Крест — это пересечение двух дорог

Тимур Щукин

Публицист, патролог, философ.

Подпишитесь на наш Телеграм
 
   ×

Снова и снова на Крестопоклонной неделе рассуждаем, что такое крест: тяжкая ноша, которую мы несем всю жизнь? Высокая цель, предназначение, судьба? Святитель Григорий Палама, с творениями которого мы продолжаем знакомиться в этот Великий пост, видел крест как перекресток. Перекресток двух дорог. Дороги, по которой Бог нисходит к нам, когда становится человеком, принимает все свойственное человеку, включая смерть. И дороги, по которой мы можем подняться к Господу.

Мы поклоняемся Кресту, потому что поклоняемся смерти Христа и Его воскресению

В полемике с еретиками святитель Григорий Палама указывает на то, что его оппоненты должны быть последовательными: если они отказываются почитать Крест, то должны отрицать и то великое таинство, которое совершилось, благодаря Кресту.

Итак, как нам не почитать и не пользоваться сим Божественным Победительным Знамением общего освобождения людского рода, которого и самый вид только приводит в бегство началозлобного змия и побеждает и посрамляет, возвещает поражение и сокрушение его, прославляет же и величает Христа, возвещая являет миру победу Его?!

И если бы, действительно, Кресту не должно оказывать уважения по той причине, что на нем Христос приял смерть, и признать, что смерть эта не была священной и спасительной, то почему же, как говорит Апостол, в смерть Его мы крестились?

Каким же образом и Воскресения Его мы будем участниками, если бы не стали сродни Ему и в подобии смерти Его? Кроме того, если бы кто покланялся знамению креста, не имеющему надписания имени Христова, то такой, быть может, справедливо был бы порицаем, как делающий нечто сверх должного, но когда пред именем Иисуса Христа преклоняется всякое колено небесных, земных и преисподних, — а это покланяемое имя носит на себе Крест, — то какое безумие не преклонить колена пред Крестом Христовым?!

Беседа 11, о честном и животворящем Кресте

Если Бог взошел на Крест, то тем более Он способен войти в наше сердце

Свт. Григорий Палама указывает на очевидный факт: если Господь принял за нас позорную смерть, то что удивительного в том, что Он может вселиться в человека, соединиться с ним?

Если бы Бог соблаговолил Сам беседовать с Отцами в тени (прообразах) закона, то почему, когда явилась истина и обнаружился закон благодати, по которому не ангел, не человек, но Сам Господь нас спас (Ис 63:9) и сам Дух Божий научил нас всей истине (Ин 16:13), Бог не будет Сам Собою открываться святым?

Неужели стать ради нас человеком, принять за нас крест и смерть Он не возгнушался, и это когда «мы были еще… нечестивыми», по апостолу (Рим 5:6), непосредственно же вселиться в человека, явиться ему и беседовать с ним возгнушается, и это когда человек не только благочестив, но и освятился, очистился телом и умом через соблюдение божественных заповедей и сделался таким образом удобной колесницей и повозкой для всемогущего Духа?

Триады в защиту священнобезмолвствующих

Бежать от мира, изгонять страсти, созерцать Бога

По мнению святителя, Крест Христов — не только действие Божие по отношению к нам, но и «комплекс мер» по достижению святости. Сначала мы физически отдаляемся от искушений, потом — психологически, но и то, и другое возможно только благодаря общению с Богом в молитве.

Первая тайна Креста заключается в бежании от мира и удалении от близких по плоти, если они препятствуют благочестию и отвечающему сему образу жизни, и в телесном аскетизме, что само по себе малополезно, как говорит Павел (1 Тим 4:8). Таким образом, согласно сей первой тайне Креста, нам мир и грех распяты, когда мы бежим от сего.

Вторая же тайна Креста заключается в распятии себя для мира и страстей, когда они бегут от нас. Но не могут, конечно, они убежать от нас, ни мы не возможем разумно действовать, если только не будем в созерцании Бога [третьей тайне Креста]: ибо когда упражнением в добродетели мы взойдем к созерцанию и когда украсим и очистим нашего внутреннего человека, изыскивая скрытое в нас самих божественное сокровище и вновь рассматривая находящееся внутри нас Царство Божие, тогда мы распинаем себя миру и страстям. Ибо некая теплота приходит на сердце от таких мыслей, которая, как мух, изгоняет злые помыслы и производит духовное умиротворение и утешение в душе и подает освящение телу…

Беседа 11, о честном и животворящем Кресте

Человек может выбрать посильный подвиг

Святитель указывает, что есть разные виды «несения креста»: один — для мирного времени, другой — для времени гонений, один — для совершенных, другой — для слабых. Слабым, а таких большинство, достаточно принимать подвиг апостолов (=совершенных), не отрекаться от него.

Когда будет мирное время для благочестия, то путем добродетели умерщвляя злые страсти и вожделения, человек таким образом является вземлющим крест свой и следует за Господом. Когда же наступило бы время гонения, то презрев свою жизнь и предав душу свою за благочестие, человек таким образом вземлет крест свой и следует за Господом и таким образом наследствует вечную жизнь. Ибо Христос говорит: «Обретый душу свою, погубит ю, а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю» (Мф 10:39).

Что же означают эти слова: «Иже погубит душу свою, обрящет ю»? — Человек сугуб: внешний, имею в виду — тело, и внутренний наш человек, именно — душа. Посему, когда внешний наш человек предаст себя на смерть, этим он губит свою душу, отделяемую от него; когда же за Христа и Евангелие он таким образом погубит ее, тогда-то, воистину, обретет ее, доставив ей небесную и вечную жизнь, и во всеобщем воскресении имея ее таковой, благодаря ей и сам, — имею ввиду, — и по плоти — он станет таким же небесным и вечным.

Но поскольку это — тяжко и велико и дело только совершенных, и так сказать — апостольское дело: распять плоть со страстьми и похотьми, быть готовым на крайнее бесчестие и на позорнейшую смерть ради добра, погубить душу свою ради Евангелия, — то, то что затем Господь, допуская, говорит, служит в утешение тем, которые не имеют сил для такого, превосходящего естество, подвига: «Иже вас приимет», т. е. Апостолов и последующих за ними Отцев и Учителей благочестия, — «Мене приемлет», говорит, «и иже приемлет Мене, приемлет Пославшаго Мя» (Мф 10:40).

Итак, этими словами, побуждающими принимать Святых, Он уготовляет для совершенных то, что их будут принимать, а для уступающих им в добродетели доставляет спасение в том, что они будут принимать этих совершенных праведников.

Беседа 25, произнесенная в Неделю Всех Святых

С чего начать крестоношение? С отказа от неправедной прибыли

Первым шагом к совершенству святитель считает правильное отношение к личной собственности: нужно отказаться от грубой наживы и к праведно нажитому относиться спокойнее.

Если кто видит, что его образ мысли направлен на стремление к богатству и многому обладанию, то да познает он, что образ его мышления — плотской, и пусть это будет поводом для пробуждения: ибо тот, кто пригвожден ко кресту, тот не может иметь побуждений к такому нечто. Итак, необходимо ему взойти на высоту креста, чтобы не случилось самому, себя низринув, отделиться от распятого на нем Христа.

Но как начать ему восходить на высоту креста? — Имея надежду на Христа, Снабдителя и Кормильца каждого, пусть он откажется от всякого дохода неправедно приходящего; а что касается тех средств, которые получаются праведным способом, то и к сему будучи не слишком привержен, пусть он употребляет это благородным образом: по силе делая нуждающихся участниками сего. Ибо хотя заповедь и предписывает отречься тела и воспринять крест свой, однако, те, которые — Божии и по Богу живут, имеют в своем обладании имущество: не слишком прилепляяся к нему, они пользуются им по потребе, как бы сотрудником, готовы, если бы призвало время, и отвергнуть его.

Итак, тот, кто поступает таким образом в отношении материальных приобретений и нужд, когда не в силах на что-нибудь большее, все же он обладает благочестиво и богоугодно.

Беседа 11, о честном и животворящем Кресте

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle