Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Кинотеологии

Мы продолжаем наши забегания в область искусства. Писали уже про музыку и поэзию, а сегодня — кино: книги, лекции и статьи о кино, а также — 12 самых популярных фильмов нашей медиатеки.

Христиане о кино

«Кино: перезагрузка богословием» Андрея Кураева —образец того, как христианин должен подходить к современной культуре. Тексты, собранные в этой книге, посвящены современному «массовому» кино. Такие фильмы, как «Матрица», «Брат», «Страсти Христовы», «Титаник», отец Андрей Кураев анализирует с православных позиций. Помимо самих размышлений эта книга важна тем, что живым примером доказывает, что культура (живая культура, а не «музейная»), открыты православию (или православие открыто ей) — возможность, которую пытаются отрицать как противники Церкви, так и некоторые верующие.



«Что такое кино?» Андре Базена — абсолютная классикакинокритики и киноведения. Базен один из первых кто осмыслил кинематограф как отдельное искусство отличное от театра, фотографии и пр. Он выдвинул — теперь «банальную» — идею, о том, что кино суть искусство кинорежиссера (в смысле кинорежиссер — творец фильма). Ему принадлежит множество и других теоретических выкладок, метких и глубоких критических замечаний. Базен был католиком, его мировоззрение было сформировано христианским гуманизмом и персонализмом (Мунье прежде всего). С этим связанна идея Базена о религиозном истоке искусства (кино в частности), его онтология кино, а также его критические обзоры и сам выбор анализируемых фильмов. Таким образом прочитав «Что такое кино» Базена вы прочтете одну из главных, если не главную, книгу (кино вообще, а помимо прочего, увидите как может христианин смотреть на кинематограф.



«История христианства в мировом кинематографе» — семь лекций отца Георгия Митрофанова, где он иллюстрирует историю христианства с помощью кино. В интервью отец Георгий в частности говорил:

«В современной мировой кинематографической культуре нередко появляются и подлинные произведения искусства, в которых ставятся не только значимые культурные проблемы, но и проблемы духовно-религиозные. Отсюда название «История христианства в мировом кинематографе».

«Готовя лекцию, я беру тот или иной фильм, выделяю наиболее значимые фрагменты, монтирую их таким образом, чтобы они в ходе лекции могли выступать в качестве иллюстрации тех тезисов, которые я предлагаю для обсуждения и, обращаясь к аудитории на привычном языке зрительных образов, я пытаюсь вырабатывать у слушателей не только способность размышлять по религиозным вопросам, но и развивать художественный вкус».



«Запечатленное время» — книга размышлений Андрея Тарковского о сути киноискусства, о месте художника в мире, красоте, «этике» искусства и т. д. Тарковский в частности писал:
«Что такое искусство? Добро оно или Зло? От Бога оно или от дьявола? От силы человека или от его слабости? А может быть, это залог совместной жизни и образ социальной гармонии? И в этом его функциональность? Как объяснение в любви. Как осознание своей зависимости от других людей. Признание. Акт бессознательный, но отражающий истинный смысл жизни — Любовь и Жертва».

Также предлагаем дневники Тарковского «Мартиролог» и фильм «Время путешествия» о том, как Тарковский создавал фильм «Ностальгия».

«Фильмы Андрея Тарковского и русская духовнаякультура» С. Сальвестрони — книга, помогающая понять корни творчества Тарковского, определяющую роль русского христианства на него. Каждая глава посвящена анализу отдельного фильма. Симонетта Сальвестрони пишет: «он впитал в себя культуру и традиции своей земли. Великая заслуга Тарковского заключается в том, что схождение в глубину самого себя, описанное в русских духовных и художественных произведениях, выражено им кинематографическим языком и обращено к публике, которая глубоко нуждается в этом».

«Тарковский: от Рублева до Леонардо» — беседа отца Алексея Уминского и искусствоведа Левона Нерсесяна. Беседа была посвящена в основном двум темам: как живопись используется Тарковским в его фильмах и религиозное измерение его творчества: Тарковский между христианской и языческой позициями.



«В центре океана» — авторский сборник Александра Сокурова, может быть, самого большого современного кинематографиста.Сокуров — живое доказательство, что русская культура не умерла, что она до сих пор может стоять на необычайной высоте. И может, смеет быть христианской. Сокуров в частности говорил: «традиция одухотворенности в кино только складывается. Главное — соблюдение моральных норм. Нельзя умножать зло. Должно быть полное отрицание насилия на экране, а не демонстрация его как универсальной силы. Кино — опаснейший вид культуры. Необходимо разработать догматическую идейную платформу для кинематографа. Что в основе? Заповеди».

В книгу вошли рассказы, автобиографическая проза, сценарии, эссе, лекции Сокурова. Эта книга не только — «комментарий» к творчеству великого режиссера, некие «дополнительные материалы», но и действительно заслуживающие внимания литература и философия.



«Картины» — бесценная книга для пониманиякинематографа Бергмана. В «Картинах» сам режиссер описывает создание своих фильмов и сам же толкует их смысл.

Бергман стоит в одном ряду с такими надрывно религиозными творцами, как Достоевский, Тарковский, Кьеркегор. Приведем кусочек диалога Любови Аркус и Александра Сокурова:

— Мне казалось очевидным, что в фильмах Бергмана единым непрерывным содержанием идет его нескончаемый диалог с Создателем. […] Бергман, с его способностью к вопросам и ожиданию ответа, с его как бы «хождением под Богом» всегда, представлялся мне художником глубоко религиозным.

— […] я не думаю, что у Бергмана есть мотив сомнения. Он, мне кажется, никогда не усомнился в существовании Создателя. Не сомнение, но отчаяние от невозможности понять устройство мира, место человека в этом мире. Ведь создание мира, так же, как и проблема искусства, это одно и то же.



Брессон — режиссер, которого как-то даже глупо называть гением. Отметим только несколько «общих мест»: крайний аскетизм, отказ от выразительности (кино — не театр), часто — отказ от павильонных съемок и профессиональных актеров, отказ от обнаженной натуры. Единство «содержания» и «формы» брессоновского кино; его христианство, морализм, конфликт униженных «святых» и богатых могущественных «злодеев»; видимое поражение святости в мире и тайное ее торжество; и аскетизм его языка, как нам кажется, смогут проиллюстрировать цитата из его интервью, данному Полу Шредеру:

«Чем проще, чем обыденнее жизнь, чем меньше произносится в ней само слово «Бог», тем больше я ощущаю в ней присутствие Бога. Не знаю, как объяснить это. Я не хочу снимать так, чтобы Бог был слишком виден. Видите сами, мои первые фильмы были немного наивными, слишком простыми. Сделать фильм трудно, поэтому я опирался на великую простоту. Чем глубже я погружаюсь в работу, тем больше сложностей я в ней вижу, с тем большей осторожностью я отношусь к ней, чтобы не перегрузить идеологией. Потому что если она будет чувствоваться с самого начала, к концу ничего не останется. Мне хочется, чтобы люди, которые смотрят фильм, почувствовали присутствие Бога в обыденной жизни».

Это интервью полностью, а также «Заметки о кинематографе» (ряд афоризмов Брессона о кино) входят в нашу новую книгу.

Предлагаем также два фильма о нём:

«Неизвестный Робер Брессон» — документальный фильм о Брессоне 1965 г. Фильм-беседа молодого литератора Франсуа Вейергана с Робером Брессоном. Брессон вслух размышляет о кинематографе.

«Путь к Брессону» (1984) — документальный фильм о Брессоне. Фильм скорее не о жизни режиссера, а о его творчестве. Помимо прочего, здесь вы увидете как А. Тарковский рассуждает о Брессоне и интервью самого Брессона.



Отдельные эссе и лекции о кино:
«Светская религиозность в кинематографе режиссеров-шестидесятников» лекция киноведа Андрея Шемякина о религиозных, пара- квази- и псевдо-религиозных элементах советского кино.

Лекция Кшиштофа Занусси, выдающегося современного режиссера.

Сборник эссе Грэма Грина о кино. Грэм Грин — выдающийся христианский писатель XX века, по многим книгам которого снимались и снимаются фильмы. Здесь вы можете посмотреть как он рассуждал о кино.

«Кошмары и кинематограф» — великий Честертон высмеивает и разоблачает популярное до сих пор мнение о том, что кино («ужасы» скажем) портит психику детей.

«Иоанн Павел II о кино и телевидении» — небольшая заметка Натальи Трауберг.

Два интереснейших эссе философа А. Секацкого: «Кто восстанет из звёздной пыли?» — Секацкий в этом эссе диагностирует исчезновение сверхъестественного в современности и синтез сверхъискусственного (на примере «Звездных войн»). «Теология прямого действия» — обзор творчества Ларса фон Триера. Секацкий рассматривает Триера как несомненно христианского художника в самом серьезном смысле этих слов.

Из семинаров «Покровских ворот»: «Встреча-обсуждение фильма «Поп» — художественный вымысел или историческая полу-правда? с участием свящ. Георгия Митрофанова, свящ. Ильи Соловьева, историка Константина Обозного» и «Протоиерей Геогий Митрофанов и отец Евгений Гейнрихс обсуждают фильмы «Остров» и «Дорога к великому молчанию»»

Три лекции Дмитрий Быкова: «Петр Луцик и Алексей Саморядов», «Андрей Тарковский» и «Алексей Балабанов».

Из программы «Библейский сюжет»:
Ингмар Бергман — Седьмая печать
Андрей Тарковский — Андрей Рублёв
Жертвоприношение (Андрей Тарковский)
Покаяние (Тенгиз Абуладзе)
Восхождение (Лариса Шепитько)
Путешествие в Эммаус — Андрей Тарковский
Андрей Тарковский. Сталкер
Андрей и Арсений Тарковские
Мел Гибсон. Страсти Христовы
Сергей Эйзенштейн. Отроки в огненной пещи
Тенгиз Абуладзе — Важа Пшавела. Мольба
Андрей Тарковский. Солярис
Андрей Тарковский. Апокалипсис
Параджанов. Тени забытых предков
Быть! (Иннокентий Смоктуновский)
Покаяние (Василий Шукшин)
Мужчина и женщина (Фредерико Феллини)
Блyдный cын (Фeдepикo Фeллини)
Дopoгa (Фeдepикo Фeллини)
Война и мир. (Сергей Бондарчук)
‘Дух дышит, где хочет’ (Робер Брессон)
Внутреннее Царство. (Чарли Чаплин)
Рождество (Одри Хепберн)
Роберто Росселлини. За други своя
Юрий Норштейн. Шинель
Михаил Ульянов. ‘Братья Карамазовы’
Иван Пырьев. ‘Не судите, да не судимы будете!’

Христианское кино

12 самых популярных фильмов на портале «Предание» с декабря 2014 по июнь 2016 гг. (т. е. за всю «историю наблюдений»)

12. «Зеркало» Андрея Тарковского — один из величайших фильмов мирового кинематографа. Сам Тарковский так говорил о «Зеркале»: «В «Зеркале» мне хотелось рассказать не о себе, а о своих чувствах, связанных с близкими людьми, о моих взаимоотношениями с ними, о вечной жалости к ним и невосполнимом чувстве долга».

««Зеркало» — антимещанское кино, и поэтому у него не может не быть множества врагов. «Зеркало» религиозно. И конечно, непонятно массе, привыкшей к киношке и не умеющей читать книг, слушать музыку, глядеть живопись… Никаким массам искусства и не надо, а нужно совсем другое — развлечение, отдыхательное зрелище, на фоне нравоучительного «сюжета»».

11. «Мост в Терабитию» Габор Чупо — фильм хоть и рассчитанный на «юного зрителя», посвящен смерти. Но ведь смерть — самый «сложный вопрос» для всех нас, тем более для подросткового возраста. Фильм сумел рассказать о смерти, серьезно и глубоко, и самое сложное (и самое прекрасное ) — рассказал все же историю светлую, «жизнеутверждающую» как не парадоксально (при этом не скрывая всей трагичности и мрака смерти). Так, думается, и надо рассказывать о смерти тем, кто впервые о ней спросил. Зритель убедится что ответ, даваемый фильмом, — глубоко христианский. Сюжет же на вид как будто незатейливый. Обычная фермерская семья, обычный парень Джесс. Обычная завязка — «новенькая в классе». Он и она выдумывают волшебную страну. Тонкость и поэтизм описания Терабитии бросается в глаза, надо заметить еще в ней христианскую символику, память о Рае. Терабития — предвосхищение того, как правильно отнестись к «трагическому» финалу книги, как к введению к христианскому отношению к смерти.

10. «Таинственный сад» (1993) — фильм одного из самых заметных режиссеров современности Агнешки Холланд (ученицы Вайды). Начало фильма — урок родителям, как не надо растить детей. Девочка Мэри не стояла в центре родительского внимания и закрылась от мира: «ведь смотрите, ужасны эти бедные дети по двум богословски безупречным причинам: никто не любит их, и они никого не любят». (Н. Трауберг о романе, экранизированном Холланд). Потеряв семью, Мэри переезжает. В новом доме обнаруживается таинственный сад, а главное новые люди. Постепенно Мэри учится любви. Это — моралистический комментарий; к счастью, все не так уныло. «Таинственный сад» — это увлекательная почти детективная история (канва сюжета — раскрытие разных тайн). Впрочем, главная прелесть этого фильма — в проникновенном описании душевной жизни главной героини. И вообще фильм прекрасен: нежнейшее описание природы, животных, детей и взрослых; жизни вообще. Безусловно, «Таинственный сад» станет удовольствием и для девочек и для мальчиков, и для их родителей.

9. «Догвилль» (2003) — наверное, главный фильм Ларса фон Триера.
Девушка Грейс приезжает в Догвилль. Сначала жители привечают ее, затем относятся все хуже и хуже, доходя до полного скотства. Приезжает отец Грейс и уничтожает город. Это все. Визуальный ряд примитивен под стать сюжету: на ровной поверхности просто обозначено, где что должно находиться (и даже собака нарисована — белым силуэтом).

Эта условность служит своим целям, но пока отметим чисто художественное совершенство: блестящая игра актеров, блестящий сценарий, совершенное кино и в чисто визуальном плане, хотя, казалось бы, его «примитивность» должна была помещать этому. Теперь о сути.

«Буквальный перевод» того, что написано выше: Благодать («Грейс») снисходит в Собачий город («Догвилль»). Обыватели, с точки зрения «обыденной» же морали, — «хорошие» люди; пришествие Благодати, однако, разоблачает их (а разоблачает ничто иное, как чистота и добродетель Благодати; «блажен, кто не соблазнится о Мне»): они, попросту говоря, злы. В таком случае Благодать, изобличив их, провоцирует Справедливость; Собачий город уничтожен, зло уничтожено.

История продумана невероятно тонко, множество мелких деталей несут невероятный смысл. Но отметим лучше, как прекрасно играет «примитивность» «Догвилля». Например, часто слышишь, что «евангельская мораль и общечеловеческая мораль — одно и то же». Ларс фон Триер прекрасно показал их отличие: «общечеловеческая мораль» есть просто правила поведения в мире сем; подлинное Божественное Добро не может не разрушить его (как бы и против своей воли), хотя не делает ничего кроме дел любви, кротости и смирения (благодать беспомощна, бессильна — в этом вся соль — вся сила благодати). Или, например, блуд: «почему Церковь запрещает секс?» — Церковь не запрещает секс, она запрещает блуд, потому что блуд — мерзость. И Триер прекрасно показывает эту «очевидную» истину: похоть очень просто и без рассуждений — страшная мерзость, которая должна быть уничтожена. Или почти смешной финал: зато своей смешной примитивностью, оплеухой напоминающий, в чем смысл таких вещей, как Потоп, уничтожение Содома, ад, Апокалипсис. И последнее: в «Догвилле» есть прекрасная притча специально для верующих: человек, который начинает всю эту историю, «добрый» и «совестливый», с «духовными интересами» и пр. добился только того, что единственный удостоился получить пулю лично от Благодати (тоже примитивный до смеха ход, зато он иллюстрирует, почему в Писании никто не удостоился столь многих укоризн, как фарисеи).

8. «Декалог» Кшиштофа Кесьлевского. «Появление «Декалога» — и это стало ясно почти сразу — было событием в культуре, равным появлению, скажем, Сикстинской капеллы» как отзывался о «Декалоге» О. Дорман. Десять фильмов посвященных собственно Декалогу, Десяти заповедям; десять иллюстраций из современной жизни к заповедям Моисеевым.

7. «Божественное творение» Д. Сарджента — фильм,основанный на реальных событиях. Америка, 30-е. Чернокожий молодой плотник устраивается ассистентом к доктору. Он достигает потрясающих успехов в практической медицине, но встают «понятные» проблемы с цветом его кожи: творение Господне с черным цветом кожи не может быть врачом…

6. «Дневник сельского священника» Брессона — фильм 1950 г., экранизация романа Бернаноса. Вероятно, лучший фильм Брессона, один из величайших фильмов в мировой истории. Молодой священник пытается преобразить жизнь своего прихода в истинно христианском духе, но сталкивается с мощным сопротивлением. Главная тема фильма — борьба святости и пошлости, исполнена здесь по истине гениально. Ко всему прочему «Дневник сельского священника» — прекрасная иллюстрация слов Павла о том, что «мы сделались посмешищем миру»: святость для мира — нечто крайне позорное. Как позорен в глазах мира — Крест. Это главная тема Бернаноса, гениально воплощенная в «Дневнике сельского священника»: священник где-то в провинции, «в старом христианском приходе» пытается просто помочь людям жить по евангельски: и кажется ничего кроме смеха, жестокости и подлости это живое присутствие святости не вызывает…

5. «Сибирочка» — сериал (2003) по повести Чарской. Девочка-сирота остается одна в Сибири и переживает множество трудностей и приключений. Сериал повысил возраст героев и сделал историю более приключенческой. Режиссер: Владимир Грамматиков.

4. «Вечерний экспресс «Сансет Лимитед»» — совершенно удивительный фильм и по сценарию, и по актерской игре. Диалог двух уже немолодых людей: белого и черного, профессора и бывшего зэка, разочарованного атеиста и христианина. «Вечерний экспресс «Сансет Лимитед»» — экранизация одноименной пьесы Кормака Маккарти (создателя знаменитой «Дороги»). Режиссер: Томми Ли Джонс. В ролях: Томми Ли Джонс, Сэмюэл Л. Джексон.

3. «Хроники Нарнии» — сериал BBC, 1988–1990 гг.«Хроники Нарнии» — самое знаменитое творение К. С. Льюиса, великая детская классика, мудрые притчи; по сути — один из лучших катехизисов. Сериа экранизировал четыре книги Хроник: «Лев, Колдунья и Платяной шкаф», «Принц Каспиан», «Покоритель зари, или Плавание на край света» и «Серебряное кресло». Три сезона по шесть серий («Принца» и «Плавание» объединили в один сезон).

2. «Любить» Калика — чудный, необыкновенный фильм. Калик — один из лучших советских режиссеров — снял«Любить» в 1968 г. — тем не менее он кажется современнее многих нынешних лент, и, безусловно, — в отличие от них — намного менее советским. «Несколько обычных историй с анкетой и наблюдениями» — как определили жанр фильма «Любить» авторы; документально-художественное исследование любви. Фильм Калика составили четыре лирических новеллы на тему любви, каждая из которых предваряется эпиграфом из Песни Песней. «Между» новеллами помещены интервью прохожих, нитью через весь фильм прошита беседа отца Александра Меня. Трудно описать очарование «Любить» Калика — поэтического, легкого, отчасти грустного, отчасти комедийного, но всегда — необыкновенно прекрасного. «Любить» создавался лучшими советскими кинематографистами: Каликом — режиссером с мировым именем, музыка — Таривердиевым, играют — А. Миронов, А. Фрейндлих, И. Кваша и др.

1. «Седьмая печать» Бергмана— фильм, который Алексей Герман называл «лучшим на земле». Что сказать об этом, если и «не лучшем фильме на земле», то по крайней мере об одном из лучших, о безусловном шедевре? О притче, собравшей в себе все «проклятые вопросы», причем чисто кинематографическими средствами, — и в совершенстве? Приведем только цитату кинокритика О. Сурковой: «У Бергмана мистика — это театральность, шутовство, эта мистика призвана сорвать маску и показать, что за ней истерзанный, больной, одинокий, не имеющий никакой надежды человек. “Где тогда Бог? — спрашивает Бергман. — За что мы столько страдаем?” Он взыскует Бога, но не слышит его. […] У Бергмана — пустые небеса, разверзшиеся над землей, и несчастный человек, запутавшийся в своих грехах. В “Седьмой печати” герой Бергмана играет со смертью в шахматы, пытаясь отсрочить смерть и увидеть доказательства существования Бога при жизни. […] У Бергмана присутствие Бога — это некий результат, поскольку Бергман — реалист и человек сомневающийся».



Читайте также: «Киноевангелия» — экранизации Евангелий: от немого кино до современных сериалов. Классические и малоизвестные фильмы.