Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Курбан-байрам: 5 материалов об Исламе и жертвоприношениях

12 сентября 2016 г. мусульмане отмечают свой главный праздник — Курбан-байрам (по-тюркски) или Ид аль-Адха (по-арабски). На русский его название переводится как «праздник жертвоприношения» В эти дни мусульмане вспоминают жертвоприношение Исаака: совершается хадж, активней раздается милостыня, приносятся жертвы. Чудовищное невежество относительно Ислама, и обилие агрессии, которое возникает вокруг мусульман, навели нас на мысль отобрать несколько материалов по этому вопросу. Кроме того, и для нас, христиан, это хорошая возможность подумать: и над историей Авраама и Исаака, и над темой жертвоприношений вообще.



1. Магомет: его жизнь и религиозное учение. Владимир Соловьев

 

Краткое популярное изложение жизни и учения Мухаммеда. Хорошая книга для тех, кто хочет начать знакомство с Исламом. Кроме того, здесь выдающийся философ пытается понять, в чем состоит именно христианское отношение к Исламу.

«Между языческой чувственностью (мед) и христианской духовностью (вино) ислам в самом деле есть здоровое и трезвое молоко: своими общедоступными догматами и удобоисполнимыми заповедями он питает народы, призванные к историческому действию, но еще не доросшие до высших идеалов человечества.

Для арабов и других народов, принявших религию Мухаммеда, она должна стать тем, чем был закон для иудеев и философия для эллинов, – переходной ступенью от языческого натурализма к истинной универсальной культуре, школой спиритуализма и теизма в доступной этим народам начальной педагогической форме».



2. Византийские представления об Исламе. Прот. Иоанн Мейндорф

 

Статья выдающегося православного патролога. Здесь вкратце описаны первые встречи Православия и Ислама и православная реакция на Ислам.

«Между двумя религиями была пропасть, через которую нельзя было перекинуть мост ни пышной полемикой, ни диалектическими аргументами, ни дипломатическими усилиями. Непреодолимое на духовном и богословском уровне, это противостояние с самого начала приняло также форму грандиозной борьбы за господство в мире, так как обе религии претендовали на вселенскую миссию и обе империи — на мировое главенство. По самому своему религиозному замыслу ислам не мог провести различие между «политическим» и «духовным», но и Византия никогда не желала проводить различие между универсальностью Евангелия и имперской универсальностью христианского Рима. Это осложняло взаимопонимание и приводило обе стороны к тому, чтобы в конце концов рассматривать священную войну как нормальный вид отношений между двумя империями».



3. Лекции по истории религии: Ислам. Профессор Андрей Зубов

 

Часть знаменитых лекций профессора Зубова по религиоведению, посвященная Исламу.

«Ислам — самая удивительная для христианина религиозная система. Удивительная, потому что Ислам пришел не просто после христианства, но и потому что Ислам распространился главным образом на землях православного Востока. Долгое время, распространение это объяснялось очень просто — «огнем и мечом». Это не правда».



4. Ислам: весть о Боге, не берущем Крест. Протодиакон Андрей Кураев

 

Глава, посвященная Исламу, из книги Андрея Кураева «Дары и анафемы».

«Нельзя ставить преграду любви, нельзя говорить что вот за этот предел любовь никогда не посмеет перейти. Евангелие отношение Бога к человеку представляет так, что можно сказать, что Бог “обезумел” от любви к человеку. Распятый Творец – это поистине и “соблазн”, и “безумие”. Бог свободен в выборе Своих путей к человеку. Он может являться в громе и молнии. А может – в образе раба и странника».

«“В заплатанном салопе”, а не в окружении легионов Ангелов Бог посетил людей. “С видом чудака” и “пряча” Свою Божественность, Творец оказался Эммануилом (“с-нами-Богом”). Бог действительно слишком отличен от человека – и потому и странен, и чуден. Что ты спрашиваешь об имени Моем? оно чудно (Быт. 32, 29; Суд. 13,18). И нарекут имя Ему: Чудный (Ис. 9, 6).

Да, Божия любовь может подходить к человеку и к нашим грехам ближе, чем это кажется мусульманам, которые в заботе о строгости своего монотеизма стремятся как можно строже противопоставить Творца и мир».



5. Жертвы и жертвоприношения: Григорий Богослов, Владимир Сорокин и Рене Жирар

 

Жертвоприношение — важнейшая часть любой религии, в частности библейской, а рассказ об Аврааме и Исааке — один из центральных в Ветхом Завете. Обе эти темы весьма сложны для понимания, поэтому скажем только две вещи. Исаак не был принесен в жертву, Бог не захотел этого. Христианская жертва, Евхаристия — первично, принципиально бескровная.

Семинары Сорокина — великолепный пример чтения и толкования Писания. Рекомендуем его семинары, посвященные жертвоприношению Исаака — первый и второй.

«Слово на Пасху» свт. Григория Богослова — одно из важнейших догматических сочинений Церкви, посвященное Искуплению. Тема жертвы Христа здесь главная. И вот: величайший восточнохристинаский богослов не знает, кому эта жертва принесена…

Книга «Козел отпущения» Рене Жирара в наиболее краткой и понятной форме излагает его теорию религии и культуры в целом, теорию в которой жертвы занимают главное место. Теория Жирара, конечно, спорная как с антропологической точки зрения, так и с богословской. Но тем не менее, это самая серьезная попытка (из известных мне, конечно) понять жертвоприношение. А факт, из которого исходит Жирар, довольно прост — так прост и очевиден, что его не замечают: в нашем мире (мире, сформированном христианством), нет жертв жертвоприношений, а есть только жертвы преступлений. И это о чем-то да говорит.



Очень хотелось бы избежать темы исламского фундаментализма, но, вероятно, без нее подборка была бы неполной. Я не знаю, правда ли, что мусульманство «виновато» в фундаментализме, ведь религия, которая породила одно из самых просвещенных обществ в истории — Ислам. Может быть, именно современная глобализация рождает фундаментализм, отнюдь не только исламистский.

В любом случае, в общественном сознании они связаны независимо от нашего желания. По этому поводу упомянем книги двух «антиподов». Тема первой, «Кукла и карлик» Жижека, — принципиальный «антифундаментализм» христианства, необходимость спасти христианское наследие для победы над современным капитализмом и его симптомом — фундаментализмом. Вторая, «Между натурализмом и религией» Хабермаса, посвящена двум тенденциям современности: сведение человека к манипулируемому наукой биологическому веществу, с одной стороны, а с другой — возрождение роли религии (в том числе рост религиозного фундаментализма). Жижек и Хабермас — мыслители совершенно разные, но именно мыслители, а не крикуны, паникеры или распускатели нелепых стереотипов, каковых сейчас хватает вокруг любой сложной темы. Чего не хватает — так это именно голоса мысли.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!