теми идеалами, которые зовут к себе.

Стоит учитывать, что каждый идеал имеет две стороны. Привлекающую и осуждающую. Каждый идеал может начать судить нас в нашем несовершенстве.

В Интернете миллиард красивых фотографий поджарых бегунов. Насмотревшись на них, я решил, что мне нужно начать бегать. Я бегал, тщательно измеряя пульсовые зоны, подсчитывая израсходованные калории, купил модные кроссовки, установил правильное приложение. Когда у меня после пары месяцев бега заболели колени, я с удивлением обнаружил, что с лишним весом бегать нельзя. Даже в модных кроссовках с правильным приложением. Но я научился бегать «с постановкой на носок», и боли прекратились. Это оказалось прекрасным методом бега для такого тяжеловеса, как я.

Так я бегал больше года 2–3 раза в неделю. Но вес оставался на месте. У меня не было ощущения «эйфории бегуна», никакого улучшения самочувствия. Я получал определенное удовольствие от парка, в котором совершал пробежки, но одного только удовольствия было явно недостаточно для потери веса.

Важное открытие о провалах диет

Чем больше я бегал, тем больше убеждался, что тело — это символ души. Я не имею в виду портрет Дориана Грея, когда все грехи отражаются на телесном состоянии и внешнем виде. Все не так грубо.

Суть в том, что субъективное отношение человека к своему телу сопоставимо с отношением человека к самому себе как к целому.

Замечая соответствующее отношение к собственному телу, я сразу же начал понимать, обращаю ли я внимание на себя, требователен ли к себе, умею ли расслабляться, умею ли напрягаться, умею ли ограничить себя, умею ли контролировать себя, активен ли я или пассивен. Это оказалось для меня одним из самых полезных упражнений, помогающих в понимании собственной личности — через анализ собственных взаимоотношений с телом.

Естественно, все это не работает с абсолютной точностью. Я могу быть очень требователен к собственному духовному состоянию и при этом совершенно распустить тело. Но такое, по моему опыту, бывает крайне редко. Очень часто уровни человеческого бытия — физическое, умственное, духовное или социальное — находятся в своего рода согласии, символизируют друг друга. Одно отражает состояние другого, и по состоянию одного можно отслеживать состояние целого.

Это наблюдение помогло мне понять впоследствии, что любое, даже незначительное аскетическое ограничение должно затрагивать всю сферу личности. Нельзя меньше наедаться, но при этом запоем поглощать сериалы, как и раньше. Все так или иначе придет в равновесие, и либо я начну есть, либо ограничу просмотр сериалов. Как правило, я начинал больше есть, и все возвращалось на круги своя, пока я не стал выстраивать свои ограничения как комплекс мер на всех уровнях бытия.

Я с энтузиазмом принялся сокращать калорийность своего рациона. И о чудо! Вес начал таять на глазах! Я старался не снижать калорийность слишком сильно, чтобы не испортить обмен веществ. И это оказалось тем, что нужно. Я сбросил примерно 7 килограммов за 2–3 месяца такого режима и был вне себя от радости.

Увидев цифру 99 кг на весах, я был страшно доволен и решил немного вознаградить себя поездкой в ресторан быстрого питания. Впрочем, даже там я не ел слишком уж много.

Дальше, однако, начало происходить что-то странное. Поездка в ресторан повторилась. «Разгрузочные дни» очень незаметно ушли в прошлое, стало как-то не до них из-за общей усталости. Я стал не так скрупулезно следить за калорийностью рациона. Внезапно переменилась и обстановка на работе. Разделы сайта «Предание.ру», над которыми я работал в то время, начали требовать к себе повышенного внимания. Как будто заботы начали концентрироваться вокруг меня.

Как и следовало ожидать, через 1,5 месяца на весах уже было 104 кг, а чуть позже оказалось, что я вернул сброшенное обратно. Я воспринимал это как «просто отвлекся». Меня отвлекли заботы, и я оказался не сосредоточен на режиме.

Как белка в колесе, я пару лет крутился по этому непонятному кругу, состоящему из периодов энтузиазма к диете и подсчету калорий и гипнотическими периодами, когда контроль выключался сам собой. Причем так постепенно, что я не успевал обратить на это внимание.

Я понял, что с методом урезания калорийности рациона что-то не то. Снова засел за Фрейда: к кому же еще идти, ведь явно работает бессознательное. Но магазин вместо Фрейда показал мне книгу, название которой меня заинтересовало: «Дело не в калориях. Как не зависеть от диет, не изнурять себя фитнесом, быть в отличной форме и жить лучше». И эта небольшая книжечка перевернула мои представления о роли культуры в нашем питании.

В ней делалось предположение, что вся структура нашего питания искажена и противоположна структуре питания, которая нам на самом деле необходима.

Сейчас большую часть энергии мы получаем с помощью продуктов, созданных при помощи сельского хозяйства. Но сельское хозяйство — изобретение относительно недавнее. Всего лишь 10 000 лет назад (нет, я не креационист) мы изобрели его, что по генетическим меркам означает даже не вчера, а сегодня утром. Никогда человек не употреблял такого большого количества продуктов сельского хозяйства, как в последнее время. Большую часть человеческой истории мы промышляли охотой и собирательством. У нас никогда не было возможности взять в магазине нарезной батон. Все, на что мы могли рассчитывать, — это то, что удавалось поймать и найти.

Основная мысль книги показалась мне очень логичной. Что если наш привычный рацион не подходит нам, что если он культурно обусловлен и содержит слишком много такого, что мы, конечно, переварим и сможем дальше жить, но организм при этом будет испытывать исключительные нагрузки?

Я исключил из своего рациона все углеводы (все, что содержит сахар, а также фрукты, крахмалистые овощи, мучные изделия, хлебобулочные, крупы, соусы, полуфабрикаты, молоко). Мой рацион состоял из мяса, рыбы, субпродуктов, яиц, орехов и разнообразного множества некрахмалистых овощей.

Ничего не происходило в течение 2–3 недель, а потом появилась энергия, легкая эйфория, из тех, когда трава кажется чуть зеленее, чем обычно. И вес вдруг начал стремительно уходить. Я сбросил примерно 20 кг за год. Не испытывая чувства голода (я ел, сколько мне хотелось), не испытывая никаких проблем с настроением и без каких-либо попыток организма наесть все назад.

Теперь я уже знаю, что сел тогда на кетодиету, что у меня был «кетоз» — состояние, при котором организм преимущественно работает на жирах, а не на глюкозе, что у меня запустился глюконеогенез, посредством которого печень превращает белки и жиры ровно в то количество углеводов, которое нужно организму. Тогда, в 2015 году, это еще не было так популярно.

И вот я уже около 5 лет придерживаюсь подобного рациона и за это время сбросил 40 кг. Я прекрасно себя чувствую. Кажется, у меня остались такие же свежие мозги. Я полон энергии и не ощущаю ни намека на какие-то депрессивные состояния. Знакомые, которые давно меня не видели, говорят, что я помолодел лет на 15. У меня нет дефицита витаминов или минералов. Мясо, рыба и овощи содержат все, что необходимо из микроэлементов.

Когда потеря веса достигала 25–30 кг, я ввел в практику силовые тренировки и перешел с легкого бега на тяжелые интервальные велосипедные тренировки. На стадии, когда уже стало мало подкожного жира, но рельеф мышц все еще был недостаточный, эти тренировки помогли. Силовые тренировки на все тело еще больше укрепили мою жизнерадостность.

Субъективный итог

  • Важно понимать, что инстинктивные и естественные влечения могут не иметь своей целью «витальность», расширение нашей жизненной силы, а скрывать за собой борьбу с растерянностью, тревогой, нацеленность на особый и краткий миг покоя, который следует за удовлетворением ярких инстинктивных желаний.
  • Необходимо представление об идеале (в т. ч. и тела), чтобы хоть как-то запустить осознанность. Без образа идеала как цели невозможно движение в каком-то одном направлении.
  • Отношение к телу свидетельствует об отношениях с другими частями собственной личности и с собой как с целым. Работа с любыми ограничениями эффективна в случае работы со всеми аспектами личности, а не только с телесными.
  • Пищевой рацион человека детерминирован культурой и обществом ничуть не менее, чем рацион интеллектуальный. Ставить под сомнение сложившуюся практику в этой сфере исключительно важно.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Метки: здоровье
Комментарии для сайта Cackle