Кротость и смелость Аврама (Книга Бытия, 13–14-я главы)

Владимир Стрелов

Ректор библейского колледжа «Наследие»

Подпишитесь
на наш Телеграм
 
   ×

Наш путь к Рождеству мы начинаем издалека — вспоминаем не только о рождении Спасителя, но и об истории, предшествовавшей этому событию, о тех, кто приуготовлял к нему народ Божий и все человечество. Наш путь будет пролегать вместе с праотцем Авраамом и вместе с Богом, Который открывается этому великому предку Господа нашего Иисуса Христа.

Мы оставили Аврама после того, как сам фараон повелел проводить Аврама и Сару из земли Египетской. Праотец с семейством не только спасся от голода, но и изрядно умножил состояние. Впрочем, быть может, самое главное приобретение Аврама —  понимание, что открывшийся ему Бог —  это Бог всей земли, и этот Бог уже начал исполнять обетования, данные Аврааму (если вы о них не помните, перечитайте, пожалуйста, предыдущий материал цикла).

И поднялся Аврам из Египта, сам и жена его, и все, что у него было, и Лот с ним, на юг.

И был Аврам очень богат скотом, и серебром, и золотом.

И продолжал он переходы свои от юга до Вефиля, до места, где прежде был шатер его между Вефилем и между Гаем,

до места жертвенника, который он сделал там вначале; и там призвал Аврам имя Господа.

И у Лота, который ходил с Аврамом, также был мелкий и крупный скот и шатры.

И непоместительна была земля для них, чтобы жить вместе, ибо имущество их было так велико, что они не могли жить вместе.

И был спор между пастухами скота Аврамова и между пастухами скота Лотова; и Хананеи и Ферезеи жили тогда в той земле.

Быт 13:1–7

Аврам возвращается в Ханаан и останавливается между Вефилем и Гаем, как и в прошлый раз. Почему он выбирает это место? На самом деле Вефиль —  это более позднее название города, данное Иаковом; во времена Авраама же город назывался Луз (Быт 28:19). Вефиль, Бейт-Эль в переводе с древнееврейского, означает «дом Божий». Не потому ли Аврам стремится сюда, что почувствовал особое присутствие Господа на этом месте и стремится повторить опыт Встречи, и поблагодарить?

Но время мира, покоя, который приносит встреча с Богом, длится недолго. Начинаются споры между пастухами Авраама и Лота. Земля для них оказывается «непоместительной», —  притом, что на этой земле живут хананеи и ферезеи. Конечно, можно видеть в этом буквальное объяснение происходящему: земля была занята другими племенами. Но иудейские толкователи усматривают в этом замечании тонкую иронию: для двух народов места хватает, а члены одной семьи не могут между собой договориться… Как ни странно, но не голод, а благословение богатством теперь становится угрозой и испытанием.

В каком-то смысле может повториться ситуация вражды Каина и Авеля (Быт 4). Но Аврам, хоть и старший, вовсе не Каин.

И сказал Аврам Лоту: да не будет раздора между мною и тобою, и между пастухами моими и пастухами твоими, ибо мы родственники; не вся ли земля пред тобою? отделись же от меня: если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево.

Быт 13:8–9

Из благородства, пренебрегая своим правом старшего, Аврам предлагает Лоту самому выбрать, как разделиться.

Действительно, иногда жить вместе непросто. Подчас особенно сложно жить с праведником. Он обличает просто самим фактом своего существования, ведь он всегда и везде ставит Бога и верность Ему на первое место. Да и жить «под крылом» у дяди может наскучить…

Лот возвел очи свои и увидел всю окрестность Иорданскую, что она, прежде нежели истребил Господь Содом и Гоморру, вся до Сигора орошалась водою, как сад Господень, как земля Египетская;

и избрал себе Лот всю окрестность Иорданскую; и двинулся Лот к востоку. И отделились они друг от друга.

Аврам стал жить на земле Ханаанской; а Лот стал жить в городах окрестности и раскинул шатры до Содома.

Жители же Содомские были злы и весьма грешны пред Господом.

Быт 13:10–13

Кажется, Лот трижды не проходит испытания.

Во-первых, он оставляет Аврама, даже зная о его особых отношениях с Богом. «Нашел праведника —  прилепись к нему и держись за него», говорит древняя мудрость. Елисей, когда Илия предлагал разделиться, не отступил от своего учителя (4 Цар 2).

Во-вторых, Лот пользуется кротостью дяди, хотя по справедливости должен был бы отказаться от того, чтобы первым определять, куда идти.

В-третьих, он выбирает по неверным критериям. Земля, которую выбирает Лот, двойственна. С одной стороны, она сравнивается с Эдемом, оазисом жизни. С другой стороны, эта долина похожа на Египет, где все сыты, но несвободны.

Увы, Лота больше интересует внешнее благополучие, чем духовное состояние тех, с кем предстоит жить. Существуют многочисленные мидраши о том, насколько в Содоме все правосудие было вывернуто наизнанку. Но Библия не вдается в эти подробности, грехом не интересуется (и нам не советует —  Еф 5:3), просто утверждая, что жители города были злы и весьма грешны —  т. е. они поступали плохо, зная о Боге и Его законе (этим грешник отличается от нечестивого —  последний о Боге не знает). Впрочем, как намекает 13-й стих, и Бог знает о зле, и оно не останется безнаказанным.

И сказал Господь Авраму, после того как Лот отделился от него: возведи очи твои и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу;

ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки,

и сделаю потомство твое, как песок земной; если кто может сосчитать песок земной, то и потомство твое сочтено будет;

встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее, ибо Я тебе дам ее.

И двинул Аврам шатер, и пошел, и поселился у дубравы Мамре, что в Хевроне; и создал там жертвенник Господу.

Быт 13:14–18

Только после того, как Лот покинул Аврама, Бог вновь обращается к праотцу, вновь подтверждая обетование земли и потомства (ср. Быт 12:2, 7), причем потомства невообразимо большого (считается, что песчинок на земле примерно 7,5*10 в 18-й степени —  квинтиллионы и квадриллионы!).

Но почему же Бог не вмешался раньше?

Сказать, что это очередное испытание Аврама, наподобие двенадцати подвигов Геракла, конечно, можно. Но это не объясняет, зачем Бог подвергает своего избранника такому испытанию. Может быть, Бог хотел:

  • проверить, насколько он хорош в отношениях с ближними, и сохранит ли верность Богу в трудностях?
  • чтобы он через это испытание вырос, стал более зрелым?
  • дать урок, пример потомкам?

Или испытания —  это просто реальность нашей жизни, реальность мира, лежащего в грехе, а Бог —  это не Тот, кто нас испытывает, а Тот, кто подает помощь в испытании?

Как бы то ни было, Аврам с честью выдержал испытание, и Богу даже не пришлось вмешиваться. Богатство и власть не испортили Аврама. Став «большим человеком», он лишь более нисходит к Лоту, не считая себя вправе «вправе» навязывать свою волю. Вместо того чтобы поступить по справедливости, он выбирает милость. Он не спешит —  и получает лучшее. И он становится первым, на ком сбывается блаженство Господа: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф 5:5), «ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф 23:12). Помоги нам, Господи, иметь хоть немного великодушия раба Твоего Авраама!

Но, как говорит Клайв Льюис про одного из своих героев, он «еще не ведал, что стоит нам сделать что-нибудь хорошее, как мы должны, в награду, сделать то, что еще лучше и еще труднее». 

Так и с Аврамом. Следующая глава без промедления рассказывает нам еще об одном испытании праведника:

И было во дни Амрафела, царя Сеннаарского, Ариоха, царя Елласарского, Кедорлаомера, царя Еламского, и Фидала, царя Гоимского,

пошли они войною против Беры, царя Содомского, против Бирши, царя Гоморрского, Шинава, царя Адмы, Шемевера, царя Севоимского, и против царя Белы, которая есть Сигор.

Все сии соединились в долине Сиддим, где [ныне] море Соленое.

Двенадцать лет были они в порабощении у Кедорлаомера, а в тринадцатом году возмутились.

Быт 14:1–4

Возможно, вам, как и мне, трудно даются эти имена и географические названия. Кратко скажем, что, объединившись, войска Вавилона, Ассирии, Элама и хеттов (некоторые под Амрафелом видят знаменитого законодателя Хаммурапи) пошли войной против местных князьков, которые перестали платить дань.

В четырнадцатом году пришел Кедорлаомер и цари, которые с ним, и поразили Рефаимов в Аштероф-Карнаиме, Зузимов в Гаме, Эмимов в Шаве-Кириафаиме,

и Хорреев в горе их Сеире, до Эл-Фарана, что при пустыне.

И возвратившись оттуда, они пришли к источнику Мишпат, который есть Кадес, и поразили всю страну Амаликитян, и также Аморреев, живущих в Хацацон-Фамаре.

И вышли царь Содомский, царь Гоморрский, царь Адмы, царь Севоимский и царь Белы, которая есть Сигор; и вступили в сражение с ними в долине Сиддим,

с Кедорлаомером, царем Еламским, Фидалом, царем Гоимским, Амрафелом, царем Сеннаарским, Ариохом, царем Елласарским, —  четыре царя против пяти.

В долине же Сиддим было много смоляных ям. И цари Содомский и Гоморрский, обратившись в бегство, упали в них, а остальные убежали в горы.

Быт 14:5–10

Итог восстания был крайне неудачным. Объединенное войско прошло по всей территории Земли обетованной и поразило местные племена —  так, что некоторые из руководителей восстания бежали, не разбирая дороги, и попали в битумные ямы, которых действительно много в окрестностях нынешнего Мертвого моря.

Среди этих племен, в частности, упомянуты легендарные рефаимы и эмимы, люди исполинского роста, которых впоследствии испугаются израильтяне во времена Исхода (Втор 2:20–21). Но здесь говорится, что они вовсе не непобедимы.

[Победители] взяли все имущество Содома и Гоморры и весь запас их и ушли.

И взяли Лота, племянника Аврамова, жившего в Содоме, и имущество его и ушли.

Быт 14:11–12

Как искусно автор строит повествование! Сначала он говорит, что пострадали города —  и мы недоумеваем, что же с Лотом. Затем открывает, что и Лота взяли. Эти фразы отчасти параллельны, но вторая содержит ряд уточнений, и это усиливает драматический эффект:

взяли Лота —  который во всем уподобился местным жителям, но здесь параллель даже хуже —  его взяли подобно имуществу,

племянника Аврама —  но отказавшегося от своего родства,

жившего в Содоме —  выбравшего для себя землю греха,

и имущество его —  все его мечты вмиг были разрушены.

И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре, Аморреянина, брата Эшколу и брата Анеру, которые были союзники Аврамовы.

Быт 14:13

Аврама и его союзников извещают о происшедшем. Но после того как Лот покинул Аврама, оставалось ли за ним моральное обязательство спасать Лота? Должен ли он был вообще рисковать, зная, что все местные князья капитулировали, и результат может быть крайне плачевен для семьи самого Аврама?

Антонио Темпеста. Враги, похитившие Лота, бегут от Авраама

Аврам имел право обижаться на Лота или даже попытаться просто забыть о нем. Но Аврам поднимается над чувствами, как бы предвосхищая законы о помощи врагам в трудной ситуации вне зависимости от испытываемых эмоций и законы о любви к ближнему (Исх 23:4–5, Лев 19:18).

И еще до появления соответствующего термина Аврам берет на себя роль гоэля. «Гоэль» буквально означает «искупитель», это старший в роду, кто должен выкупать из рабства или мстить за кровь —  Лев 25:48–49, Числ 35:9–30. В Новом Завете эту роль по отношению ко всем людям берет на Себя Христос —  но первым на эту стезю становится Аврам.

Аврам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал [неприятелей] до Дана;

и, разделившись, [напал] на них ночью, сам и рабы его, и поразил их, и преследовал их до Ховы, что по левую сторону Дамаска;

и возвратил все имущество и Лота, сродника своего, и имущество его возвратил, также и женщин и народ.

Быт 14:14–16

Совершенно невероятная победа! Вместе со своими домочадцами и союзниками Аврам совершает марш-бросок до самых северных границ земли (более 100 км), где не только разбивает профессиональную армию, которая до этого победила даже племена исполинов, но и преследует ее!

Хотя о Боге здесь не говорится, разве можно это объяснить только человеческими усилиями (ср. Суд 7)? Но, с другой стороны, если бы Аврам не проявил мужества, был ли бы Лот спасен?

Когда он возвращался после поражения Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь Содомский вышел ему навстречу в долину Шаве, что [ныне] долина царская;

и Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, —  он был священник Бога Всевышнего, — и благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли;

и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои. [Аврам] дал ему десятую часть из всего.

Быт 14:17–20

После победы Аврама встречают два царя: царь Содома и царь Салима. О Содоме мы и так знаем, а вот Салим позднее будет известен как Иерусалим, столица царства Давида и центр почитания Яхве. Пока же в нем живут иевусеи, и он управляется человеком, который совмещает в себе служение царя и священника.

Удивительно, что Мелхиседек, не принадлежа к избранному народу, по-видимому, знает Бога (так же, как и праведный Иов). Этим Библия как будто предупреждает читателей от слишком ревностного прочерчивания границ между «своими —  спасающимися» и «чужими —  погибающими». Имя Мелхи-седек состоит из двух корней: мелех, т. е. царь, и цдака — праведность, справедливость. Праведный царь, или Царь правды — так можно было бы перевести его говорящее имя.

И вот этот человек, живущий среди, казалось бы, язычников, как будто в пророческом вдохновении выходит оказать гостеприимство Авраму, благословить его от лица Божия и напомнить, благодаря Кому была одержана эта победа. А Аврам, отдавая должное его служению священника, дает ему десятую часть от всего — как позднее будут делать и его потомки по отношению к левитскому священству.

Франс Франкен Младший. Встреча Авраама и Мелхиседека

Фигура Мелхиседека со временем стала легендарной. Еще дважды он появится на страницах Писания — в псалме (Пс 109:4) и в Послании к Евреям (5–7-я гл.). Главное в этих отрывках — что Грядущий Царь (под которым уже в ветхозаветные времена начали понимать Мессию) будет иметь священство «по чину Мелхиседека». И действительно, наш Господь и царствует, и приносит Великую Жертву. Через Него и мы, как Аврам через Мелхиседека, получаем благословение, укрепляем силы и учимся благословлять Отца. Можно задуматься: кто в вашей жизни — тот Мелхиседек, который свидетельствует, что вы избраны Богом и любимы Им? После завершения чего вам больше всего хочется благословлять Бога? Как вы это делаете, какие слова для этого наиболее подходят?

Но, к сожалению, не только Мелхиседек желает встретить Аврама. Навстречу ему выходит и царь Содома, вероятно, человек совсем иных свойств. Он настолько неинтересен (или, рискнем сказать, отвратителен) священному писателю, что даже имя его не упоминается.

И сказал царь Содомский Авраму: отдай мне людей, а имение возьми себе.

Но Аврам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли,

что даже нитки и ремня от обуви не возьму из всего твоего, чтобы ты не сказал: я обогатил Аврама;

кроме того, что съели отроки, и кроме доли, принадлежащей людям, которые ходили со мною; Анер, Эшкол и Мамрий пусть возьмут свою долю.

Быт 14:21–24

Царь Содомский предлагает разделить добычу — «мне», «тебе». Как будто люди — его собственность, а они с Аврамом — выражаясь современным языком, два «пахана», которые имеют право распоряжаться судьбами… Аврам решительно отвергает такой подход. Он не хочет иметь никаких отношений с этим человеком и участвовать в его предприятиях, схемах. Все-таки имущество — не главное в жизни, и некоторые пути его приобретения совершенно не показаны верующим (ср. Иуд 1:23).

Впрочем, свт. Иоанн Златоуст смотрит на эту сцену более благосклонным оком. По мнению великого любителя Слова Божия, праотец не берет ничего от царя Содомского, как бы говоря ему: «Тот, Кто даровал мне победу, дарует мне и средства к обогащению», —  даже в такой ситуации находя возможность для свидетельства о Боге.

Итак, в этих главах Аврам поднимается на новую ступень праведности — он, по-настоящему кроткий, становится защитником и спасителем.

Вот только сам он не чувствует от этого радости, а за победами приходит и тревога. И Бог отвечает на то, что находится невысказанным в сердце Аврама. Но об этом мы поговорим в следующем материале цикла.

Отвечаем на ваши вопросы.

Лидия С.: А что можно сказать о действительном возрасте Авраама в свете изысканий о месопотамском календаре?

В. С.: В русскоязычном интернете получила распространение гипотеза проф. А. Б. Зубова о том, что, поскольку в Месопотамии новолетия (так называемые акиту) праздновались дважды в году, весной и осенью, то и библейский возраст Авраама и его потомков, считавшийся по новолетиям, нужно делить на два. Как считает Зубов, предания о них бережно хранились, но память об особенностях древнего календаря была утеряна уже к эпохе Моисея, и возраст патриархов стал выглядеть неправдоподобно большим. Сара в таком случае действительно может быть цветущей женщиной на момент взятия ее в гарем (65/2=32,5 года), и легче представить, как не 80-летний, а 40-летний Авраам догоняет захватчиков Лота, ну и, наконец, более правдоподобно выглядят общие годы жизни Авраама (175/2=87,5). Для проф. Зубова это еще одно свидетельство древности этих преданий. Я не нашел в доступных мне источниках подтверждения данной гипотезе, но принципиальных возражений у меня нет.

Чтобы знакомиться с материалами цикла раньше других, можно подписаться на нашу рождественскую рассылку.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle